Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Для Гамлета стар, для Лира молод

Народный артист России Борис Щербаков:
Для Гамлета стар, для Лира молод

Имена


- Борис Васильевич, как-то так сложилось мнение зрителей, что экранных и сценических амплуа у вас два: секс-символ 90-х и актер, играющий обаятельных военных и бесстрашных оперов. А сами-то себя в каком амплуа предпочитаете видеть?
- А что такое секс-символ? Я не знаю. Символ - это значок. Не понимаю я этого...
- Ну уж одним из главных героев-любовников отечественного кино можно вас назвать?
- Так ведь не было же секса в Советском Союзе, разве не помните? И поэтому героев-любовников тоже не было. Да и вообще все эти символы не в нашей традиции. Это привнесено к нам с Запада, кстати, не без участия ваших коллег-журналистов. Я никогда не считал себя суперменом. Я дитя своего времени, и в пору моей молодости такого амплуа просто не существовало. Был социальный герой.
- Кстати, о молодости. Когда впервые снялись в кино?
- Да еще пацаном. Мне было двенадцать. Это был шестьдесят второй год. И классик детского кино Николай Лебедев  готовился снимать фильм “Мандат”. Срочно понадобился “разгильдяй”. Белобрысый, конопатый - ну в точности я в детстве...
Прошел жесткий отбор. Пробы проводились почти во всех ленинградских школах. А такого огромного количества детей, собранных тогда на киностудии, я вообще никогда не видел! Тем не менее выбрали меня.
- Много денег заработали?
- Вот журналисты! Нет чтоб спросить - интересно ли было мне играть? А вы о меркантильном... Впрочем, отвечу. Сумма по тем временам была приличной. Но весь мой гонорар я потратил на спасение отца. У него в то время несчастье случилось. После войны отец работал шофером на грузовиках, убирал улицы на поливальной машине и получал за это копейки. А потом перешел работать в такси, чтобы жить стало полегче. И вот на своей старенькой “Волге” произвел наезд на пешехода. Отец был не виноват. Пьяный мужик выскочил из-за троллейбуса на красный свет. А в то время в любом случае всегда был виноват шофер, и отца должны были посадить чуть ли не на три года. Поэтому все мои деньги ушли на оплату адвоката. В итоге отцу дали год условно и лишили водительских прав.
- Ну а вы? Сразу же захотели стать актером?
- Нет, не сразу. Я ведь вырос у моря. Окна шестнадцатиметровой комнатки в коммуналке, в которой мы жили впятером, выходили на Финский залив. Время было голодное, а у отца была лодка.  Когда шла корюшка, мы с ним выходили в море “браконьерить”. Улов? Да какой там улов. От голода не умер - и то хорошо. Но, видимо, потому, что детство и юность проходили на берегу Финского залива, свою жизнь я связывал только с морем. Постоянно представлял себя в морской форме.
- А она бы вам  пошла. Да и в фильмах военная форма на вас сидит шикарно!
- А всем мужчинам идет военная форма! Что-то в ней есть такое мужественное, романтическое, особенно в морской. Так что я хотел поступать только в военно-морское училище. Думал, если не пройду по состоянию здоровья в военное, то пойду в Макаровское, торговое, где не такая серьезная медицинская комиссия. В итоге я пошел по другому пути: поступил в Школу-студию МХАТ в Москве. А перед этим успел поучиться в Ленинградском институте культуры на факультете, который назывался КПР - культурно-просветительская работа.
Однако многие мои одноклассники действительно посвятили свою жизнь морю. Помню, как спустя несколько лет в Севастополе, на съемках фильма “Слушать в отсеках”, произошел забавный случай. Снимали мы на настоящей военно-морской базе. На старенькой подводной лодке 1949 года постройки, кстати, моей ровеснице. Я играл  капитана второго ранга. Во время перерыва, в форме, прогуливался по пирсу. И вдруг на соседнем - шум, гам… Оказывается, пришла из дальнего похода подводная лодка. На берегу жены, матери, дети. Командир же последним выходит. После того как адмиралу рапорт отдал, с родными расцеловался, он на меня взглянул, остановился и довольно долго смотрел. Я говорю: “Здравствуйте, поздравляю вас с возвращением!”. А он: “Борис, ты меня не узнаешь?”. Оказалось, мой одноклассник, Алексей Березин. Решил, что я тоже офицер флота. Впрочем, конечно же, не все стали моряками. Кое-кто из моих сверстников и по тюрьмам поболтался.
- А сами в детстве “трудным” не были?
- Я вообще был шпаной. Сам район располагал к этому, все-таки Гавань. Даже не помню смысла тех драк! Помню лишь, что те, кто жил справа от школы, били тех, кто жил слева от нее. Но все-таки и тогда неписаные правила уличной чести существовали. Дрались мы всегда только до первой крови, и лежачего никогда в жизни не били. Родители тянули меня до десятого класса, мечтали, как и любая семья в те времена, чтобы я получил образование, которое им самим судьба не дала. И мать, и отец пережили блокаду Ленинграда. И познакомились они на Ладожском озере. Отец возил хлеб на полуторках через Дорогу жизни, а мама стояла на льду и руководила этим движением. Когда лед стал рыхлым (это было в марте), она спасла ему жизнь. Машина начала уходить под лед, и мать вытащила отца. А в 49-м появился на свет я.
- Правда, что у вас с будущей женой была какая-то романтическая история знакомства?
- Правда. 31 августа 1968 года я приехал из Ленинграда в Москву - учиться в Школе-студии МХАТ. И в общежитии всех ленинградцев (нас было трое) поселили в одну комнату. Татьяна - ленинградка, и ее тоже отправили в эту комнату. По ошибке, конечно. Сидим мы, три парня, знакомимся, разговариваем, вдруг - стук в дверь. Входит очаровательная девушка: “Ой! А я должна здесь жить”. На что я сказал: “Давайте будем жить вместе!” И вот эти слова (рассмеялся) оказались пророческими. На втором курсе мы репетировали один отрывок из пьесы Островского. Тогда, по сценарию, произошел наш первый поцелуй, который я помню до сих пор.
- Поступить на актерский нелегко было?
- Лично меня приняли за 30 минут. В начале беседы я говорил, что учился в Ленинградском институте культуры. Если бы я его окончил, у меня был бы диплом режиссера народных театров. Что это такое - до сих пор толком не знаю. Хотя если вспомнить великолепную киноленту “Берегись автомобиля”, то догадываюсь. Но, видно, не суждено мне было им стать. Однажды на первом курсе, играя в эпизоде одного из отроков царя Берендея, я внезапно заработал целых 75 рублей, которые решил потратить на билеты в Москву, где знаменитый Павел Масальский набирал курс в Школу-студию МХАТ. Увы, там меня ожидало серьезное разочарование: оказалось - курс уже набран, и я опоздал. Но совершенно случайно узнал, что именно в это время идет заседание кафедры актерского мастерства под руководством самого Павла Владимировича Масальского, где как раз обсуждается набранный курс. И я, набравшись наглости, переступил порог кафедры и прокричал: “Пал Масалыч, хочу у вас учиться!” Вместо Павел Владимирович. Видимо, то, что я изъявил желание (да еще при всех педагогах) учиться именно у него, “Палу Масалычу” очень польстило. Масальский сказал: “Ну почитайте….” Через полчаса мне объявили, что я принят. Ну разве не судьба?..
- Где-то я читал, что вы даже уборщиком в метро подрабатывали в студенческие годы.
- Чепуха все это. Я не уборщиком был. Берите выше: специалистом по поломоечным машинам! Согласитесь, это уже звучит. Сейчас бы, наверное, менеджером по мытью полов назвали.
Мыл станцию “Проспект Маркса”, ныне “Охотный ряд”. В час ночи метро закрывалось, и я приступал к работе. В моем распоряжении было аж две машины. Уставал, конечно. Но и платили мне по тем временам прилично - 110 рублей, как инженеру! Хватало на все. Потом устроился в еще более теплое место: шашлычную “Спорт”. Помимо зарплаты, меня там бесплатно кормили. Работал я через ночь и занимал две должности: уборщика и сторожа. Без пятнадцати одиннадцать со спальным мешком под мышкой я приходил в шашлычную. Мыл все, даже туалет.
- Как вы полагаете, правы ли те, кто называет актерскую профессию бесовской, довольно тесно связанной с мистикой?
- Где-то я с ними согласен. Она всегда была какой-то, если так можно сказать, небогоугодной. И немудрено. Ведь актер, перевоплощаясь в своего героя, берет на себя роль немножечко выше человеческих возможностей.
- А в театре действительно много мистики?
- Конечно, ведь это - театр. Не надо на себя брать слишком много: не надо приближаться к Всевышнему. А если слишком приближаешься... Вспомните фильм “Сталкер”. Ни одного из тех актеров уже нет в живых, не говоря уже о режиссере. Это очень опасные вещи. Вспомните спектакль “Тойбеле и ее демон”. Вот там, наверное, все-таки демон руку приложил. Злые силы. Главная героиня трагически погибла, ужасающе, кошмарно. Сгорела. Когда мы вводили другую героиню, Вячеслав Невинный на одной из репетиций упал в люк под сцену, сломал несколько ребер. Но самое непонятное и мистическое то, что сразу же после того, как он упал, в репертуарной конторе раздался звонок. Мне звонила какая-то женщина: “Борис Васильевич, ну вот видите, что произошло с Вячеславом Михайловичем? Вы - на очереди”. Я это рассказал своим коллегам по спектаклю, они разволновались. Нас даже вызывал Ефремов: “Взрослые люди, образованные, во всякую ерунду верите!” А спектакль-то хорошим был. И самое страшное, что исполнитель главной роли - самого демона, Сергей Шкаликов, тоже трагически погиб. Словом, мистики в театре много. Чего стоит нашумевшая история с авиационным бензином, которым я, играя роль Сергея Есенина, умылся во время спектакля.
Там по ходу действия мальчик (его играл мой сын Вася) из глиняной плошки наливает мне в руки воду, которой я умываюсь. И вдруг... почувствовал, как зажгло лицо, особенно глаза.  Тут же пары разнеслись по залу. Откуда в театре взялся авиационный бензин, непонятно до сих пор. По этому поводу даже следствие было, но истину так и не установили. Говорят, Есенин большой шутник был.
- А  ваша “военная карьера” удалась в кино?
- Еще бы! Я уже до генерала дослужился. Вот свежий пример: в начале сериала “Солдаты” я командиром полка был, а теперь целой дивизией мотострелковой командую! А это, согласитесь, дело нешуточное (улыбается). Так что супруга моя теперь может смело себя генеральшей величать.
- А какую роль не смогли бы сыграть?
- Наверное, Гамлета, потому что старый. Еще короля Лира, потому что молодой. Но уже могу играть Ричарда или Генриха. Это если говорить о шекспировском репертуаре, о классике. А так вообще все могу играть.
- О чем чаще всего думаете в последнее время?
- О работе. Наверное, я трудоголик. Если репетируется какая-то новая постановка, то она меня полностью захватывает и я в основном о ней думаю. Видимо, сказалось то, что я слишком много времени проработал с Олегом Ефремовым. А он был фанатом своего дела. Для него не важны были деньги или бытовые условия. Только работа.
- Не так давно вы покинули МХАТ...
- Не хотелось бы о грустном. В двух словах, конечно, скажу. Новая метла по-новому метет - это не я сказал, народная мудрость гласит. И это вполне естественно. У Олега Павловича Табакова своя команда. Он с ней поработал много лет. Ему с ними легче, они его лучше понимают. Что рассказывать? И так все ясно.
- Ну а в целом довольны своей творческой судьбой?
- Наверное, да. Мне есть чем гордиться. Орденом Дружбы народов, званием народного артиста России, тем, что я стал лауреатом Государственной премии за фильм “Берег”. Я полагаю, что принес пользу Отечеству. Ведь театр и кино - это не развлекаловка. Это школа, это воспитание нас с вами, а главное - детей, тех, кому вскоре придется взвалить на свои плечи заботу о стране.
- Вы сыграли очень много людей в погонах. Каково ваше отношение не как артиста, а как гражданина к людям этих профессий?
- А как я могу к ним относиться, если они защищают мой народ, мою страну, меня и моих близких, в конце концов? Очень хорошо отношусь. Профессия офицера всегда была почитаема на Руси. Дай Бог и в дальнейшем будет так. Ведь это героические люди, которые за мизерную зарплату выполняют свой долг. Мне приходилось много общаться с военными, милиционерами. Подавляющее большинство из них - это честные, порядочные люди, которые всегда готовы прийти на помощь более слабому, беззащитному. Вообще, уважение - это образ моего бытия. Я уважаю личность, творчество. Очень уважаю то, что сделано человеком. Уважаю дворника, который тщательно подметает улицу, уважаю водопроводчика, который профессионально и добросовестно сваривает трубы. Уважаю всех. Это привито мне моими родителями, моим отцом. Но я очень ценю, когда и меня уважают.

Беседовал
Евгений КАТЫШЕВ
Фото из архива актера

 

Другие материалы раздела
Почем слава?
Сотрудниками Управления внутренних дел по Ярославской области пресечена деятельность торговцев государственными наградами.
Ярлык абсурда
Некоторые средства массовой информации в погоне за “сенсациями” продолжают очернять органы внутренних дел. Вот один из перлов центральной газеты...
“Почем куры в Кабарде?”
...Командир разведбата 46-й бригады исподлобья смотрит на лейтенанта-радиоэлектронщика. “Золотая молодежь” 2004-го! Невооруженным глазом видно, с “гражданки” “приехало тело”...
Когда зажигают чемпионы
В деревне Садки, что в Истринском районе Московской области, состоялись всероссийские соревнования “Динамовская лыжня - 2007”.
Золотые “тельцы”
Уникальную схему мошенничества с золотыми слитками, в которой оказались замешаны сотрудники двух ведущих российских банков - Банк “Новая Москва” (НОМОС-Банк) и “Российский капитал”, - раскрыли сотрудники УФСБ по Москве и Московской области.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru