Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Крапленые карты Фемиды?

В последнее время очень часто милиционеры, попавшие в ситуацию, когда требуется применить силу к нарушителям порядка и закона, попадают в цепкие руки правоохранителей, которые, похоже, забывают - с чем, против чего борется милиционер,..

В последнее время очень часто милиционеры, попавшие в ситуацию, когда требуется применить силу к нарушителям порядка и закона, попадают в цепкие руки правоохранителей, которые, похоже, забывают - с чем, против чего борется милиционер, что он предотвращает, и однозначно заменяют все только на то, как он задерживал, предотвращал… Дотрагивался ли он до нарушителя, поцарапал ли наручниками запястья его рук, применил ли в схватке с нарушителем резиновую палку и так далее. И тогда сотруднику милиции приходится месяцами и во всех судебных инстанциях доказывать свою правоту.

Удар ниже пояса
В суде города Копейска Челябинской области расследовалось уголовное дело по статье об умышленном причинении вреда средней тяжести милиционером Николаем Тимофеевым здоровью охранника частного предприятия Саматова Р.М. Первый утверждал, что он действовал в состоянии необходимой обороны, второй, напротив, что милиционер, отняв у него металлический гвоздодер, умышленно нанес этим предметом ему (Саматову) удар по ноге, чем причинил вред здоровью… Вместе с тем и Тимофеев обратился в суд со встречным иском. Только ему в возбуждении уголовного дела против Саматова было отказано, потому как инициатором конфликта и нападающим себя Саматов не признавал и (лучшая защита - нападение) много месяцев упорно продолжал требовать наказания милиционера… Уголовное дело против Тимофеева в течение двух лет то приостанавливалось, то снова возобновлялось.

Но вдруг случилось нечто! Произошло... так и хочется сказать “исключение из правил”. Прокурор Челябинской области государственный советник юстиции 2-го класса А.П. Войтович в августе 2006 года издал приказ о привлечении к ответственности группы прокурорских работников.

Сразу оговоримся, что все произошло не по местной инициативе. В Генеральную прокуратуру РФ в интересах Николая Тимофеева обратился с депутатским запросом заместитель председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Владимир Жириновский. Расследование того, как велось уголовное дело № 866099 по обвинению участкового капитана милиции Николая Тимофеева показало, что велось оно “…с грубыми нарушениями закона. Следователями, в производстве которых находилось данное уголовное дело, допускалась волокита, доводы стороны защиты должным образом не проверялись, безосновательно были оставлены без внимания… Проверка в рамках уголовного дела проведена неполно, не дана оценка данным, имеющимся в деле, об оскорблении Саматовым Тимофеева нецензурной бранью, воспринимали ли Саматов и другие работники ОАО “Челябинская угольная компания” Тимофеева как сотрудника милиции и представителя власти… Принявший дело к своему производству следователь (называется фамилия, инициалы. - Авт.) не исследовал вопрос, находился ли Тимофеев в момент конфликта с Саматовым при исполнении служебных обязанностей. Следователем проигнорированы показания Тимофеева и показания других допрошенных лиц о нахождении сотрудников милиции на территории ОАО “ЧУК” в связи со служебной деятельностью”. Последнюю фразу надо бы выделить жирным шрифтом. Слишком уж часто в уголовных делах, заведенных на милиционеров, их собственные показания и показания их коллег по работе остаются “за бортом”, они не вписываются в русло, намеченное следствием. Все они, дескать, лица заинтересованные.

Цитировать приказ прокурора Челябинской области хотелось бы полностью. Особенно в части нарушений прокурорских работников. Настолько они, эти нарушения, характерны при рассмотрении уголовных дел на сотрудников милиции.

Далее в документе идет раздача взысканий и выражение недовольства теми, кто того, по мнению облпрокурора, был достоин. Следователю прокуратуры, ведшему дело, прокурору города и его заму за то, что “принизили требовательность” к своим подчиненным, “не пресекли”, “своевременно не отменили незаконные и необоснованные процессуальные решения”. И в итоге раздали прокурорским работникам: кому замечание, кому выговор, кого-то премии лишили за квартал… Но главное, все то, что было признано и отмечено в приказе, должно было бы в корне повлиять на судьбу капитана милиции Николая Николаевича Трофимова. Был признан явный брак в работе прокуроров и судей. Только могли ли с этим смириться те, кто привык быть вне подозрений и ошибок? Как оказалось, не смогли!

В течение двух с лишним лет, пока расследовалось то уголовное дело, должностные лица прокуратуры города Копейска усматривали в действиях Тимофеева лишь признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК, но после того, как допустившие брак и халатность были справедливо наказаны, они “вдруг прозрели” и квалифицировали действия Тимофеева по ст. 286 - как превышение служебных полномочий! И новое следствие энергично двинулось в этом новом направлении. “Злонамеренно ударенный гвоздодером Саматов” неутомимо слал жалобы и заявления во все инстанции. Его не устраивало постановление об отмене уголовного дела в отношении милиционера Тимофеева. Похоже, не устраивало это постановление и прокурорских работников. Здесь, как говорится, устремления и цели совпали. И на каком-то этапе родилось даже некое “соломоново решение”, то есть такое, которое устроило бы все стороны. И прокурорские работники поддержат честь своего мундира, и Саматов угомонится, и милиционер Тимофеев... Так что же в данном случае выиграет Тимофеев? Вот как сам он объясняет ситуацию: “Принятое в прокуратуре Челябинской области решение свидетельствовало об одном - об отсутствии у них желания установить истину. Вместо этого мне в личной беседе должностные лица рекомендовали примириться с Саматовым в суде и таким образом обеспечить возможность продолжения службы в органах внутренних дел. И опять же, заметьте, примириться в суде! Не в ходе их нового предварительного следствия, а именно в суде, чтобы им можно было отчитаться об очередном направленном в суд деле. Как говорится, “срубить палку”. Даже на таком беззаконном деле. Тут и Саматов будет доволен - дело-то рассматривается в суде, и СМИ могут расписать очередного “оборотня в погонах”. А как же законность? А совесть-то где? Куда делось мое заявление о покушении на сотрудника милиции - это во-первых, а во-вторых, Саматов, поняв, что интересы следствия совпали с его интересами, объявил мне, что он готов примириться со мной за двести пятьдесят тысяч рублей”.

Не с того боку - так с другого!
Тимофеев совету о “примирении” не внял и сразу же почувствовал жесткую руку прокуратуры. Было подано ходатайство об избрании в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу. С заключением под стражу ничего не вышло. Не вышло ничего и с отстранением Тимофеева от исполнения обязанностей…

“Началась новая осада и настоящая травля. Иначе все, что происходит, назвать нельзя”, - так заявляет адвокат Шундяев, защищающий Тимофеева.

И грянул новый суд. Разумеется, в новом составе. Суд велся напористо и энергично. 2 октября 2006 года Николаю Тимофееву был вынесен обвинительный приговор - назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года с лишением права занимать должности в органах власти сроком на 3 года. Меру наказания считать условной с испытательным сроком
3 года, обязав Тимофеева в течение испытательного срока не менять постоянного места жительства. Взыскать с Тимофеева в пользу потерпевшего Саматова 26534 рубля 25 копеек в счет возмещения материального ущерба и 30000 рублей в счет морального вреда.

Но при всем при этом никуда не деться от занесенных в тот приговор строк о Николае Тимофееве: “…Ранее не судим, исключительно положительно характеризуется в быту и по месту работы. К смягчающим обстоятельствам суд относит наличие на иждивении у Тимофеева Н.Н. малолетнего ребенка, неправомерное поведение потерпевшего (выделено мной. - Авт.)”. В приговоре же это “неправомерное поведение потерпевшего” написано, разумеется, вне логики, стоит сразу же после текста, относящегося к Тимофееву. Впрочем, у тех, кто так написал, своя логика была - создать видимость объективности и одновременно запрятать в текст, относящийся к Тимофееву, компрометирующие Саматова факты!

А суть конфликта и оно, это “неправомерное поведение потерпевшего”, тоже запрятано в судебных документах и в тексте приговора!

“Тимофеев Н.Н. в ночь с 22 на 23 октября 2003 года, являясь должностным лицом и, согласно приказу начальника УВД города Копейска, находясь при исполнении своих служебных обязанностей в форменной одежде сотрудника милиции, совместно со старшим оперативной группы ОАО “Челябинская угольная компания” Шаровым В.В. приехал на территорию данной организации с целью выявления фактов хищения горюче-смазочных материалов работниками данного предприятия.

В помещении проходной увидели пьяного охранника Саматова, который на приказание Шарова написать объяснение по поводу нахождения на рабочем месте в нетрезвом состоянии стал оскорблять Шарова, говорил, что он щенок, что он его не признает за начальника. Шаров спросил Тимофеева, может ли он привлечь Саматова к административной ответственности. Тимофеев ответил ему, что может”.

…Саматов оскорблял милиционера и Шарова, вел себя возмутительно и нагло. Капитана Тимофеева называл “мусором”, отказывался называть свои анкетные данные, затем взял в руки гвоздодер… (Саматов держал его при себе на всякий случай. И вот такой случай наступил?) Взять в руки гвоздодер и стать с ним против представителя власти? Запрятать такие факты в самом мудреном тексте невозможно. Они снова всплывут, если все будет объективно рассмотрено!

Обвинение и защита могут рассматривать действия сторон, как им позволяют факты, свидетели, знания законов и документов, жизненный опыт и совесть, наконец. Пусть состязаются в логике и аргументах адвокаты, но суд обязан быть объективным и беспристрастным! Доколе милиция будет терять своих лучших сотрудников, а те, кто противостоит им в жизни и на суде, будут выходить “победителями”?!

Владислав ШУРЫГИН

Другие материалы раздела
Неинтересных дел у нас нет
Наш корреспондент Ирина ДУДУКИНА беседует с и.о. заместителя начальника Следственного комитета при МВД России полковником юстиции Олегом ЛОГУНОВЫМ.
Мы с тобой будем вместе сто лет…
- Вообще он редко писал письма, а тут сразу несколько. В них - признания, надежды на долгую счастливую жизнь...
Все о пенсии
Подробную консультацию даёт заместитель начальника Нормативного управления ФЭД МВД России полковник внутренней службы Светлана АЛЕШИНА.
Министр внутренних дел Российской Федерации генерал армии Рашид НУРГАЛИЕВ
Подразделениям по борьбе с экономическими преступлениями - 70 лет
Безымянная колбаса
С началом операции сработало “сарафанное радио”. Раночные прилавки на глазах пустели - торговцы скрывались, брося товар на произвол судьбы.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru