Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2006 год

Вмешательство без произвола

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации,
заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Валерий ЗОРЬКИН.

Компетентно

(Окончание. Начало в № 35 от 21 сентября, № 37 от 5 октября и в № 40 от 26 октября 2006 года.)Конституционный Суд в определении от 4 февраля 1999 года № 18-О не согласился с утверждением заявителей о том, что возможность проводить оперативно-розыскные мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан, до возбуждения уголовного дела превращает судебный контроль за этим видом деятельности в формальность.
По смыслу ст. 23 (ч. 1) и 25 Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. 10, 11 (ч. 1),
15 (ч. 1 и 2), 18, 118 (ч. 1),
120 и 126 суд, действуя непосредственно в силу требований указанных статей Конституции РФ и решая при этом задачи уголовно-правового характера, наделен полномочием по осуществлению процедуры независимого разрешения вопроса о проведении оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничениями конституционных прав граждан, что, как уже отмечено, не ущемляет этих прав, а создает дополнительную гарантию их защиты. Суд не может дать разрешение на ограничение конституционных прав, если не приходит к выводу о необходимости такого ограничения, его обоснованности и законности, в том числе с точки зрения требований ст. 1 - 3, 5, 7 и 8 ФЗ об ОРД.

Если заявители считают, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению их прав и свобод, они вправе, как указано выше, в порядке ст. 5 ФЗ об ОРД обжаловать эти действия в вышестоящем органе, осуществляющем оперативно-розыскную деятельность, прокуратуре или в суде

Конституционным Судом рассматривалась жалоба, оспаривающая конституционность положений ст. 10 ФЗ об ОРД (определение от 14 июля 1998 года № 86-О), ее ч. 1 и 2, которые предоставляют возможность органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета в целях собирания и систематизации сведений; ч. 3, согласно которой факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод, а также законных интересов человека и гражданина; ч. 4,
согласно которой дело оперативного учета прекращается в случаях решения конкретных задач оперативно-розыскной деятельности, предусмотренных ст. 2 ФЗ об ОРД, и установления обстоятельств, свидетельствующих об объективной невозможности решения этих задач. По мнению заявителя, данная статья является неконституционной в силу отсутствия в ней положения, ограничивающего сроки проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Судом отмечено, что из приведенных положений ст. 10
в системной связи со ст. 2 и 7 ФЗ об ОРД, в которых определены задачи оперативно-розыскной деятельности и основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, следует, что в них идет речь о собирании и систематизации не “любых сведений”, как полагает заявитель, а лишь тех, которые являются основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий и связаны с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, с осуществлением розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших, с добыванием информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Что касается распространения оперативно-розыскных мероприятий на вступающих в контакты с лицом, в отношении которого осуществляются эти мероприятия, то оно допустимо постольку, поскольку задача оперативно-розыскных мероприятий заключается в установлении преступных связей проверяемого лица.

Статья 10 регламентирует сбор, хранение и использование сведений (информации), касающихся преступного деяния. Преступное деяние не относится к сфере частной жизни лица, сведения о которой не допускается собирать, хранить, использовать и распространять без его согласия, а потому проведение таких мероприятий не может рассматриваться как нарушение конституционных прав, предусмотренных ст. 24 Конституции РФ.

Добывание сведений (информации), касающихся преступного деяния, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав на неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, возможно лишь по судебному решению, что следует из ст. 8 и 9 ФЗ об ОРД. Поэтому ч. 3 ст. 10 является одной из гарантий конституционных прав граждан - заведение дела оперативного учета не дает оснований проводить оперативные мероприятия, ограничивающие конституционные права граждан, с нарушением требований Конституции РФ и федерального закона.

Из ч. 4 ст. 10 во взаимосвязи с ч. 2 этой статьи, а также со
ст. 2 и подп. 1 п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД следует, что если сведения, на основании которых заведено дело предварительной оперативной проверки и проводятся оперативно-розыскные мероприятия, не подтвердились, то проверка прекращается, равно как подлежит прекращению и дело оперативного учета. Что касается оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничениями конституционных прав и свобод, предусмотренных
ст. 23 (ч. 2) и 25 Конституции РФ, то в соответствии с ч. 5
ст. 9 комментируемого ФЗ срок их проведения определяется судом и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом судебном постановлении. При необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Конституционный Суд определил правовые позиции также при рассмотрении жалоб, оспаривающих конституционность отдельных положений ст. 12 ФЗ об ОРД (определения от 14 июля 1998 года
№ 86-О, от 6 марта 2001 года № 58-О).

Из положения ч. 1 ст. 12, согласно которому сведения о результатах оперативно-розыскной деятельности составляют государственную тайну, во взаимосвязи с положениями ст. 2, 5, 6, 7 и 10 ФЗ об ОРД и ст. 2, 5 (п. 4), 6 и 7 Закона РФ “О государственной тайне”, следует, что таковыми являются сведения, полученные в связи с предусмотренными ФЗ об ОРД основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе данные о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, добытые оперативно-розыскным путем в рамках конкретного дела оперативного учета и зафиксированные в оперативно-служебных материалах. Сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию.

Следовательно, не подлежат засекречиванию и сведения о нарушении прав конкретных лиц при заведении дела оперативного учета или при проведении в отношении их оперативно-розыскных мероприятий. Подобные сведения, если они имели место, могут быть истребованы от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, а факт отказа - обжалован в судебном порядке. Статья 12 не может служить основанием и для отказа лицу в возможности ознакомления с полученными в результате оперативно-розыскной деятельности сведениями, непосредственно затрагивающими его права и свободы, но не относящимися к выполнению задач оперативно-розыскной деятельности и не связанными с предусмотренными федеральным законом основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Не нарушаются конституционные права и свободы лиц, в том числе право на обжалование и судебную защиту, и
ч. 3 ст. 12, согласно которой судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его принятия, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Данное судебное решение не может быть в этой стадии обжаловано лицом, в отношении которого оно вынесено, поскольку оперативно-розыскные мероприятия носят негласный характер. Если же лицу стало известно об их проведении, то оно вправе в порядке ст. 5 ФЗ об ОРД обжаловать действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обоснованность заведения дела оперативного учета и проведение оперативных мероприятий, в том числе и тех, которые осуществляются с санкции суда.

Часть 4 ст. 12 ФЗ об ОРД определяет круг органов и должностных лиц, которым можно представлять (то есть они вправе получать) материалы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности (орган дознания, следователь, судья, другие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность), в порядке и случаях, установленных ФЗ об ОРД. Оспариваемая норма, которую следует рассматривать во взаимосвязи с другими его нормами, регулирующими права и обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также прокуратуры и суда, не может служить основанием для отказа предоставить суду материалы в порядке ст. 5 ФЗ об ОРД и, следовательно, конституционные права лиц ею не нарушаются.

Другие материалы раздела
"ОДНОРУКИЕ БАНДИТЫ" НЕ ПЛАТЯТ НАЛОГОВ
По данным Управления Федеральной налоговой службы, на территории Калужской области осуществляют предпринимательскую деятельность в сфере игорного бизнеса 59 лицензиатов, функционируют более двух тысяч игровых автоматов. Часть выручки от их деятельности поступает в областной бюджет. Но не все предприниматели стремятся вести дела по закону. К тем, кто занимается игорным бизнесом без регистрации, принимает меры милиция.
Что положено семьям погибших
Предлагаемая консультация включает самые актуальные вопросы, прозвучавшие на недавней встрече вдов с главой МВД России.
Экскурсия в ОМОН
“Никто кроме нас! Где ОМОН - там победа!” - именно такой девиз красуется на одном из стендов Таганрогского ОМОНа. И это не для красного словца. Доблесть и мужество его бойцов бесспорны. Восемьдесят два сотрудника награждены орденами Мужества, пятьдесят девять - медалями ордена “За заслуги перед Отечеством”, более ста двадцати - медалями “За отвагу”.
А цветы преподнес проигравший
Светлана Бикулова родилась в Башкирии, в Белебеевском районе. Семья переехала в Татарстан, в Набережные Челны, строить Камский автозавод. Каких только нет профессий в семье Бикуловых: папа - строитель, мама - повар, старшая сестра - педагог, брат - продолжатель отцовского дела, плотник. Светлана же окончила Камский юридический колледж и стала милиционером. Стажировалась как участковый инспектор, к самостоятельной работе приступила в качестве дознавателя.
ОТДЫХАТЬ НЕ ИМЕЮ ПРАВА
Терроризм, существование бандподполья, к сожалению, стали для Дагестана печальной реальностью. На острие противостояния с этим злом находятся сотрудники МВД республики: проводят спецоперации, задерживают или уничтожают бандитов и, как ни горько, несут потери. Об этом рассказывает нашему корреспонденту первое лицо - министр внутренних дел Республики Дагестан генерал-лейтенант милиции Адильгерей Магомедтагиров.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru