Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Миллионы в “коробочке”

Капитан трет красные от бессонной ночи глаза. Почти сутки Валерий Трофимов с группой провел в засаде на границе с Дагестаном и всего двадцать минут назад возвратился на базу. После обеда вновь отправится с бойцами в поиск.

Задание

Капитан трет красные от бессонной ночи глаза. Почти сутки Валерий Трофимов с группой провел в засаде на границе с Дагестаном и всего двадцать минут назад возвратился на базу. После обеда вновь отправится с бойцами в поиск.

Вечером в горы уходит почти вся рота, кроме наряда и резерва. Последний, во главе со взводным-один прапорщиком Дмитрием Дедовым, через полчаса отправляется в Гудермес сопровождать кассиров, которые едут за пенсией для стариков здешнего, Ножай-Юртовского района.

По сути, это не дело “летучих мышей” выступать в роли инкассаторов. Но только их в Чечне пока мало, а местная милиция ничем помочь не может: и без того забот полон рот. А деньги, что повезет наша группа, более чем солидные, и местные бандюки, сто к одному, уже знают про наш гуманитарный рейс и, как пить дать, попытаются покуситься на пенсии своих же земляков. Это только на словах боевики воюют якобы за интересы простых чеченцев, а на деле ради денег на все пойдут.

- В общем, мужики, на рожон не лезть, не нужно нам тут лишнее геройство. Наоборот, надо смекнуть, как “душар” вокруг пальца обвести, когда с деньгами будете возвращаться. Хорошо бы от привычного маршрута чуток отклониться, только вот куда? Через соседний район лучше не пробовать - “духи” наверняка этот вариант предусмотрели.

- Выкрутимся, командир, не впервой, - успокаивающе кивает Дедов. - Помните, как у нас в ВДВ говорили: “Нет задач невыполнимых!”

- Помню. - На лице ротного, в прошлом тоже десантника, провоевавшего срочником “первую Чечню”, появляется ностальгическая улыбка. Но только на миг. В следующий момент Валерий, вновь нахмурившись, разворачивает карту. - В общем, давайте, мужики, прикинем, где от этих недобитков можно подлянки ждать...

Склонились разведчики над картой. Взводный-два старший прапорщик Алексей Сланин напряженно морщит лоб. Нервно дымит сигаретой Трофимов. Даже писарь подразделения Алеся, жена ротного, набирающая на компьютере план занятий, нет-нет да и бросит полный тревоги взгляд на отправляющегося в опасный гуманитарный рейд Дедова.

Разведчики думают... Матерые вояки, прошедшие по полной обе чеченские кампании, заманившие в западню множество “непримиримых”, сейчас они просчитывают: как избежать “духовской” засады?

Броник вкупе с забитой под завязку разгрузкой добавляют мне лишних тридцать килограммов, потому на бэтээр удается взобраться лишь со второй попытки. Маскхалат становится мокрым от пота, а из-под кевларового шлема соленые струйки бегут быстрыми ручьями - жара стоит даже для этих мест редкая, в тени термометр под пятьдесят показывает.

Рядом со мной над командирским люком устраивается Дедов. Водитель Петруха врубает генератор радиопомех, и тут же умолкают рации. Порядок. Бэтээр, взревев, выкатывает за ворота.

Ножай-Юрт - несколько крутых холмов и взгорков, усеянных аккуратными частными домиками, - остается позади. Навстречу бежит извилистый серпантин.  Слева высится заросшая лесом гора, справа зияет хищный зев ущелья - что ни говори, для засады лучше места не придумать!

- Номер раз! - словно прочтя мои мысли, Дмитрий указывает на зеленку снайперу Репе - невозмутимому охотнику-сибиряку. Тот кивает в знак согласия и, прищурившись, окидывает цепким взглядом склон, выискивая вероятные огневые точки “духов”. Туда же впивается глазами и пулеметчик, невысокий чернявый крепыш, по прозвищу Кардан.

Опасное место тянется примерно с километр. После снова по обеим сторонам расстилается выгоревшее пастбище, однако вскоре и оно сменяется глухим распадком, по обе стороны которого вырастают крутые, все в зеленке склоны.

- Два! - констатирует Дмитрий. На лице прапорщика одновременно мелькают напряженность и знакомый каждому разведчику боевой азарт.

Третья подходящая для нападения точка оказывается уже на подъезде к границе с Дагестаном. Правда, протяженность этого глухого местечка всего ничего - если держать максимальную скорость, то проскочить его можно за несколько секунд.  А дальше на пути уже один за другим замелькали населенные пункты, милицейские блокпосты. Нет, здесь “духи” вряд ли сунутся.

В Гудермесе ждать пришлось недолго. Уже через двадцать минут после нашего приезда в дверях банка появляется кассир, таща объемный асбестовый мешок в сопровождении своего земляка и женщины средних лет. На лице казначея явственно читается не просто страх, а какая-то обреченность. Он затравленно зыркает по сторонам, и взгляды разведчиков невольно устремляются за его глазами. Так, есть контакт: вот молодой брюнет хищно смотрит на мешок с деньгами. Еще один абрек уставился на номер “Жигулей”, принадлежащих нашим подопечным финансистам, а после на цифры, белеющие на борту нашей “коробочки”.

Дотащив свою ношу до бэтээра, ножай-юртовский финансист кидает мешок в десантный отсек, а сам шустро бежит к “Жигулям”.

- Эй, а вы куда? - недоуменно окликает казначея Дедов.

- Извини, дорогой, у меня четверо детей! - бросает на ходу тот, захлопывая за собой дверцу легковушки.

Вот это номер: под броней лежит почти миллион в долларовом эквиваленте, а ответственный за эту нехилую сумму секунду назад исчез за углом на быстрой “шестерке”... 

Дедов связывается с командованием. Большинство военнослужащих из нашей комендатуры на спецоперации находится и подкрепление выслать - большая проблема...

- Ну что будем делать, мужики? - после переговоров с командованием обращается к разведчикам Дмитрий. - По идее, мы имеем полное право эти деньги не везти, и никто нас за это даже не попрекнет. А с другой...

Задумались братишки. Нахмурился Голован, наводчик. Напряженно потер лоб Кардан, опершись на верный ПК. Сдвинул брови наш Вильгельм Телль, Репа. Даже с вечно беззаботного лица “руля” Петрухи исчезла бесшабашность. И остальные “летучие мыши” враз притихли, словно взвешивая то или иное решение: как быть? Может, лучше плюнуть на эти пенсии - жизнь однозначно дороже. Или же все-таки рискнуть?

Миг - и мы вновь на броне. Отчаянно газанув, Петруха резко рвет с места, выруливая на трассу. Оглянувшись, я успеваю заметить, как один из наблюдателей спешно достает мобильник, очевидно, сообщить подельникам, что деньги уже в пути.

Между тем “коробочка” резво набирает ход и... тут же  резко тормозит - дорогу преградил КамАЗ.

- Череп, пулемет на двенадцать! - отрывисто командует Дедов. - Петя, по моей команде газуй влево, через палисадник - авось прорвемся!

Тем временем из припаркованной возле тротуара машины на дорогу выбегает милиционер. Под гневные крики стража порядка водитель перегородившего дорогу грузовика начинает неуклюже сдавать назад, пытаясь развернуться. Все, дорога свободна.

- Вот и думай, случайность это или они нас на вшивость проверяли? - недовольно цедит сквозь зубы Дмитрий.

Отрезок дороги до Хасавюрта мы проскакиваем на одном дыхании. Десять минут по дорогам Дагестана - и опять Чечня. Миновав пару приграничных поселков, мы неумолимо приближаемся к одному из примеченных два часа назад опасных участков.

- Так, внимание, мужики! - перекрикивая свист ветра и шум мотора,  оборачивается к нам старший группы. - Держимся крепко! Давай, Петруха, с богом!

В тот же миг “коробочка” закладывает резкий вираж, уходя с бетонки на проселок. Оглушительно взвывает движок, машина резко рвет вперед, словно пришпоренная лошадь.

Только бы не слететь! Уцепиться локтем за откинутую крышку люка, ногой упереться в скобу. Приклад в плечо, левой рукой намертво сжать цевье и держать на мушке окрестности, чтобы, если что, вжарить со всей мочи, окружив “коробочку”, как щитом.

Не снижая ходу, проскакиваем небольшое село и вновь по бездорожью.

Подъем. Спуск. Снова вверх. Поворот на бетонку - и вот он,  родной райцентр. У почты, что служит одновременно Сбербанком, уже толпится народ. Тут же синеет и знакомый “жигуленок” кассира. А вот и он сам. Стоит, смотрит на нас, как на привидения.

Чеченец вздрагивает и, стыдливо опустив глаза, принимает опечатанный сургучом мешок. По толпе проносится облегченный вздох. 

- Ну все, отстрелялись. Давай на базу, Петруха, - устало командует Дедов, взбираясь на броню.

“Коробочка” вновь взрокотала движком, но уже размеренно, утомленно. Водитель медленно отжимает сцепление, плавно прибавляет газ, и бэтээр отъезжает от приземистого здания почты.

- Спасибо, сынки! - запоздало кричит нам вслед какая-то старушка.

Капитан
Константин АЛЕКСЕЕВ

Другие материалы раздела
Профессионализм не подлежит отставке
Министр внутренних дел России генерал армии Рашид Нургалиев издал приказ “О дальнейшем совершенствовании взаимодействия органов и подразделений системы МВД России с ветеранскими организациями органов внутренних дел и внутренних войск МВД России”.
С Рождеством Христовым возвращается радость
Помню, в детстве меня мучил вопрос: почему это в других странах идут один за другим сразу два праздника - Рождество и Новый год? А вот у нас, в Советском Союзе, один только Новый год. Обидно! Потом выяснилось, что праздник Рождества Христова у нас все-таки есть, только считается он сугубо церковным, и отмечают его неофициально, чуть ли не полуподпольно, верующие старики и старушки почему-то 7 января. Словом, опять все не как у остальных людей!
ДоДУМАлись
Отец штурмовал Берлин и расписался на Рейхстаге. И умер в пятьдесят два года, оставив мне главное свое богатство - медаль “За отвагу”. И еще генетическое благоговейное отношение к Знамени Победы.
“ЗАЩИТА И БЕЗОПАСНОСТЬ”
Военно-политический и научно-технический журнал “Защита и безопасность”, одним из учредителей которого является Объединенная редакция МВД России, отметил десятилетие со дня выхода первого номера.
ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ НАШЕЙ ПАМЯТИ
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru