Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Что болит у доктора

Имя героини этой истории я изменила, чтобы не навлечь на нее новые неприятности. По этой же причине не указываю и место действия.

Анатомия конфликта
Для начала - две оговорки. Имя героини этой истории я изменила, чтобы не навлечь на нее новые неприятности. По этой же причине не указываю и место действия.  Не стала интересоваться и мнением противной стороны. Дело в том, что точка зрения других действующих лиц подробно изложена в деловой переписке, приложенной автором письма в редакцию.

Итак, знакомьтесь: врач-невролог, назовем ее Татьяна Ивановна. Слышала от людей сведущих, да и сама имела возможность убедиться в том, что специалистов этого профиля хронически не хватает в районном и городском звеньях. Возможно, из-за специфики неврологии, где надо знать и душу, и тело больного. Татьяна Ивановна отдала любимому делу почти 30 лет, а вот подтверждать свою профпригодность довелось ей через... суд.

В медицину идут по стопам родителей, по призванию или по случайности. Татьяна девочкой поклялась выучиться на доктора, чтобы облегчить невыносимые от фронтовых осколков муки отца.

Чуть-чуть опоздала. Его не стало, когда дочь еще училась в мединституте. Но оттого свое предназначение - помогать страждущим - она не поменяла на более удобное и выгодное занятие. Позже поняла: именно боль близкого человека научила ее главному в медицине - состраданию. Не потому ли и в отношении к профессии врача Татьяна Ивановна до жесткости честный человек. Когда одна из дочерей, решившая пойти по ее пути, испугалась крови и ночных вызовов, мать первая сказала ей горькую правду: “Ты - не медик!”

По воле случая Татьяна Ивановна стояла у истоков медслужбы городского УВД в буквальном смысле слова. Она в те далекие 70-е годы вела прием в одном спорткомплексе, а через дорогу располагалась маленькая лаборатория УВД города. Штат там был мизерный, и пациенты шли к Татьяне Ивановне, пока начальник УВД не уговорил ее перейти работать в лабораторию. Собственно, заманить ее можно было лишь перспективой. Пройдут годы, прежде чем будет создан полновесный комплекс госпиталя с поликлиникой УВД. Вспоминает она об этом времени с теплотой и благодарностью и на недостаток почетных грамот не жалуется.

Гром грянул три года назад. Татьяна Ивановна трудилась по основному месту работы - в госпитале с поликлиникой УВД и по совместительству - в главном бюро медико-социальной экспертизы города. Подошло время подтверждать квалификацию по специальности, и она отправилась в Москву, в центральную аттестационную комиссию тогдашнего Министерства труда и социального развития.

Почему она не сделала это в Минздраве, то есть по месту основной работы? В возникшем потом конфликте и судебной тяжбе этот вопрос будет заглавным. Врач-невролог ссылается на приказ Минтруда и соцразвития от 3 августа 2001 года № 151, утверждающий, что квалификационная категория может быть присвоена по специальности как на основной, так и на совмещенной работе. Однако был и еще один веский довод. За многолетнюю работу в поликлинике Татьяна Ивановна убедилась, что руководство не заинтересовано в повышении профессионального и материального уровня специалистов.

“Особое мнение” невролога по этому вопросу и “самостоятельность действий” и создали почву для конфликта. Так, получив в столице удостоверение о присвоении квалификации первой категории, Татьяна Ивановна обратилась к руководителю УВД с законным заявлением о переводе ее с 11-го на 13-й разряд оплаты труда по Единой тарифной сетке. Это была устоявшаяся практика, и ее требование было удовлетворено.

Однако лишь один раз успела она получить повышенную зарплату. Разница с прежней не бог весть какая, но принцип и моральное удовлетворение, что бы там ни говорили, всегда будут перевешивать дензнаки. Когда канет в Лету условная тарификация труда - а это когда-нибудь произойдет - работающие люди будут недоумевать, почему так долго она просуществовала. Почему унизительный по денежному выражению МРОТ объединял в одну тарифную сетку лодыря и самородка, профи и бездаря? Сколько невидимых миру слез на совести системы ЕТС! Сколько конфликтов и сломанных судеб породила борьба за повышение разряда! Нормативы, безусловно, нужны. Иначе - беспорядок, хаос. Но не до такой же степени, когда не само дело, а бумаги “в части касающейся” затмевают и качество труда, и верность профессии, и признание людей, и саму личность.

Так и в нашей истории. Рабочий момент был возведен в трехлетнюю тяжбу. И началась она с того, что непосредственный руководитель Татьяны Ивановны при поддержке куратора из медотдела областного ГУВД (между прочим, обе - женщины) обжаловали присвоение ей 13-го разряда да и саму квалификацию подчиненной.

Ох уж эта извечная бабья зависть! К мужчине, нарядам, успеху... Как часто мы ищем причину неравноправия полов в мужском шовинизме. А социологи отмечают, что гораздо сильнее мешают женщине стать видным политиком, управлять солидными структурами сами же женщины, их разобщенность, черная зависть друг к другу, ревность, неприязнь, вплоть до мести. “Против кого дружите?” - так это, кажется, называется у сильного пола.

Вот и в случае с Татьяной Ивановной после вмешательства женщин-руководителей изменили первоначальное решение мужчины-начальника: “Приказ отменить”, “Запросить подтверждение в Москве”, “Пройти переаттестацию”. И главным аргументом “на тропе бумажной войны” был тот факт, что невролог прошла аттестацию не в Минздраве, которому подчиняются медучреждения УВД. Как раз в то время шла реорганизация по слиянию министерств здравоохранения и соцразвития. Татьяне Ивановне по сути предлагалось подтвердить квалификацию в структуре, которой еще не было. Оппоненты были готовы ждать. “Нужна ли мне новая аттестация?” - спросила врач новоявленного министра здравоохранения и соцразвития, описав сложившуюся ситуацию. И получила официальный ответ: “Присвоенная вам квалификационная категория действует в течение пяти лет”. Казалось бы, можно поставить точку.

Ан нет! Начальник медотдела областного ГУВД письменно пообещал начальнику госпиталя с поликлиникой УВД на следующей аттестационной комиссии включить врача-невролога в приказ о повышении разряда по тарифной сетке. Татьяне Ивановне предложили пройти аттестацию в медотделе областной поликлиники ГУВД. Это значило, что, во-первых, в УВД не доверяют экспертам федерального уровня, а во-вторых, невролога явно намерены зааттестовать, направляя в медотдел, который поддержал городское УВД и к тому же не является юридическим работодателем невролога.

Татьяна Ивановна рассудила так, как сделал бы каждый на ее месте, и вместо заявления в аттестационную комиссию подала в суд. В коллективе это имело эффект взорвавшейся бомбы.

Заочное решение мирового судьи, как и в случае с первым приказом, было на ее стороне. Но рано бедолага радовалась...

Что с нами происходит? С высоких трибун и первых газетных полос руководители ведомства неустанно провозглашают приоритет мер социальной поддержки личного состава. А когда дело доходит до конкретной Татьяны Ивановны? Как еще, если не гонением, можно назвать фарс, разыгранный медслужбой против своего кадрового специалиста только за то, что она посмела иметь и собственное мнение, и мужество защитить профессиональную честь!

Определения мирового судьи, районного, областного судов не удовлетворили требований истицы. Более того, областной суд, представившись в ответе Татьяне Ивановне последней надзорной инстанцией в разрешении ее жалобы, разъяснил, что “в соответствии со ст. 377 Гражданского процессуального кодекса РФ решения мировых судей и апелляционные постановления районных судов дальнейшему обжалованию в Верховный суд РФ не подлежат”.

Почему? Нет ли здесь нарушения конституционных прав человека? Открываем ГПК и читаем: “...пункт 3 части второй статьи 377 в части, не допускающей обращение с надзорной жалобой (представлением) на вступившие в законную силу судебные постановления мировых судей и суда апелляционной инстанции в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ, признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку сужение возможностей надзорного обжалования указанных судебных постановлений связано с особенностями гражданских дел, отнесенных к подсудности мировых судей, и наличием апелляционных процедур проверки выносимых ими решений”.

Короче говоря, это “нельзя” не противоречит нашей Конституции. Где, у кого искать защиту в случае с Татьяной Ивановной? В Страсбургском суде?

“Сильная в профессии, - признается она, - я оказалась слабой по бюрократической части”. И Татьяна Ивановна ушла на пенсию. Благо врач и на заслуженном отдыхе остается спасателем людей от боли, недугов и смерти. А кто поможет доктору? Кто поможет любому из нас в похожем тупике?

Лариса АСАУЛОВА
Фото Анатолия НОСЕНКО

Другие материалы раздела
Имам Шамиль называл его “звездой князей”
Эх! Об этом бы человеке писать любовно-романтические эссе! Посвящать сонеты, воспевающие верность даме сердца, слову!
Ярлык абсурда
Некоторые средства массовой информации в погоне за “сенсациями” продолжают очернять органы внутренних дел. Вот один из перлов центральной газеты...
“Почем куры в Кабарде?”
...Командир разведбата 46-й бригады исподлобья смотрит на лейтенанта-радиоэлектронщика. “Золотая молодежь” 2004-го! Невооруженным глазом видно, с “гражданки” “приехало тело”...
Когда зажигают чемпионы
В деревне Садки, что в Истринском районе Московской области, состоялись всероссийские соревнования “Динамовская лыжня - 2007”.
Золотые “тельцы”
Уникальную схему мошенничества с золотыми слитками, в которой оказались замешаны сотрудники двух ведущих российских банков - Банк “Новая Москва” (НОМОС-Банк) и “Российский капитал”, - раскрыли сотрудники УФСБ по Москве и Московской области.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru