Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2006 год

Внутренний спецназ

О том, как строится работа подразделений милицейской контрразведки, каковы приоритеты в их деятельности, наш корреспондент Богдана Лагутина беседует с заместителем начальника Департамента собственной безопасности МВД России генерал-майором милиции Игорем БАРАНОВЫМ.

На работу в эти милицейские подразделения не зазывают рекламные плакаты в автобусах и метро. Сотрудников, обремененных не одним высшим образованием, здесь не меньше, чем в самых интеллектуальных, “беловоротничковых” милицейских службах. Численность же сотрудников этой милицейской профессии соизмерима с количеством психологов в органах внутренних дел, хотя объем и важность выполняемых задач (да простят нас врачеватели душ) все-таки существенно больше. Во многом именно от них зависит, как будет выглядеть милиция завтрашнего дня и удастся ли восстановить пошатнувшееся доверие наших сограждан к человеку с милицейскими погонами на плечах.18 декабря свой день рождения отмечает самая молодая, самая малочисленная и, что там греха таить, самая закрытая милицейская служба - служба собственной безопасности.О том, как строится работа ее подразделений, каковы приоритеты в их деятельности, наш корреспондент Богдана Лагутина беседует с заместителем начальника Департамента собственной безопасности МВД России генерал-майором милиции Игорем БАРАНОВЫМ.


- Игорь Анатольевич! Отношение большинства милиционеров к вашей службе достаточно настороженное, при этом многие из них имеют весьма отдаленное представление о том, чем она занимается. Давайте приоткроем завесу тайны.
- Функции, возложенные на нашу службу, очень многогранны и отнюдь не ограничиваются поиском предателей в милицейских рядах. На сегодняшний день в структуре департамента действует 20 отделов. Конечно, рассказать подробно о задачах и методах работы каждого из них я не могу, но основные направления, на которых сосредоточена деятельность службы собственной безопасности, секретом не являются. Во-первых, это предотвращение попыток внедрения преступного элемента в органы внутренних дел. Во-вторых, то, что стало нашей визитной карточкой: предупреждение, выявление и пресечение преступлений со стороны сотрудников, федеральных государственных служащих, работников органов внутренних дел и ФМС России, борьба с коррупцией в милицейских рядах. И, наконец, третье направление нашей деятельности - обеспечение государственной защиты сотрудников органов внутренних дел и их близких. В оперативно-служебной деятельности департамент подчиняется непосредственно министру внутренних дел.

В связи с постоянно существующей угрозой террористических актов на подразделения собственной безопасности возложена обязанность проверять антитеррористическую защищенность объектов органов внутренних дел. Иногда самостоятельно, иногда совместно с ДГЗИ МВД России мы проводим внезапные проверки помещений и смотрим, как осуществляется пропускной режим, как хранится оружие, насколько личный состав готов адекватно отреагировать на нештатную ситуацию. Каждая подобная проверка выявляет какие-то недостатки, но цель ее - не наказать (хотя за грубые нарушения по головке никто не гладит), а показать руководителям объектов и милицейских подразделений слабые места в системе антитеррористической защиты и устранить их. Лучше эти недостатки выявим мы, нежели злоумышленники.

Наша работа связана с постоянными служебными командировками. Некоторые сотрудники по полгода, а то и больше, вынуждены находиться вне дома, во всех субъектах страны. В течение трех лет посменно наши ребята работают в республиках Северного Кавказа, в Уральском федеральном округе. Министром поставлена задача вести работу по выявлению сотрудников, оказывающих содействие незаконным вооруженным формированиям. Многие сотрудники подразделений собственной безопасности отмечены за эту работу государственными наградами, некоторые, увы, посмертно.

- А какое направление деятельности службы вы считаете приоритетным?
- Госзащиту сотрудников органов внутренних дел. Активизация борьбы с преступностью привела к резкому увеличению количества угроз, поступающих от криминалитета в адрес милиционеров. За последние три года число заявлений от милиционеров об обеспечении государственной защиты увеличилось в полтора раза. 10 апреля текущего года Правительство страны утвердило Государственную программу обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, предусматривающую конкретные меры по улучшению организации государственной защиты. Главная цель предпринимаемых на этом фронте усилий - чтобы обеспечение безопасности милиционеров и их близких было гарантированным.

Около 80 процентов всех обратившихся мы принимаем на госзащиту. Эффективность мер безопасности, которую мы обеспечиваем нашим подзащитным, очень высока, и достигается это благодаря тесному взаимодействию оперативных подразделений органов внутренних дел с другими силовыми структурами, такими, как ФСО, ФСБ и Минобороны. На нашем счету раскрытие множества преступлений, совершенных в отношении сотрудников милиции, и, самое главное, предотвращение подобных преступлений. Это десятки возбужденных уголовных дел по фактам угроз в адрес милиционеров. Угрозоносители привлечены к уголовной ответственности. Кстати, угрозы высказываются не только в адрес рядовых сотрудников, но и в адрес руководителей, причем самого высокого ранга. Так что приходится много ездить по стране и в связи с организацией защиты наших коллег. В последнее время проведено несколько многоходовых операций, связанных с защитой, которые могли бы войти в учебники по оперативно-розыскной деятельности, но рассказать о них подробно я не могу, дабы не раскрыть механизм работы. Эти операции спасли и жизни, и честные имена многих милиционеров.

Кстати, что касается госзащиты, то мы проводим не только практическую работу, но и методическую. Совместно с ВНИИ МВД разрабатываем методические пособия и рассылаем по стране, проводим семинары-совещания, как кустовые, так и по федеральным округам, на которых наши сотрудники обучают коллег из регионов, как планировать и организовывать мероприятия по госзащите. В результате мы добились того, что в каждом отечественном регионе есть сотрудники службы собственной безопасности, ответственные именно за госзащиту.

- Вы сказали, что около 80 процентов заявителей берется на госзащиту. А что же с оставшимися двадцатью? Неужели сотрудники милиции грешат подачей заявлений, не соответствующих действительности?
- Заявлений от сотрудников, в которых говорится о том, что угрожают ему или членам его семьи, поступает очень много. Каждое тщательно изучается, проверяется подлинность фактов угроз. Мы в своей работе ограничены тем, что можем применять меры госзащиты только в тех случаях, когда угрозы сотрудникам милиции связаны с выполнением служебных обязанностей. Если милиционер не поделил с соседом корову, участок или жену (и такое бывает), то это не наша компетенция, поскольку не связано с профессиональной деятельностью. Это конфликты бытовые, и решаться они должны не на уровне службы собственной безопасности. Кстати, с заявлениями, не относящимися к нашей компетенции, обращаются часто, и не столько милиционеры, сколько гражданские. У кого-то поросенок четыре года назад пропал - он решил к нам за помощью обратиться. Таких заявлений очень много.

- И что вы с ними делаете?
- Принимаем и передаем по инстанции. Не принять заявление, каким бы курьезным, на первый взгляд, оно ни казалось, мы не имеем права.

- В течение полутора лет в стране создается четырехуровневая система профилактики правонарушений. Все милицейские службы переориентированы с пресечения преступлений на их упреждение. Какое место в этой единой системе отведено службе собственной безопасности?
- Мы - такая же милицейская служба и действуем в едином оперативном поле. Министром внутренних дел профилактическая работа определена как главный приоритет в работе ОСБ, в связи с чем в настоящее время нами разрабатывается концепция повышения эффективности деятельности подразделений собственной безопасности. Конечно, рассказать подробно обо всех мерах профилактики, предусмотренных этим документом, я не могу - он адресован не широкому кругу читателей. Скажу лишь, что цель прилагаемых усилий - не доводить до того, чтобы нам приходилось привлекать к ответственности сотрудников милиции. Необходимо на ранних стадиях выявлять негативные наклонности сотрудников и стараться наиболее безболезненно их нейтрализовывать (наклонности, разумеется, а не сотрудников): переводить на другие должности, в другие службы и многое другое.

Решено в регионах выделить определенное время для того, чтобы ответственный сотрудник службы собственной безопасности осуществлял прием только сотрудников милиции. Ведь не секрет, что в жизни бывает так, что милицейский коллектив разделен на два лагеря, когда часть личного состава не признает какого-то из руководителей, что может привести к серьезному конфликту. Попытаться урегулировать такие конфликты - одна из наших задач.

Во всех субъектах в местных средствах массовой информации мы сообщили населению номера телефонов наших подразделений, куда можно обращаться с жалобами на неправомерные действия сотрудников милиции. В нынешнем году мы стали выстраивать профилактическую работу системно. Разработали методические рекомендации и разослали их в регионы, взяли на контроль проведение всех профилактических мероприятий на местах. Сотрудники службы собственной безопасности стали регулярно выступать в милицейских коллективах, рассказывать о своей работе. В какой-то степени даже предостерегать.

- А как вы относитесь к практике, заведенной в Татарстане, премировать сотрудников милиции, отказавшихся от взятки, суммой, равной той, что предлагал взяткодатель?
- Думаю, на определенном этапе она полезна. В массовом порядке, конечно, проводить эту идею невозможно - просто денег не хватит. Но создавать прецеденты, показывающие сотрудникам милиции, что можно заработать немалые деньги, не совершая, а пресекая преступления, - это всегда полезно. К сожалению, на местах, особенно молодые сотрудники, получают пока еще не слишком большое жалованье, и соблазн взять деньги, идущие прямо в руки, есть. А придуманная в Татарстане практика подрывает всю систему взяткополучания. Одни будут бояться брать, другие - предлагать. И это тоже очень неплохая профилактика.

- Недавно от одного молодого милиционера, столкнувшегося с нечистоплотностью руководителей, довелось услышать: мол, хотел работать в одной службе, а теперь решил идти в ОСБ, наводить порядок в милиции. Наверное, это не единичный случай, когда милиционеры, особенно молодые, горячие, рвутся к вам в службу, чтобы бороться с коррупцией в милицейских рядах. А насколько сложно стать сотрудником ОСБ? Есть ли какие-то особые требования к кандидатам?
- Безусловно есть, и очень жесткие. Вчерашних выпускников мы не берем, да это было бы и нецелесообразно. Сотрудник ОСБ должен обладать и большим объемом знаний, и серьезным опытом работы, чтобы осуществлять проверки подразделений и руководителей самого разного уровня, вплоть до региональных органов внутренних дел. Минимальное требование, предъявляемое к кандидатам на службу, - пять лет оперативного стажа. Обязательное условие - наличие двух поручителей, которые в письменной форме берут на себя ответственность за честность и добросовестность кандидата. Все претенденты проходят тестирование на полиграфе. В департамент же поступают самые лучшие, самые опытные, самые подготовленные и в оперативном плане, и в методическом, ведь им предстоит не только организовывать необходимую работу, но и помогать другим делать это на местах. Так что попасть к нам на службу нелегко.

Недавно нашей работе придан новый импульс. В соответствии с решениями Всероссийского координационного совещания, состоявшегося в Кремле 21 ноября 2006 года, и поручениями Президента России деятельность подразделений собственной безопасности органов внутренних дел по укреплению законности и борьбе с коррупцией приобретает особое значение.

 

Другие материалы раздела
ВМЕШАТЕЛЬСТВО БЕЗ ПРОИЗВОЛА
Председатель Конституционного Суда Российской Федерации, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Валерий ЗОРЬКИН.
Крыша для топора
Правоохранительные органы стали более бдительными в отношении государственных чиновников и руководителей негосударственных структур в лесной отрасли, злоупотребляющих своими полномочиями.
Льготы северянкам есть
Рубрику ведет начальник Правового департамента МВД России генерал-лейтенант милиции Валерий ЧЕРНИКОВ.
Что ни день, то снова бой…
17 августа 2004 года сотрудники Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу получили страшную весть - в Дагестане погиб один из лучших оперативников за все время существования Управления “Т” майор милиции Александр Грошев. Трудно было поверить в то, что он, десятки раз выходивший победителем в дуэли со смертью, на этот раз не вернется из горячей командировки. Сегодня в кабинете, где было рабочее место Александра, висит его фотография. На полке - граненый стакан, черный хлеб… Александра не просто помнят в управлении. Сослуживцы не говорят о нем в прошедшем времени.
Гражданское сознание - ресурс безопасности
Установить личность преступника, совершившего серию краж дорогих иномарок сразу в нескольких городах страны, стало возможным благодаря бдительности прохожих. В переулке рядом с одним из пензенских гипермаркетов люди обратили внимание на мужчину, который разбил окно припаркованного джипа. Кроме того что вора фактически спугнули, свидетели весьма четко описали его внешность, детально совпадающую с приметами фигуранта, проходящего по делу Главного следственного управления при МВД Республики Татарстан. В результате и татарстанское следствие получило дополнительную информацию, и пензенские розыскники установили лицо по уголовному делу “без личности”.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru