Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Ловушка для Бармалея

О том, что на территорию России поступают крупные партии эфедрина... ...стало известно еще в конце 2004 года.

Громкое дело
О том, что на территорию России поступают крупные партии эфедрина - сильнодействующего психотропного вещества, - являющегося прекурсором наркотиков метамфетаминового ряда, в частности первитина, стало известно еще в конце 2004 года. Тогда же в отношении жителя Санкт-Петербурга, занимавшегося сбытом крупных партий этого вещества, было возбуждено уголовное дело. Однако в ходе его расследования выяснить, “откуда дровишки”, так и не удалось. Обвиняемый твердил, что видел поставщика несколько раз в жизни, а кто он и откуда, понятия не имеет. Впрочем, у сыщиков имелась оперативная информация, что эфедрин ввозится в страну из Южно-Африканской Республики. И вскоре она подтвердилась.

Ничего личного, только бизнес
В марте 2005 года таможенная служба Германии сообщила в Северо-Западную оперативную таможню, чтобы та ожидала шесть почтовых отправлений с “сюрпризом”. Посылки следовали из ЮАР в Россию транзитом через Франкфурт-на-Майне. При досмотре двух из них немецкие таможенники обнаружили в пластиковых флаконах из-под соли для ванн порошкообразный эфедрин. Несколькими днями позже из Германии почтой поступило еще шесть аналогичных посылок. А еще две, пришедшие ранее, были выявлены уже оперативниками ГУ МВД России по Северо-Западному федеральному округу и ОРБ № 14 МВД России, подключившимися к расследованию преступления в составе оперативно-следственной группы, которую возглавил следователь по особо важным делам Следственного комитета при МВД России майор юстиции Сергей Вайчулис.

По словам Вайчулиса, всего в почтовых отправлениях, поступивших на имена троих жителей Санкт-Петербурга, оказалось 128 флаконов, содержащих около 33 килограммов эфедрина, стоимость которого, при сбыте его мелким оптом, составляла не менее 600 тысяч долларов. Отправителем по документам значился некий Абрамов (имена и фамилии обвиняемых изменены) - бывший гражданин СССР, проживающий на территории Южно-Африканской Республики более десяти лет и получивший ее гражданство. В Санкт-Петербурге у Абрамова остались бывшая жена и дочь. Поэтому частые почтовые отправления имели видимость родственных посланий заботливого мужа и отца. Тем более что для маскировки в посылки закладывались кофе, конфеты, печенье, канцтовары, одежда и другие предметы, не вызывающие подозрений таможни.

В ходе проведенного сыщиками расследования было установлено, что организованная преступная группа создана исключительно на основе родственных связей. Помимо дочери и жены, Абрамов вовлек в нее также зятя и… нового мужа своей бывшей половины. “Высокие отношения” строились на криминальном и весьма доходном бизнесе, и от этого только укреплялись. Спиридонов, тот самый новый муж, привел в уже сложившуюся теплую компанию своего двоюродного брата Виктора и друга. Он же, по сути, и исполнял роль руководителя питерской преступной группы. Именно Спиридонов обеспечивал фасовку и хранение эфедрина в специально арендованном помещении гаражного кооператива, а затем крупным оптом сбывал вещество наркодилерам.

В африку - в одних тапочках
Почти весь состав преступной группировки был выявлен сыщиками уже в первые дни после прибытия на таможню посылок. Все телефонные переговоры “питерской родни” фиксировались, за членами группировки установили наблюдение. Необходимо было дождаться, пока адресаты получат эфедрин. Однако что-то пошло не так. Возможно, преступники почувствовали за собой слежку и категорически отказались от намерений отправиться на почту. Мало того, Спиридонов дал сообщникам указание уничтожить все имеющиеся на руках банковские документы, свидетельствующие о многочисленных долларовых переводах из Санкт-Петербурга в ЮАР. Опасаясь наружного наблюдения со стороны милиции, соучастники осуществляли контрнаблюдение, максимально ограничили общение друг с другом и сменили абонентские номера телефонов. Паника оказалась столь высока, что Спиридонов с женой решили бежать. Выезд их из Санкт-Петербурга происходил в таком спешном порядке, что они не взяли с собой практически ничего из необходимых вещей, уехав чуть ли не в тапочках. Чтобы сделать свой выезд как можно более незамеченным, они бросили личный автомобиль в северной столице и отправились в один из подмосковных городов на машине дочери. Здесь, остановившись в местной гостинице, супруги стали дожидаться оформления виз на выезд в ЮАР для себя и дочери с зятем. Последние в это время также усиленно готовились к вылету, пакуя чемоданы. А чтобы эти приготовления не были заметны со стороны, часть собранных вещей они хранили у знакомых. И вскоре, получив долгожданные визы, все семейство отправилось в ЮАР для родственного “воссоединения”.

Такой поворот событий значительно усложнил задачу сотрудников милиции. Оперативных контактов с правоохранительными органами ЮАР в то время не существовало. Кроме того, по некоторым данным, главный организатор преступной группы Абрамов мог иметь коррумпированные связи в южноафриканской полиции. Однако сыщики не только не опустили руки, но и активизировали свои усилия, которые вскоре дали результаты. В ходе оперативной разработки были перехвачены телефонные переговоры и электронная переписка семейства Абрамовых-Спиридоновых с оставшимся в Санкт-Петербурге двоюродным братом Спиридонова Виктором. Последний, как выяснилось, должен был после отъезда кузена выполнять его функции. Даже несмотря на то, что дочь и зять Абрамова вскоре вернулись в Санкт-Петербург, организаторы решили временно, во избежание риска, отстранить их от дел. Для более эффективной “работы” Виктор привлек к “сотрудничеству” своего соседа и жену, которые и должны были, по замыслу организаторов, получать посылки на свои фамилии. Кроме того, задействовали и одного из членов группировки, до сих пор остававшегося вне подозрений, так как посылок на его имя не было среди задержанных. На нем и опробовали вскоре новый способ маскировки: в его адрес отправлена посылка с эфедрином под видом… стирального порошка. Впоследствии она будет изъята сотрудниками милиции и приобщена к делу в качестве вещдока. Однако на тот момент для сыщиков было важно не задержать отдельного получателя, а разоблачить всю группу. Для этого они решили внедрить в преступную группировку оперативного сотрудника.

Контрабандный вояж
На первый взгляд задача внедрения сыщика в устоявшуюся группу, созданную на основе родственных связей и проверенных временем дружеских отношений, казалась фантастической и неосуществимой. Однако сотрудниками ОРБ № 14 МВД России она была успешно решена. Один из оперативников через Интернет, а затем и по телефону вступил в контакт с Абрамовым и его семейством под видом служащего авиакомпании, занимающегося некоммерческими перевозками из ЮАР в Россию. При этом дал понять, что имеет возможность без досмотра брать на борт любые грузы весом не более 100 килограммов и за определенную сумму в валюте готов исполнить любой каприз клиентов. Дружное африканское семейство проявило высокую заинтересованность в его услугах. Однако прежде, чем воспользоваться ими, Абрамов провел ряд проверочных мероприятий в отношении нового знакомого, решающим из которых стала встреча “авиатора” с прибывшим в Москву Виктором. После этой встречи, состоявшейся под неусыпным, но незримым оком сыщиков, стороны обговорили условия и время прибытия “перевозчика” в Кейптаун.

В период, когда шла эта разработка, оперативники уже наладили контакты с южноафриканскими коллегами. Все необходимые договоренности о взаимодействии были достигнуты, и 22 декабря легендированный сотрудник милиции вылетел в ЮАР. После инструктажа южноафриканских полицейских он отправился на встречу с руководителями преступной группы. Абрамов и Спиридонов пригласили нового знакомого сесть в автомобиль и… увезли в неизвестном направлении. Южноафриканские полицейские, не ожидавшие такого поворота, чуть было не потеряли контроль над ситуацией. И оперативнику поначалу пришлось действовать, по сути, без прикрытия, на свой страх и риск. А его московским коллегам довелось немало поволноваться. Однако внедренный сыщик не подвел и с честью выдержал устроенную ему преступниками последнюю проверку, вконец убедив их в том, что является именно тем, за кого себя выдает. В конце встречи, которая продлилась целый день, они передали ему пластиковую канистру с 12 килограммами эфедрина, пообещав за ее доставку в Москву 10 тысяч долларов. А кроме того, сообщили, что намерены наладить регулярные поставки груза в больших количествах.

Канистру беспрепятственно, под наблюдением полиции, загрузили в самолет и отправили в российскую столицу.

Эфедрин встретили “тепло”
Встречать эфедрин в Москве должен был уже знакомый сыщикам Виктор. Однако в последний момент он по необъяснимой причине запаниковал и заявил своему южноафриканскому кузену, что неоправданно рискует, что и без того сделал достаточно и посему отказывается лично получать груз. После продолжительных переговоров было решено, что за эфедрином поедет друг Спиридонова, один из членов преступной группы - Сергей. Согласовав дату и время встречи, последний на личном автомобиле выехал в Москву 28 декабря. На протяжении всего пути следования ему звонил Абрамов, уточняя, где тот находится и когда прибудет. Сергей постоянно держал связь и с внедренным сотрудником, из разговоров с которым было определено место встречи.
 
Оперативники незамедлительно выехали по указанному адресу, чтобы обеспечить петербуржцу “теплый” прием. До встречи оставались считаные минуты. Но неожиданно Сергей развернул свой автомобиль и помчался в обратном направлении. Технические службы зафиксировали полученный им перед этим звонок от Абрамова. Последний категорически запретил Сергею забирать груз и дал указание ни с кем не встречаться и скрыться.

Сказать, что сыщики были обескуражены, значило бы ничего не сказать о нахлынувших на них эмоциях. Срывалась долгая и во многом рискованная операция, на которую было затрачено немало сил и средств. Они незамедлительно связались со своими южноафриканскими коллегами, чтобы узнать, что произошло.

Выяснилось, что незадолго до спланированной встречи один из южноафриканских полицейских за вознаграждение продал организаторам преступной группировки информацию о том, что в их отношении проводится оперативная разработка. Абрамов предупредил всех сообщников и вместе с женой, бывшей женой и Спиридоновым тут же подался в бега.

Сотрудники милиции в данной ситуации приняли единственно верное решение: провести срочное задержание. В Москве был объявлен план “Перехват”. Для облегчения поиска  автомобиля, о котором было известно лишь то, что он имеет питерские номера, сотрудниками ДПС на Ленинградском шоссе движение было сужено до одного ряда. Никто из жителей и гостей столицы, проклинавших дорожные службы за идею ремонтных работ в предновогодние дни, конечно, не предполагал, что таким образом проводится милицейская операция. В тот же день, ближе к вечеру, результатом ее стало задержание Сергея при выезде из столицы. Тогда же в Санкт-Петербурге были задержаны и другие члены группировки: дочь и зять Абрамова, а также брат Спиридонова Виктор.

Одновременно в ЮАР проводилась операция по задержанию организаторов. Южноафриканские полицейские задействовали для этого огромные силы: перекрыли дороги, подняли в воздух вертолеты. И вскоре беглецов обнаружили и задержали в одном из коттеджей на океанском побережье. Под стражу был также взят коррумпированный сотрудник полиции.

Доходы “семьи” подсчитают в суде
Собранных и задокументированных доказательств оказалось более чем достаточно, чтобы предъявить членам преступной группировки обвинения по фактам перевозки, хранения и распространения сильнодействующего психотропного вещества, его контрабанды, а также фактам легализации незаконно нажитых капиталов. По словам заместителя начальника управления СК при МВД РФ полковника юстиции Анатолия Галая, следствию удалось выяснить, что за более чем два года деятельности преступной группы в страну было ввезено 82 посылки с эфедрином, не считая изъятых. За этот же период членами группы было перечислено в ЮАР на счет Абрамова более 1 миллиона долларов. Сама “питерская семья” в средствах, судя по всему, не нуждалась. Практически никто из членов группы не работал. Так, например, Спиридонов всего лишь числился в некой строительной компании, а зарплату отдавал одному из своих руководителей. Это была малость по сравнению с размером криминальных доходов, на которые члены группировки покупали дорогостоящие квартиры, дачи и автомобили. Кстати, большую часть имущества семья успела распродать через доверенных лиц, когда отправилась в Африку.

Четверо обвиняемых уже знакомятся с материалами уголовного дела, которое вскоре будет рассмотрено в суде. Рассматривается также вопрос об экстрадиции в Россию четы Спиридоновых. Пока же в отношении задержанных в ЮАР лиц продолжает свое расследование южноафриканская полиция. И, пожалуй, главный вопрос, который интересует правоохранительные органы ЮАР, где находится тот “неиссякаемый” источник, из которого Абрамов практически в неограниченном количестве черпал эфедрин. Не исключено, что речь может идти о подпольной лаборатории. Возможно, из того же источника получал эфедрин ранее осужденный петербуржец, о котором упоминалось вначале. Данную версию, по мнению Галая, может косвенно подтвердить факт, что тот не только знал Абрамова, но и имел с ним неких общих знакомых. Впрочем, изучение этого вопроса скорее головная боль южноафриканской полиции. Перед российскими же правоохранительными органами стояла другая задача - пресечь канал поступления эфедрина в Россию. И с этой задачей они справились. Осуществивший успешное внедрение в преступную группировку оперативный сотрудник ОРБ № 14, имени которого мы, к сожалению, не можем назвать, был награжден орденом Мужества.

Алена НОВИКОВА

Другие материалы раздела
Почем слава?
Сотрудниками Управления внутренних дел по Ярославской области пресечена деятельность торговцев государственными наградами.
Ярлык абсурда
Некоторые средства массовой информации в погоне за “сенсациями” продолжают очернять органы внутренних дел. Вот один из перлов центральной газеты...
“Почем куры в Кабарде?”
...Командир разведбата 46-й бригады исподлобья смотрит на лейтенанта-радиоэлектронщика. “Золотая молодежь” 2004-го! Невооруженным глазом видно, с “гражданки” “приехало тело”...
Когда зажигают чемпионы
В деревне Садки, что в Истринском районе Московской области, состоялись всероссийские соревнования “Динамовская лыжня - 2007”.
Золотые “тельцы”
Уникальную схему мошенничества с золотыми слитками, в которой оказались замешаны сотрудники двух ведущих российских банков - Банк “Новая Москва” (НОМОС-Банк) и “Российский капитал”, - раскрыли сотрудники УФСБ по Москве и Московской области.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru