Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Презрев и плен, и смерть

Мужество

Герой Советского Союза (посмертно)
сержант Анна Морозова
(довоенное фото).

В период с января по весну 1945 года Красная Армия силами трех фронтов осуществила одну из самых масштабных в истории Великой Отечественной войны стратегических наступательных операций - Восточно-Прусскую. Ее успех во многом был предопределен подвигом личного состава специальных диверсионно-разведывательных формирований Генштаба РККА и чекистского спецназа в лице бойцов 1-го (внешняя разведка) и 4-го (разведка, диверсии и террор в тылу врага) управлений Наркомата госбезопасности СССР, а также зафронтовых органов контрразведки “Смерш”.

Заброска в тыл Восточно-Прусской группировки немецко-фашистских войск советских диверсантов-разведчиков активно началась с 24 июля 1944 года. Именно в этот день Сталиным была издана директива о создании на территории Германии, Венгрии, Румынии, Польши, Чехословакии и других стран Западной Европы (на глубине, не превышающей 500 километров от линии фронта) советской агентурной сети.

Вот что пишет в своих мемуарах бывший начальник 4-го (по обработке поступающей разведывательной информации) отдела Разведывательного отдела штаба 1-го Прибалтийского фронта полковник в отставке Афанасий Григорьевич Синицкий: “В считаные дни нам предстояло сформировать несколько небольших разведывательных групп во главе с офицерами. Их задача после выброски с самолетов состояла в том, чтобы следить за передвижениями войск противника по дорогам, вскрывать характер инженерных сооружений врага, информировать нас о местах расположения пунктов управления, складов и баз гитлеровцев. Отбирали в группы только добровольцев из числа коммунистов и комсомольцев”.

В начале августа 1944-го в Брест с задачей взять на себя непосредственное руководство процессом подготовки личного состава групп оперативной разведки, одиночных разведчиков и агентов на территорию Восточной Пруссии прибыла оперативная группа Разведуправления Генштаба Красной Армии.

Костяк же подразделений оперативной разведки наряду с профессиональными диверсантами-разведчиками составляли белорусские партизаны, но при этом преимущественно только те из них, которые сражались с оккупантами именно в составе штатных специальных диверсионно-разведывательных формирований.

О характере боевых задач, которые большинство из специальных диверсионно-разведывательных групп выполняли в тылу Восточно-Прусской немецкой группировки, можно судить по тексту приказа, полученного легендарной разведгруппой “Джек” от штаба 3-го Белорусского фронта: “Установить контроль за железнодорожными и шоссейными дорогами; определить состояние и пропускную способность железнодорожного транспорта и состояние линий связи; организовать систематический захват “языков”; освещать наличие и состояние оборонительных рубежей; освещать сосредоточение войск на этих рубежах; освещать сосредоточение техники, вооружения, боеприпасов, горючего, продовольствия и других видов снабжения; своевременно вскрывать мероприятия противника по подготовке к химической войне; осветить намерения противника по дальнейшему ведению операций”.

Напомним, что группа “Джек” частично состояла из воспитанников системы НКВД СССР. В частности, ее радистка, будущий Герой Советского Союза (посмертно) сержант Анна Морозова (Лебедь) в 1942 - 1943 годах как руководитель подпольной интернациональной советско-польско-чехословацкой группы выполняла в тылу врага задания, полученные от зафронтовых резидентов НКВД СССР. Позже трудилась в качестве учетчицы отдела снабжения штаба одного из территориальных строительных управлений Главного управления аэродромного строительства НКВД СССР.

С октября 1944 года в тылу противника более активно начали использоваться иностранные антифашисты (преимущественно немцы) из числа военнопленных, перебежчиков и лиц, пострадавших от нацистского режима. Их подготовка велась в Каунасе. За линию фронта такие агенты забрасывались, как правило, в немецкой военной форме. При этом каждый из них в обязательном порядке был снабжен соответствующей легендой и отлично выполненными документами для легализации - установленного в вермахте и войсках СС образца солдатскими книжками, командировочными предписаниями, отпускными и проездными билетами и так далее.

Но не все заканчивалось успехом. Сегодня историками отечественной военной разведки точно установлено, что из восемнадцати таких интернациональных групп свою миссию в тылу врага реально выполнили только пять.

Общие безвозвратные потери в рядах этих восемнадцати интернациональных разведгрупп (исключая трех предателей - двух немцев и одного поляка) - 40 человек: немцев - 30, поляков - 6, русских - 3, французов - 1. Все они официально занесены в список без вести пропавших.

Не менее пяти разведгрупп (по три человека в каждой) из антифашистски настроенных немецких военнопленных были сформированы в июле 1944 года Разведывательным управлением штаба 2-го Белорусского фронта при участии представителя Национального комитета “Свободная Германия”. Всего же, по разным данным, в тыл Восточно-Прусской группировки войск противника летом 1944 - весной 1945 года было заброшено до 120 специальных диверсионно-разведывательных формирований оперативной разведки.

Засылку своих агентов в тыл Восточно-Прусской группировки осуществляло и Главное управление контрразведки “Смерш” Наркомата обороны СССР. Объектами их интереса были, главным образом, разведшколы Абвера.

Кроме того, параллельно, начиная с конца 1943 года и вплоть до августа 1944-го, со стороны Польши и Литвы на территорию Восточной Пруссии регулярно проникали специальные диверсионно-разведывательные группы Интернационального отряда майора С. Волокитина (Майор Серго) - партизанского спецсоединения Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР, состоявшего в свою очередь из:
- интернациональной (испанцы, поляки, литовцы, немцы) группы майора С. Волокитина;
- четырех чекистских спецотрядов;
- двух разведгрупп чекистского спецотряда “Боевой”;
- “немецкой” группы политрука Николаева;
- нескольких мелких чекистских разведгрупп.

В августе сорок четвертого в связи с окончательным освобождением Литвы и Сувалкской области Польши этот отряд чекистского спецназа полностью (то есть не имея безвозвратных потерь в личном составе) вернулся в Москву в расположение своей в/ч - ОООН НКГБ СССР.

Активно действовала в тылу Восточно-Прусской группировки и резидентура 1-го (внешняя разведка) управления НКГБ СССР. Так, в 1943 году в район Кенигсберга в качестве резидента был заброшен Хайнц Глоджай (Шустрый), ставший одним из девяноста семи советских разведчиков-нелегалов, которые на начало 1944 года по линии чекистского ведомства эффективно действовали в фашистской Германии или ее странах сателлитах.

К сожалению, Глоджай не дожил до дня Победы над фашизмом. В августе 1944 года он стал жертвой печально знаменитых массированных рейдов тяжелой авиации союзников на Кенигсберг.

Как это ни горько констатировать, но судьба подавляющего большинства из разведгрупп и одиночных разведчиков оказалась трагической. Из ста двадцати заброшенных в Восточную Пруссию разведгрупп погибло (причем чаще всего они пропадали без вести) не менее ста.

Почему же так велики оказались потери в составе оперативной разведки? Об этом подробно рассказывают и сами разведчики.

Причины, по компетентному и единодушному мнению экспертов, лежат, прежде всего, в стремлении высшего советского командования как можно быстрее испытанными методами и без учета совершенно иной агентурной обстановки, которая реально сложилась на тот момент на территории Германии, добиться результата. Вот, в частности, точка зрения ветерана советской военной разведки генерала Виталия Никольского: “...Еще до окончания войны нам стало известно, что почти все наши диверсионно-разведывательные группы были уничтожены противником. Сбылись наши худшие опасения, высказывавшиеся в свое время руководству. Посылка относительно большого числа групп из советских людей, не знающих языка, являлась фактически авантюрой. Наши спецподразделения были слишком малочисленны, чтобы защитить себя и вести разведку, и слишком велики для маскировки и укрытия в искусственно насаженных аккуратных лесах Западной Польши и Восточной Пруссии. Широкие просеки, разветвленная система лесных объездчиков, совершенные средства связи с телефонами не только в квартирах, но и на дорогах, покрывающих густой сетью всю страну, давали возможность по малейшему сигналу любого немца о появлении советских парашютистов направлять моторизованные карательные отряды полицейских и эсэсовцев с собаками в любой пункт, где могли скрываться наши люди”.

Тем не менее характеризовать все названные выше потери как абсолютно напрасные вряд ли допустимо уже в принципе. В доказательство - строки отчета Разведуправления штаба 3-го Белорусского фронта: “...В Восточной Пруссии мы не имели ни одной разведывательной точки. О рубежах обороны, да и вообще обо всем тыле противника в этой области Германии, у нас было слабое представление. В такой обстановке для раздумий времени не оставалось - надо было действовать решительно, быстро, идя на вынужденный риск и повышенные потери. Иного пути не было...”

В современной Калининградской области подвиг представителей советской оперативной разведки увековечен в материалах тематических экспозиций ряда музеев, а также памятниками и обелисками.
Самый известный воинский мемориал, открытый весной 1976 года у поселка Десантное Славского района выполненная из бетона композиция из трех раскрытых парашютов. Это недалеко от места выброски в июле 1944 года легендарной разведгруппы “Джек”. Надпись на мемориале гласит: “В кольце врагов, презрев и плен, и смерть, вы шли к Победе, не жалея жизни”.

Юрий РЖЕВЦЕВ
Калининградская обл.

 

Другие материалы раздела
Когда праздник надо испортить
...Лицо командира инженерно-саперной роты сияло, словно медный самовар в ярмарочный день, а на душе пели соловьи.
На что уходит треть бюджета
Партнером Всероссийского форума-выставки “Госзаказ 2007” выступил союз предпринимателей - ветеранов органов внутренних дел, а информационную поддержку обеспечила радиостанция “Милицейская Волна”, которая в последнее время занимает лидирующее место в рейтинге радиовещания...
Миллионы в “коробочке”
Капитан трет красные от бессонной ночи глаза. Почти сутки Валерий Трофимов с группой провел в засаде на границе с Дагестаном и всего двадцать минут назад возвратился на базу. После обеда вновь отправится с бойцами в поиск.
Матери прочитали книгу о сыновьях
Сотни вдов и матерей, раскрыв страницы только что врученной им “Книги памяти”, гладили фотографии...
За десять лет до будущей встречи…
Так уж вышло, что учебные заведения столичной милиции в некотором роде выпали из спортивной жизни ГУВД по городу Москве.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru