Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Килограммы словесной руды

Килограммы, между прочим, полновесные: уже больше полутора лет представители различных белгородских прокуратур никак не могут убедить белгородских же судей в безусловной виновности раскручиваемого ими “оборотня” ¬ сотрудника Валуйского ГРОВД заместителя начальника отдела участковых уполномоченных капитана милиции Георгия Штепина.

Нештатная ситуация
Килограммы, между прочим, полновесные: уже больше полутора лет представители различных белгородских прокуратур никак не могут убедить белгородских же судей в безусловной виновности раскручиваемого ими “оборотня” ¬ сотрудника Валуйского ГРОВД заместителя начальника отдела участковых уполномоченных капитана милиции Георгия Штепина. Видно, не зря проштрафившийся офицер досконально изучал в юридическом институте подводные камни будущей трудовой деятельности: Штепин заснял на фотокамеру и использует в качестве аргументов защиты все контакты с любителями горячительного. Соответственно, когда произошла очередная доставка в околоток такого любителя, в памяти штепинского “цифровика” все задержание было зафиксировано вплоть “до запятых”. Но вот что интересно: несмотря на вроде бы достаточные, взятые по горячим следам признательные показания и подтверждающие показания свидетелей, зафиксированные на пленку угрозы “потерпевшего” созвониться с кем надо (все это ¬ под увесистый набор высокохудожественной матерщины) оказались, как видно, далеко не пустыми словами.


Итак, по версии сотрудников прокуратуры (как сказано в копии постановления, основанного на справке врача) “...перелом перегородки носа со смещением костей у гражданки Натальи Рындиной...” (жена задержанного пьяницы и главная жалобщица по делу) вызван тем, что поздним вечером 19 февраля 2006 года капитан Штепин “...беспричинно ударил кулаком в нос оную в ответ на просьбу не увозить в ГРОВД ее мужа Андрея Рындина, причинив ей телесные повреждения в виде закрытого перелома носа”. Рукоприкладство сие, по версии той же прокуратуры, сопровождало выезд участкового, когда,
“...получив информацию о совершаемом административном правонарушении, капитан Штепин с подчиненными прибыл к домовладению № 40 по ул. Кирова в г. Валуйки и руководил задержанием гражданина, находящегося в состоянии алкогольного опьянения”.
Вроде бы все ясно ¬ сработали следователи прокуратуры на пять ¬ хоть сейчас приговор к исполнению. Ан нет! Несмотря на полторы с лишним тысячи страниц уголовного дела, упакованных аж в семь томов, воз и ныне там, откуда его так лихо отправили еще 18 (!) месяцев назад: то областная прокуратура межрайонным не верит, то истица не устраивающие ее следовательские решения не признает, то опрашиваемые свои же показания после взаимных консультаций изменяют.
Строки из объяснения Натальи Рындиной: “милиционер с фотокамерой переложил ее в другую руку  и ударил меня кулаком в область носа”.  Цитата из копии первого, написанного по горячим следам, объяснения Андрея Рындина: “...сегодня, примерно в 19.30 произошла словесная ссора, после чего я вышел за калитку, посмотреть за дочерью. В это время у домовладения остановилась машина, в которой были сотрудники милиции. Сегодня я выпил пива. Милиционер, сидящий впереди, выбежал из автомобиля и повалил меня  лицом в снег. При этом я был по пояс одетый. Затем подбежали остальные сотрудники милиции и начали меня избивать ногами по всему телу ¬ не менее 20 ударов, т.к. я не давал надеть на себя наручники”.
А между тем судмедэксперт Марина Вобликова обнаружила на теле Андрея Рындина (замечу ¬ после двадцати¬то ударов ногами в тяжелых ботинках далеко не слабых мужиков, двое из которых, по утверждению его жены, даже прыгали на его спине) лишь несколько ссадин на шее “...возможно, от ногтей”. А наливающиеся на лице Натальи Рындиной кровоподтеки (четко, кстати, видные на фотографии, сделанной фотокамерой, когда Рындина только еще начала появляться в проеме калитки), по мнению эксперта, могли появиться только вследствие спазматических действий, например, сдавливания (логично: у мужа ¬ следы ногтей на шее, у жены ¬ следы от захвата).
Кстати, уже через несколько дней Рындин понял свой промах с узнаванием милицейской формы (все­таки сопротивление и площадный мат с угрозами в отношении людей при исполнении ¬ все это его позиций не улучшает) и стал утверждать, что людей этих он “...рассмотреть не успел, а они повалили его, вытащив при этом через калитку...”. В этот же день “поправилась” и главный свидетель Светлана Воронина, поменяв по памяти как местоположение фигурантов, так и уверенность в последовательности действий конфликтующих сторон.
Вопрос, как мог потерпевший не увидеть милицейские погоны (тем более что “поле битвы” освещал уличный фонарь), отчасти объясняет копия справки из ЦРБ об алкогольном опьянении Рындина.  А вот загадку ¬ откуда возле якобы закрытой калитки частного дома взялась патрульная машина капитана Штепина теперь старательно обходят стороной буквально все, кто формировал объемистые тома этого дела. А между тем, как следует из копии объяснительной капитана Штепина: “...ехали по своему маршруту, как вдруг на улице Кирова увидели двух женщин ¬ они махали нам руками и что­то кричали. Мы остановились: это оказалась проживающая в доме № 38 Татьяна Елисеева с дочерью. Которая сообщила, что к ней прибежала соседская девочка из дома № 40 и сказала, что папа напился и убивает маму”.
Остановивших “Жигули” женщин (вот она ¬ та самая разгадка появления милиционеров возле подворья Рындиных, о которой так удивительно “забывают” и следователи прокуратуры, и свидетель Светлана Воронина), как и последующее движение машины к  “вообще непьющему после инсульта” (утверждение тележурналиста “Вестей” Андрея Штукатурова),  прекрасно видела и проходившая мимо с подругой еще одна свидетельница ¬ Татьяна Уварова. Следователь Дмитрий Никулин, больше месяца разбиравшийся в перипетиях взаимоисключающих заявлений сторон, попросту отказал в возбуждении уголовного дела “за отсутствием состава преступления”.
Но не тут­то было: если сотрудники ГРОВД сочли возможным  принять решение прокуратуры как должное, то Наталья Рындина от компенсации за свой якобы сломанный нос “за просто так” отказываться не собиралась. Поэтому пару недель спустя от нее  последовала жалоба межрайонному прокурору, в ответ на которую тот объявил решение следователя незаконным и заставил  передать пока еще всего­то листов 25 ¬ 30 стандартной писанины  другому следователю. Дело, как видим,  выходит на следующий виток.
Последовала новая серия унылых “ФИО, родился, крестился, что видел и так далее”. Однако копия так ожидаемого Натальей Рындиной решения от 23.03.2006 года за подписью старшего следователя Валуйской прокуратуры Сергея Шаповалова содержала лишь четкий вердикт ¬ “отказать”! Но не на ту напали! И вот вместо того, чтобы прекратить всю эту бессмыслицу (тем более что “смещенные” кости носа каким­то чудом, то есть без вмешательства хирурга, встали на место), обладательница “боевых ранений” пишет новую жалобу, на этот раз уже в область. И межрайонный прокурор снова объявляет решение своего, уже другого подчиненного, незаконным (!) и дает (правда, на этот раз ¬ ему же) 10 дней для исправления “ошибки”.
Надо ¬ значит надо... Следователь Шаповалов  повторно принимается за начавшее понемногу разбухать дело, предложив неудовлетворенной заявительнице для начала пройти повторное обследование ее носа, но... нарывается на такой скандал, что вынужден даже составить справку о ее криках и категорическом отказе содействовать производству следствия, заметим, возобновленном по ее же жалобе. После чего повторно закрывает дело согласно предоставленным ему законом РФ правам и статусу его должности.
Однако плохо вы, читатель, знаете заявительницу! Коль от Валуек до Белгорода всего ничего: новая жалоба  в область и новая передача дела, теперь уже третьему следователю ¬ Ананьеву. И новая серия хождения по мукам с новыми мизансценами.
Еще пять месяцев этой “особо сложной тягомотины” ¬ и следователь Дмитрий Никулин снова закрывает дело.
Однако удила уже были закушены: новые жалобы, теперь уже в Москву, и приехавший в Валуйки в декабре 2006 года корреспондент “Вести¬Дежурная часть” Андрей Штукатуров, почему¬то не обращая внимания на доводы экспертов, уже через пару дней  на всю страну показывает “сломанный” нос Натальи Рындиной и руки “изувера” Георгия Штепина.
¬ Я, когда увидела этот репортаж, ¬ рассказывает та самая, проходившая мимо с подругой, Татьяна Уварова, ¬ просто обомлела: да что же это делается¬то! Ведь мы же видели, что ни в каком дворе этот мужчина не был, а стоял на улице в одной майке и курил. А чуть впереди две женщины о чем­то говорили с сидящими в “Жигулях” людьми. А потом машина отъехала назад, дверь открылась, и на ней стала видна (помните, фонарь на стоящем рядом столбе горел?) надпись “Милиция”. Из нее вышел парень в форме с погонами (звездочки блестели в свете фонаря) и подошел к мужчине. А еще через пару секунд тот его вдруг ударил в голову и милиционер упал. Тут остальные из машины выскочили и стали прижимать мужчину к земле, наверное, чтобы не очень­то руками размахивал ¬ тот здоровый был. Ну мы, правда, обочинкой, прошли и, что дальше там было, не видели. Но вот то, что никто его на улицу не вытаскивал и не раздевал, ¬ это точно”. Надо отдать должное гражданской смелости этой женщины: решиться написать в прокуратуру такое, да еще в условиях уездного городка, не каждый мужчина отважится. Увы, к тому времени по очередному указанию из области следователь Никулин был вновь обвинен своим начальством в непрофессионализме (а как иначе прикажете понимать очередную отмену его решения?) и вновь возобновленное в конце 2006 года дело о валуйском “оборотне в милицейских  погонах” продолжило набирать вес. До областной прокуратуры в конце концов доходит, что от местных следователей нужного результата не добьешься, и дело передается в соседнюю с Валуйской Волоконовскую прокуратуру и, представьте себе, с первого же захода бьет в десятку!
Копия постановления об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде от 05.03.2007 года следователем этой новой для Штепина прокуратуры гласит (и это через 18 месяцев несения офицером службы в родном ГРОВД):
“...Штепин, действуя с прямым умыслом  по причинению телесных повреждений, беспричинно ударил кулаком в область носа Рындину Н.И., чем ей были причинены телесные повреждения  в виде закрытого перелома костей... На основании ст. 97¬101 УПК избрать в отношении обвиняемого...” ¬ каково?!
В копии заключения ГУЗ “Бюро судмедэкспертизы” по Белгородской области сказано: “При консультативном изучении представленных рентгенограмм костей лица (носа) на Рындину Н.И. от 20.02.2006 года травматических костных изменений не выявлено. Внешние повреждения лица Рындиной Н.И. к телесным повреждениям не относятся, т.к. причинили лишь легкий вред ее здоровью, т.е. не повлекли за собой кратковременного расстройства ее здоровья”. Звучит? Тем не менее расследование продлевается, Штепина продолжают держать на “коротком поводке” подпиской о невыезде, очевидно, полагая, что сын, муж и отец, неоднократно награжденный руководством офицер милиции Георгий Штепин только и ждет удобного случая, чтобы сбежать, бросив своих родителей, жену и 4¬летнюю дочь. От должности Штепина не отстраняют (в районной милиции не хватает рабочих рук), но тем не менее лишь за несколько месяцев вызывают в прокуратуру более 20 (!) раз. И это ¬ за полсотни зимних километров.
...А было еще и движение бумаг в Курчалой и обратно, было еще и следственное поручение начальнику Крымского ГРОВД (расследование добралось до берегов Черного моря) и другие¬прочие... Свидетели¬то на месте не сидят, их, в отличие от бедняги Штепина, никто не обязал находиться на привязи.
В конце концов заботы о доказывании вины Штепина перекладываются на плечи районного суда. На очередном (10¬м, 11¬м или 12¬м ¬ затрудняюсь сказать) его заседании  некоторые из материалов этого долгостроя (говорят, что только сопроводительные бумаги заняли больше 200 страниц) были снова направлены на очередную независимую экспертизу в город... Орел!
Этой удивительной историей мы занялись по письму матери Георгия Штепина. Анализ документов дела поражает. Поражает как великолепный образчик бездумного растрачивания государственных средств в угоду чьим¬то амбициям. Участковый (между прочим, очередное звание ему в этих условиях, естественно, не присваивают) продолжает делать свое дело ¬ трудиться на участке. Прокурорские следователи продолжают делать свое ¬ затребовать и исписывать все новые и новые килограммы бумаги. То ли еще будет...

Василий ЯТЛЕНКО
Белгородская обл.

Другие материалы раздела
Верхом на парте
Корреспондент “Щита и Меча” прошел базовую подготовку в Центре высшего водительского мастерства
Резонанс
Предупреждать и защищать
Обзор региональной прессы
Автоиндульгенция
Столичное Управление ГИБДД давно бьет тревогу по поводу прямо-таки наплевательского отношения к выполнению требований ПДД со стороны работников служб и подразделений милиции.
Тамара - зоркий глаз
Без преувеличения скажем - трудно себе представить Совет ветеранов центрального аппарата МВД России без Тамары Степановны Щербаковой.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru