Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Кафедра жуликов

Рассказ-быль

Рассказ-быль
С
емен чувствовал себя прекрасно: еще бы, сегодня, ни с того ни с сего, получил на халяву аж две бутылки водки. А делов-то всего - сходил с каким-то мужиком в салон сотовой связи, протянул паспорт симпатичной девахе, та что-то поколдовала и протянула ему коробку с новеньким мобильным телефоном. Правда, мужик тот телефон себе забрал, а его в ближайшем гастрономе горячительным отоварил и шмат колбасы презентовал. Семен сидел с дружками под “грибком” на детской площадке и думал о том, что все-таки прогадал. За то, что мужик оформил телефон на его имя, надо было три пузыря с него содрать. Впрочем, дурные мысли эти после первых двух стаканов пропали. Халява есть халява.

Кошка жалобно замяукала, как будто бы понимала, что скоро ее ожидает нечто неприятное. “Вот ведь шельма, - подумала Клара Ивановна, - чувствует, что предстоит расставание”. Она взяла кошку на руки и, успокаивающе поглаживая ее пушистую спину, пошла к креслу.

- Ты не переживай. Не переживай. Я ненадолго. Ну на месяц, от силы на парочку, и опять к тебе вернусь. Хорошо? - произнесла Клара Ивановна, продолжая одной рукой гладить кошачью спину, а другой перелистывать страницы газеты. Ей было безумно жаль расставаться, хотя и ненадолго, с единственным существом, обитавшим в ее двухкомнатной квартире вот уже на протяжении семи лет. Семь лет назад муж ее, Яков Сергеевич Карпов, ведущий инженер одного из НИИ, скоропостижно скончался. Не выдержало сердце. Все удивлялись: как это так? Здоровенный мужик. Сравнительно молодой (тогда ему стукнуло пятьдесят), никогда в жизни не пил (ну за исключением рюмки-другой в честь праздника), не курил (с сигаретой в руках она его вообще ни разу не видела), практически не болел и вдруг скончался. Удивлялись все, но не она. Она, прожившая с ним без малого тридцать лет, прекрасно понимала, что умер Яков Сергеевич не своей смертью. Его убили. Убили откровенно, жестоко и цинично. Первую рану нанесла внезапно свалившаяся на их головы нищета. Вторую - чубайсовская приватизация, которая превратила их НИИ в базар, в ярмарку. Сам Карпов, с огромнейшим опытом работы, с тридцатилетним трудовым стажем, внезапно оказался никому не нужным. Так что она точно знала, кто является убийцей ее мужа - система. Система, пришедшая к власти в результате развала СССР. Только она была в ответе за ее горе.

Дочка их, Наталья, в конце восьмидесятых после института уехала по распределению на Дальний Восток. И вот совсем недавно, около года назад, получила Клара Ивановна очередное письмо от дочери из далекого Хабаровска. Писала дочь, что встретила молодого человека, морского офицера, разведенного, который служил на Амуре. Он предложил ей руку и сердце. Дочка приглашала на свадьбу. Очень хотела Клара Ивановна поехать, посмотреть на избранника Наташкиного, на то, как они устроились, но, поинтересовавшись ценами на авиабилеты, ограничилась поздравительной телеграммой. Письма от дочери стали приходить все чаще и чаще. А месяца три назад, открыв почтовый ящик, Клара Ивановна обнаружила, что обратный адрес и штемпель на конверте не дальневосточные, а новороссийские. Оказалось, что Павел (так звали зятя) получил повышение по службе и перевелся в Новороссийск. Но даже не эта новость обрадовала пожилую женщину больше всего, а то, что Наташка в ближайшее время готовится стать матерью. В конце письма молодожены приглашали ее в гости (кстати, зять обещал оплатить расходы на поездку).

Окончательное решение о поездке к дочери она приняла неделю назад.

Проблема была лишь в одном: что делать с квартирой? Как-то жалко было вот так просто оставлять пустую жилплощадь почти в самом центре Москвы. Насчет Маркизы она уже договорилась с соседкой. Анастасия, та самая соседка, которая взялась приютить Маркизу на пару месяцев, и посоветовала ей сдать жилье, благо желающих снять жилплощадь в Москве предостаточно. Оставалось дело за малым: найти достойных квартирантов. Брать в дом абы кого Клара Ивановна боялась: а вдруг наркоманы какие-нибудь вселятся или проститутки, или еще хуже - киллеры?

Кошка Маркиза совсем успокоилась. Клара Ивановна автоматически продолжала поглаживать ее пушистую спину, не отвлекаясь от газетных страниц. Вдруг рука ее замерла. Взор Клары Ивановны остановился на очередном объявлении, которое гласило: “Супружеская пара снимет квартиру на непродолжительное время”. Супруги, называвшие себя интеллигентами, обещали чистоту и своевременную оплату. Клара Ивановна оторвала руку от спины кошки, взяла ручку и подчеркнула понравившееся ей объявление.

Варвара Степановна устроилась на работу. Ей повезло неслыханно. Пенсии чертовски не хватало, и она решилась дать объявление о том, что ищет надомную работу. Желательно секретарем на телефоне. Было несколько звонков от различных фирм, но пока пришел на беседу только один человек - мужчина лет пятидесяти. Он предложил пятьсот рублей в неделю! Работенка предстояла не пыльная: если зазвонит телефон, она должна была ответить одной фразой: “Кафедра вычислительной техники и автоматизации”. Мужчина предупредил, что могут спрашивать его, на что она должна была многозначительно, как-нибудь посолиднее, дать понять, что его сейчас нет на месте. Работодателя вполне устраивали такие варианты, как “на лекции”, “на консультации”, “у декана”, “на ученом совете”. Аванс в сумме пятисот рублей Варвара Степановна положила в кошелек, а визитную карточку нанимателя рядом с телефоном.

Он и она производили весьма приятное впечатление. Мужчине было около пятидесяти, ей, видимо, чуточку поменьше. Он носил короткую аккуратную бородку и очки в металлической оправе. Она была одета со вкусом, и от нее пахло дорогими духами. Он представился Сергеем Сергеевичем, она - Маргаритой Львовной. Он был очень воспитан и вежлив, она - обаятельна. После того как супруги осмотрели квартиру, Клара Ивановна пригласила их почаевничать на кухне, а заодно и договориться об условиях сделки. Ей понравилось, что ни он, ни она не стали отнекиваться, ломаться, а сразу же поддержали ее предложение. В этот момент в кармане посетителя затренькал мобильный, и он, извинившись, поднес его к уху. Клара Ивановна прислушалась к тому, о чем говорил Сергей Сергеевич. Ей и это понравилось. Будущий квартирант говорил о предстоящих экзаменах по какой-то дисциплине. Он распек, правда, весьма корректно, своего невидимого собеседника за слабоватый курсовой проект, покритиковал какую-то статью, опубликованную в каком-то научном журнале, и пригласил нерадивого автора курсовика на консультацию. Кларе Ивановне стало понятно, что Сергей Сергеевич ученый, что преподает он в каком-то техническом вузе и, судя по всему, любим студентами.

- Сережа заведует кафедрой в Бауманском, и сейчас у него сессия в разгаре, - шепнула на ухо Кларе Ивановне Маргарита Львовна.

- А вы тоже преподаете? - повернулась Клара Ивановна к собеседнице.

- Да, только на другой кафедре, но я всего лишь кандидат наук, а Сережа докторскую защитил лет семь назад.

Потом они пили чай с вареньем, критиковали президентские реформы, которые меньшинство обогатили, а большинство разорили, похвалили Лужкова за бурное строительство в городе, дружно прокляли Чубайса и его ваучеры. Супруги удовлетворили любопытство Клары Ивановны и ответили на вопрос о том, что заставило их вдруг снимать квартиру на столь непродолжительный период. Оказалось, что сын их недавно женился. На свадьбу супружеская чета подарила молодоженам двухкомнатную квартиру в Ясеневе, но вот беда - ремонт там еще не закончен, а посему они решили предоставить молодым на медовый месяц родительские апартаменты.

Прощаясь в прихожей, Клара Ивановна, покраснев и несколько раз извинившись, все же попросила супругов показать их паспорта, заявив при этом, что она им верит, но время такое... Они не отказались. Паспорта оказались в порядке. И в том и другом документе были штампы с московской пропиской (или регистрацией - по-новому), а также отметки о заключении брака. Уже переступив порог, Сергей Сергеевич оглянулся и, хлопнув себя по лбу, извинился за рассеянность. Он засунул руку в карман и через секунду протянул Кларе Ивановне визитную карточку, в которой черным по белому были написаны все его внушительные регалии и номера телефонов. Визитная карточка впечатляла. Через полчаса после ухода визитеров Клара Ивановна сняла трубку телефона и набрала номер. “Кафедра”, - ответили на том конце провода.

Клара Ивановна возвращалась в Москву в прекрасном настроении. Еще бы, дочь наконец-то родила ей прелестного внука. Мальчишка был поразительно похож на своего отца - Наташкиного мужа, который даже понравился. Он производил впечатление надежного, серьезного мужчины. Радовало Клару Ивановну и то обстоятельство, что имел зять свою жилплощадь в Новороссийске, доставшуюся ему после смерти матери. Да и сам город показался интересным. Не Москва, конечно, но и не какое-нибудь захолустье. Более того, она намекнула им, что со временем готова поменяться с ними жильем. А что? Идея провести остаток жизни на Черноморском побережье ей понравилась, а молодые с удовольствием в столице поживут до ее смерти, а к ней на юг будут в летние отпуска приезжать. Дочь и зять, наверное, были рады ее пребыванию, оба благодарили за помощь, уговаривали погостить еще месяцок. Но ей не хотелось надоедать им своим присутствием. Да и по Москве она соскучилась, и, конечно же, волновала ее квартира. Людям-то она порядочным сдала, ученые все-таки. Но вдруг наговорят по межгороду на внушительную сумму? А вдруг еще что-то? Впрочем, другого ничего у таких людей быть не могло.

- Посмотрите еще раз внимательно, Клара Ивановна, ничего не пропало из квартиры? - голос этого немолодого и грузноватого офицера милиции она воспринимала как-то отрешенно, как будто находилась в другом пространстве, а не в собственной квартире.

- Вроде бы все на месте. Да и красть-то у меня нечего было. Серебро только, но я посмотрела. Все ложки и вилки целы. Телевизор на месте. Шкаф стоит, - ответила с дрожью в голосе Клара Ивановна и присела на одиноко стоящий возле окна стул.

- Ну вот и хорошо, - произнес участковый и что-то записал в протокол. Через минуту он встал, подошел к хозяйке квартиры и положил перед ней документ. - Прочтите и подпишите, пожалуйста, вот здесь, - пальцем он указал место, где она должна была расписаться.
Клара Ивановна поставила в указанном месте подпись и, вытерев платочком слезу, спросила у участкового:

- А они действительно серьезные бандиты?

- Да успокойтесь, Клара Ивановна, успокойтесь. Никакие они не бандиты, а просто мошенники, - участковый заулыбался, и от его улыбки Кларе Ивановне сразу стало как-то легче. - Не переживайте. Поймаем мы их. Поймаем и под суд отдадим. Это лишь вопрос времени.

- А все-таки расскажите, что же они наделали, - робко попросила Клара Ивановна милиционера. - А то я так ничего и не знаю толком-то.

- Они просто начали сдавать вашу квартиру другим квартирантам. Дали объявление в газете, что, мол, сдается квартира в центре. Желающих, сами понимаете, предостаточно. Мошенники приглашали их на смотрины, причем каждому потенциальному клиенту назначалось разное время. Люди приходили. Квартира им нравилась. О цене договаривались быстро, тем более что ваши постояльцы астрономических сумм не заламывали. С кем-то договаривались на месяц, с другими - на полгода, с третьими - на год. Скольких людей надули Сергей Сергеевич и его сообщница, мы пока точно не знаем, наверное, человек пятнадцать. На сегодняшний момент к нам поступило девять заявлений от пострадавших.

После того как клиент осматривал квартиру и соглашался въехать в нее, Сергей Сергеевич предлагал ему ключи, которые тут же опробовались. Дверь легко открывалась, и мошенник брал предоплату за месяц, а то и за два. Правда, Сергей Сергеевич просил платить не с этого дня, а с послезавтрашнего, так как ему, мол, еще пару дней здесь пожить надо. Люди соглашались. Еще бы, цена смешная за двухкомнатную квартиру со всеми удобствами, да к тому же в центре. Те, у кого денег не было с собой, соглашались съездить за ними. И ехали, и привозили. Правда, привозили не на квартиру, так как Сергей Сергеевич уже другого клиента разводил, жертва приезжала в условленное место, на станцию метро, например. На встречу приезжала “жена ответственного квартиросъемщика”, то есть Маргарита Львовна. Она передавала в руки доверчивого квартиранта ключи от квартиры, а взамен получала наличные. А потом произошло вот что. Въехал в квартиру некий гражданин Н. Привез мебель, телевизор. И уехал по своим делам. Примерно через час сюда же привез свои шмотки другой молодой человек. Назовем его К. Но не успел К. бутылочку пива открыть, как дверь кто-то своим ключом открывает. К. подумал, что это хозяин квартиры за чем-то вернулся, а в комнату молодая девица заходит. Только они начали отношения выяснять, как в квартиру еще семья военного, слушателя академии, въезжает с контейнером, ребенком годовалым и горшками. К вечеру набралось еще несколько квартиросъемщиков. “Ученого” же и его “супруги” уже и след простыл. Но самое любопытное не в этом. А в том, что никто из потерпевших - подчеркиваю: никто! - даже в паспорта мошенников не заглянул, ни одной бумаги, ордера или свидетельства о приватизации так и не спросил. Никто не сходил в ЖЭК или ко мне - участковому - и не поинтересовался: а действительно ли квартира этому Сергею Сергеевичу принадлежит и может ли он ею распоряжаться? Вот так бывает в жизни. Ну ладно, я пошел. А вы, Клара Ивановна, замок на всякий случай смените и историю сию на ус намотайте.

- А они на самом деле были супругами? - подала голос соседка Анастасия, та самая, что приютила кошку Маркизу. Соседка находилась здесь в качестве понятой.

- Не знаем пока, - ответил участковый, - скорее всего нет. Просто подельники, сообщники то есть, но может быть, и супруги. Недаром ведь говорят, что муж и жена - одна сатана. Эта поговорка подходит к данному случаю, как никакая другая.

С этими словами участковый встал и, откозыряв, направился к выходу. Клара Ивановна уткнулась лицом в подушку и зарыдала.

Евгений КАТЫШЕВ

Другие материалы раздела
Имам Шамиль называл его “звездой князей”
Эх! Об этом бы человеке писать любовно-романтические эссе! Посвящать сонеты, воспевающие верность даме сердца, слову!
Хроники атакующего ОМОНа
Тысячи российских милиционеров приняли участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе. В пылающей Чечне восстанавливали конституционный порядок и московские омоновцы. Сводный отряд ОМОНа до сих пор находится в республике.
Псковский форпост России
В райотдел въехала на лыжах
Без преувеличения скажем - трудно себе представить Совет ветеранов центрального аппарата МВД России без Тамары Степановны Щербаковой.
...А потехе – душу
Эти удивительные женщины трудятся в нашей редакции много лет. По роду деятельности они не носят погоны,..
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru