Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2006 год

ВМЕШАТЕЛЬСТВО БЕЗ ПРОИЗВОЛА

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Валерий ЗОРЬКИН.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Валерий ЗОРЬКИН.

 

 

 (Начало в № 35 от 21 сентября и в № 37 от 5 октября 2006 года.)
В Конституционном Суде обжаловалась конституционность положений ст. 9 ФЗ об ОРД. Согласно определениям от 14 июля 1998 года № 86-О и от 6 марта 2001 года № 58-О вопрос о разрешении ограничения конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий рассматривается уполномоченным на то судьей единолично, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении (ч. 1); основанием для судебного решения является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, а перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами (ч. 2); по требованию судьи ему могут (и, как полагают заявители, не обязательно должны) представляться иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативных мероприятий (ч, 3); постановление выдается руководителю, обратившемуся за разрешением, одновременно с возвращением представленных им материалов (ч. 4). По мнению одного из заявителей, эти нормы противоречат Конституции РФ еще и потому, что ст. 9 не предусмотрено открытое разбирательство, участие сторон на основе принципа состязательности и не указан вид судопроизводства. Статья 9 не предусматривает обязательной проверки судьей материалов, послуживших основанием для обращения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Конституционный Суд разъяснил, что, как следует из ст. 9 ФЗ об ОРД, судья не вправе отказать в рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан, но не обязан давать разрешение на проведение оперативно-розыскного мероприятия лишь на основании поступившего к нему представления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, если не приходит к выводу о необходимости такого разрешения, его обоснованности и законности, в том числе с точки зрения требований ст. 1 - 3, 5, 7 и 8 ФЗ об ОРД. В данном случае обязанность обосновать необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий лежит на лицах, обратившихся в суд за разрешением. Поэтому выражение “по требованию судьи ему могут представляться материалы с учетом положения ч. 1 ст. 9 ФЗ об ОРД” означает, что для обоснования своей позиции руководитель, испрашивающий разрешение на проведение оперативно-розыскного мероприятия, связанного с ограничением конституционных прав граждан, может представлять судье (то есть судье можно представлять) все материалы, касающиеся оснований для его проведения, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения мероприятий (ч. 3
ст. 9). При этом надо учесть, что в соответствии с требованиями ст. 9 не только постановление руководителя органа, представляющего в суд материалы для рассмотрения, но и само судебное постановление должно быть мотивированным.

Наделение суда полномочием по осуществлению процедуры независимого одобрения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничениями конституционных прав граждан, не ущемляет эти права, а напротив, создает дополнительную гарантию их защиты. Вместе с тем это не судебное разбирательство и даже не подготовительные действия к судебному заседанию. В данных правоотношениях еще нет сторон, что характерно для уголовного процесса в тех случаях, когда, например, уголовное дело возбуждено по факту и неизвестно, можно ли считать деяние преступлением, кто его совершил или совершает. В процедуре, в которой испрашивается судебное разрешение на проведение оперативно-розыскного мероприятия, проверяемое лицо не является участником процесса и знать о нем не должно. Открытости, гласности и состязательности сторон в этом процессе быть не может, в противном случае негласные по своему характеру оперативно-розыскные мероприятия стали бы просто невозможны, а сама оперативно-розыскная деятельность утратила бы смысл. В то же время оперативно-розыскная деятельность предполагает проведение некоторых мероприятий, таких, как опрос и сбор образцов для сравнительного исследования и гласным путем, на что указано в определении от 9 июня 2005 года № 327-О. Именно поэтому судебное решение выдается органу-инициатору проведения оперативно-розыскных мероприятий и не выдается проверяемому лицу.

Если же лицо, в отношении которого проводятся оперативно-розыскные мероприятия, узнало об этом и полагает, что его права и законные интересы ущемлены, то оно имеет право на обжалование и судебную защиту.

Следовательно, осуществление судебного контроля единолично судьей при рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий допустимо и не является нарушением конституционных прав человека и гражданина.

Устанавливая круг руководителей, правомочных обращаться в суд за разрешением на проведение оперативно-розыскных мероприятий, путем отсылки к ведомственным нормативным актам, ч. 2 ст. 9 ФЗ об ОРД не нарушает прав и свобод граждан, поскольку решение о проведении мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, принимает не руководитель ходатайствующего органа, а суд.

Положение об “уполномоченном судье”, содержащееся в ч. 1 ст. 9 ФЗ об ОРД, во взаимосвязи со ст. 21 Закона РФ “О государственной тайне” означает, что рассматривать соответствующие материалы может только тот судья, который имеет специальный допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. Учитывая, однако, что судьи на период исполнения ими своих полномочий допускаются к сведениям, составляющим государственную тайну, без проведения проверочных мероприятий, предусмотренных ст. 21 названного Закона РФ, следует, что положение ст. 9 ФЗ об ОРД об уполномоченном судье, означавшее необходимость распространения на него требований ст. 21 Закона РФ “О государственной тайне” как условие допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, более не действует и не может применяться судами, другими органами и должностными лицами.

В жалобах оспаривалась конституционность ч. 2 ст. 11 ФЗ об ОРД (определения от 14 июля 1998 года № 86-О, от 4 февраля 1999 года № 18-О), согласно положениям которой результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. По мнению заявителей, эта норма не соответствует ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, согласно которой не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Конституционный Суд подчеркнул, что из оспариваемой нормы вытекает, что собирание, проверка и оценка доказательств возможны лишь в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом. При этом все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Доказательства, полученные с нарушением порядка, установленного УПК, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания всех необходимых обстоятельств при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде.

Следовательно, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований ФЗ об ОРД, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона.

Решение же в каждом отдельном случае вопроса о том, являются ли конкретные материалы, представленные оперативными службами (в том числе аудиозаписи), достоверными и допустимыми и могут ли они с учетом требований уголовно-процессуального закона использоваться в качестве доказательств, относится к ведению судов общей юрисдикции.

Окончание темы в следующем
выпуске страницы “Правовое поле”.

Другие материалы раздела
Крыша для топора
Правоохранительные органы стали более бдительными в отношении государственных чиновников и руководителей негосударственных структур в лесной отрасли, злоупотребляющих своими полномочиями.
Льготы северянкам есть
Рубрику ведет начальник Правового департамента МВД России генерал-лейтенант милиции Валерий ЧЕРНИКОВ.
Что ни день, то снова бой…
17 августа 2004 года сотрудники Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу получили страшную весть - в Дагестане погиб один из лучших оперативников за все время существования Управления “Т” майор милиции Александр Грошев. Трудно было поверить в то, что он, десятки раз выходивший победителем в дуэли со смертью, на этот раз не вернется из горячей командировки. Сегодня в кабинете, где было рабочее место Александра, висит его фотография. На полке - граненый стакан, черный хлеб… Александра не просто помнят в управлении. Сослуживцы не говорят о нем в прошедшем времени.
Гражданское сознание - ресурс безопасности
Установить личность преступника, совершившего серию краж дорогих иномарок сразу в нескольких городах страны, стало возможным благодаря бдительности прохожих. В переулке рядом с одним из пензенских гипермаркетов люди обратили внимание на мужчину, который разбил окно припаркованного джипа. Кроме того что вора фактически спугнули, свидетели весьма четко описали его внешность, детально совпадающую с приметами фигуранта, проходящего по делу Главного следственного управления при МВД Республики Татарстан. В результате и татарстанское следствие получило дополнительную информацию, и пензенские розыскники установили лицо по уголовному делу “без личности”.
ВИРУС "АЛЬ-КАИДЫ"
Нет никаких сомнений в том, что незаконная миграция - это фактор террористической опасности. Именно поэтому миграция - проблема не национальная, а глобальная, и все страны, включая развивающиеся, должны принимать участие в ее решении.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru