Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2006 год

Превышение служебной обороны?..

Колонка главного редактора
В середине восьмидесятых годов прошлого столетия, освещая как корреспондент газеты “На боевом посту” (ныне “Петровка, 38”) XII Всемирный фестиваль молодежи и студентов, я невольно стал свидетелем инцидента, который вполне мог перерасти в международный скандал, если бы не одно обстоятельство...

Случилось это среди бела дня у  стадиона “Динамо”, возле одного из входов на трибуну, где должны были проходить на форум аккредитованные на фестиваль журналисты, в том числе представители иностранных теле- и информагентств. Снимающей и пишущей братии было много. Все выстроились в очередь и с пониманием проходили процедуру досмотра и проверки документов. Проверкой занималось несколько человек в штатском и сержант милиции, который  олицетворял собой настоящего блюстителя правопорядка: косая сажень в плечах, около двух метров роста, улыбчивое, приветливое лицо, неуловимо смахивающее мужественными чертами на известного в ту пору советского киноактера. Когда я уже приближался ко входу на стадион, к сержанту, протиснувшись сквозь толпу, подошел небольшого роста мужчина, внешне похожий на южанина, и, тыча пальцем в аккредитацию, стал что-то бурно доказывать на иностранном языке. Очевидно, у него было не все в порядке с документами. Сотрудник милиции вежливо попросил его отойти в сторонку, чтобы не мешать очереди, и подождать пока недоразумение не уладится с помощью компетентных людей, которых он вызвал по рации. Однако это южанина не охладило, а подействовало на него словно красная тряпка на быка. Он стал хватать сержанта за руки, пытаясь отодвинуть его в сторону и пройти ко входу. Инцидент мгновенно привлек внимание иностранных телеоператоров и фотокоров, которые стали снимать происходящее, предчувствуя “жареное”.

Ощущая повышенное к себе внимание прессы, южанин распоясался вконец, стал хватать милиционера за грудки, пытаясь сорвать с рубашки погоны. Казалось, у советского милиционера были все основания, чтобы повести себя соответствующим образом и приструнить зарвавшегося иностранного репортеришку, который явно провоцировал сержанта на силовые действия. И сержант применил силу. Нет, он не стал заламывать хулигану руку за спину, проводить болевой прием... Он нежно сгреб его одной рукой в охапку, прижав к своей мощной груди так, что не пошевелиться, а другой стал по-дружески похлопывать по плечу и, широко улыбаясь, повторять на ломаном английском: “мир”, “дружба”, “Советский Союз”.

Вот так мирно завершился этот инцидент, который действительно мог обернуться международным скандалом, поведи себя тогда тот самый сержант советской милиции другим образом.
Позже от компетентных сотрудников правоохранительных органов я узнал, что это была заранее продуманная и спланированная провокация одного иностранного информагентства с целью очернить проходящий в Москве международный форум и преподнести информацию о советской действительности в выгодном для себя свете.

За годы журналистской работы я был свидетелем многих неординарных ситуаций, когда сотрудников милиции специально провоцировали на жесткие силовые действия. Много таких ситуаций видел в Москве на стыке распада Советского Союза, во время конфликтов в Нагорном Карабахе, Северной Осетии и Ингушетии, в Чечне. Когда безоружные стражи правопорядка, рискуя собой, выходили наперерез разъяренной толпе, подстрекаемой экстремистами. И, несмотря на это, сглаживали накал страстей, успокаивали людей, решая все мирным путем.

Но именно после того случая у стадиона “Динамо” я понял, что сотрудник милиции по долгу своей службы постоянно балансирует на грани провокации и экстремальных ситуаций. И выйдет ли он победителем, зависит во многом не только от его профессионализма, служебного рвения и боевой подготовки, а прежде всего от его культуры, хладнокровия и выдержки,  интуиции, умения действовать адекватно обстановке.

Право же, сотрудник милиции, обладающий этими качествами, никогда не прибегнет к аргументам силы, доказывая противоположной стороне правомерность своих действий, а если и применит ее, то исключительно в крайнем случае в строгом соответствии с законом.
Валерий КУЛИК

Заметки обозревателя
Владислава  Шурыгина
Как-то на рынке я дружелюбно спросил южанина, почему так много его земляков в Москве. (Создается впечатление, что у них в Армении или Азербайджане вообще города полупустые… Молодые мужчины постоянно в отъезде. На заработках. А на родине живут только престарелые родители, женщины с малыми детьми да подростки, которые только и мечтают уехать в Россию…)

Заметки обозревателяВладислава  ШурыгинаКак-то на рынке я дружелюбно спросил южанина, почему так много его земляков в Москве. (Создается впечатление, что у них в Армении или Азербайджане вообще города полупустые… Молодые мужчины постоянно в отъезде. На заработках. А на родине живут только престарелые родители, женщины с малыми детьми да подростки, которые только и мечтают уехать в Россию…)

 

“Ты, конечно, прав, земляк,.. - ответил кавказец. - Многие уехали… Но как жить, где заработать для семьи деньги? Москва - город богатый. Здесь у людей деньги есть. Товар продать можно. И вещи, и фрукты… А у нас что?”

Он развел руками и улыбнулся белозубой улыбкой. От меня не ускользнуло его обращение ко мне - “земляк”. Не ставшее привычным еще с единого и великого Союза, “дорогой” или “брат”, а это новое - “земляк”!

Конечно, рассуждая философски и глобально,  все мы, живущие на планете Земля, - земляки. Но применительно к нынешней ситуации в стране с мигрантами из бывших союзных республик - вопрос далеко не простой.
    
“Земляков” - мигрантов из бывших союзных республик - у нас в стране очень много. Сколько точно - никто пока не знает. Приблизительность измеряется от сотен тысяч до нескольких миллионов… Одни из них, сменяя друг друга, живут в России “вахтовым методом”, другие, в поисках лучшей доли, стремятся закрепиться в ней на постоянное место жительства. Мигранты в таких сферах жизни, как  строительство, мигранты - в ЖСК, мигранты - в торговле… Обуза они для нас или благо? Вопрос не простой и не однозначный. На то же строительство и в ЖКХ избалованные возможностями  мегаполиса москвичи работать “ни в жисть” не пойдут (их несколькими тысячами не заманишь). Мигранты же, известно, вынуждены быть покладистыми, они согласны и на такие, и на меньшие заработки. Совершенно справедливо считает Михаил Антонцев - депутат Мосгордумы: “Все оборачивается во вред в том случае, когда мигранты живут в неблагоприятных условиях: размещаются в подвалах, две трети заработной платы отдают вымогателям. Тогда средства на пропитание они вынуждены добывать преступным способом”  (газета “Московская среда”). МВД имеет конкретные цифры, более того - растущие проценты преступности, привносимой в нашу жизнь приезжими из соседних стран людьми. Не зря за последнее время принят ряд важных постановлений Правительства России об упорядочении работы  миграционной службы, об ответственности работодателей за прием на работу приезжих россиян и особенно граждан из ближнего и дальнего зарубежья без соответствующего разрешения и оформления.

Поэтому объяснимы рейды сотрудников миграционной службы и милиции по точкам и пунктам, где как раз и находятся мигранты, устроившиеся на работу нелегально или с нарушениями установленного порядка. Успех таких рейдов напрямую зависит от внезапности и энергичности действий, и тут, к сожалению, не всегда можно всерьез рассчитывать на помощь местных милицейских товарищей, территориально курирующих стройки, рынки. А помощь тех, кто знает местную обстановку, очень нужна…

Неприятный инцидент, связанный как раз с такой внезапной проверкой рынка, произошел на последней неделе ноября. Все транслировалось по каналам центрального телевидения. Ощущение тягостное, если не сказать резче.

…Стеклянные двери - судя по всему, служебного входа на рынок. У дверей - в спецформе охранник. Молодой, лет тридцати, мужчина. К нему решительно подходят сотрудники миграционной службы. Охранник загораживает собою вход. Хорошо слышно, как говорит, что ему приказано никого не пускать. (Комментарий за кадром - здесь обменный пункт и вход строго по одному…) Подошедшие представляются и хотят пройти. Охранник не отходит и не пропускает. Один из подошедших показывает ему удостоверение,  другой нервно поясняет, что с ними генерал миграционной службы… Охранник остается на месте. Плотный, молодой сотрудник миграционной службы берет его за грудки, старается отодвинуть. Валит на землю, захватывает рукой за шею, душит… “Отпусти, задушишь!” - хрипит лежащий на земле. Оба поднимаются. У охранника в кровь разбит нос… Его отводят от дверей. (Голос за кадром - против него,  сотрудника охраны, будет возбуждено уголовное дело за то, что препятствовал проходу сотрудников миграционной службы.)

Ощущение от всего увиденного - неприятное… Один, как ему приказано, выполнял свою работу, другой тоже выполнял свою работу и наглядно показал своему генералу, что готов за него и за службу порвать кого угодно, “как Тузик грелку”. И на кого заводить дело за превышение служебных полномочий - большой вопрос. Не должен остаться в стороне и директор рынка, давший противоправное приказание охраннику…

Только все увиденное никак не работает на авторитет миграционной службы. По телевизору показана вовсе не ее решимость, а слабость. Непроработанность вопроса о внезапных проверках. Ведь будь строгий государственный документ, регламентирующий порядок работы в этом деле, будь он доведен до всех, кого касается, - разве посмел бы охранник загораживать дорогу проверяющим и повторять, что ему приказано, что здесь не положено…

Миллионы зрителей видели этот безобразный сюжет. Возможно, видели его и родители того молодого охранника, которому в кровь разбили лицо. Кто-кто, но и они не будут отныне испытывать “теплые чувства” к неласковой столице, где вот так “работают” представители власти.

Другие материалы раздела
На вопросы читателей отвечает специалист
Рубрику ведет начальник Правового департамента МВД России генерал-лейтенант милиции Валерий ЧЕРНИКОВ.
Подробно и прозрачно о “боевых”
Негативную окраску приобретают материалы журналистов, касающиеся темы выплаты “боевых” сотрудникам органов внутренних дел и военнослужащим внутренних войск МВД России. Почему вокруг “боевых” так много слухов?
Из выступления Президента Российской Федерации Владимира Путина
Помнить о прошлом, жить настоящим, думать о будущем
В Москве состоялась встреча министра внутренних дел Российской Федерации генерала армии Рашида Нургалиева с ветеранским активом органов внутренних дел и внутренних войск, посвященная Дню милиции.
Фрунзе воевал с Врангелем и... с пьянством
Михаил Васильевич Фрунзе... Для старшего поколения, “заставшего” Советский Союз, после этих слов можно уже ничего и не добавлять. Со школьной скамьи каждому было известно, что Фрунзе - выдающийся красный полководец Гражданской войны, взявший Перекоп и разгромивший засевшего в Крыму барона Врангеля... Родился в нынешнем Бишкеке в Кыргызстане. Отец, молдаванин по национальности, служил военным фельдшером. Мать - из русских переселенцев Воронежской губернии. В семье пятеро детей. И Михаил, чтобы поддержать близких после смерти отца, учась в гимназии, занимался репетиторством. Закончил гимназию с золотой медалью и поступил в Петербургский политехнический институт. В 1904 году вступил в РСДРП - начались годы профессиональной революционной деятельности. Возглавлял первый в России Совет рабочих Ивано-Вознесенска. Дважды приговаривался к смертной казни, заменяемой каторжными работами (70 суток провел в камере смертников). Бежал. Жил нелегально под чужими фамилиями.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru