Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Безъяблочный Яблочный спас

Жизнь такова, какова она есть, и больше никакова...

Позиция
Жизнь такова, какова она есть, и больше никакова...
Раньше, когда была жива жена, я смутно знал, какие продукты сколько стоят, что цены могут расти или снижаться. И вот уже восемь лет по¬хозяйски вникаю в эти детали быта, знакомы мне многие рынки, завсегдатаи­ветераны, уместив на ладони остаток нищенской пенсии, повздыхают, повздыхают, да так ничего и не купят...

Возле метро “Новослободская” в палатке я всегда брал простоквашу в небольшой такой баночке. И всегда она стоила девять рублей. А вчера с меня спросили уже десять.

- А что случилось­то? - Сунулся я в окошечко. - Кто разрешил цены повысить?
- Теперь разрешений не надо, я сама повысила! - вызывающе ответила продавщица или хозяйка палатки. - Хлеб подорожал, вы помалкиваете, а простоквашу заметили!
Пошел пешком на маленький рынок, что напротив Лесной улицы. Яблочный спас наступил, яблоки в этот народный праздник всегда, помню, дешевели, да и урожай, говорят, в Подмосковье нынче на фрукты выдался отменный. Наберу, думаю, целую сумку разных сортов, хорошо, когда на кухне яблоками пахнет. Особенно анисом или белым наливом, антоновкой...
Хожу по рядам, присматриваюсь. Яблоки есть, но больше прошлогодние, импортные: с виду красивые, а что там внутри, какая химия? Да и цены почти такие же, какие и зимой были. Пугающие цены!..

- А где же наши¬то яблоки, подмосковные?

Этот вопрос задавали многие любители фруктов, а мужик с аккуратной бородкой произнес целую речь о безъяблочности нынешнего Яблочного спаса, кого¬то обвинял и изобличал. Он показывал пальцем куда-то в потолок, и я не понял, кого он все­таки обвинял. А виновники, конечно, есть. Сколько было и обличительных, и обнадеживающих разговоров на самом высоком уровне о рынках, о засилье там иногородних перекупщиков, о предоставлении торговых мест тем, кто производит сельскую продукцию, о режиме благоприятствования для них. Кое¬что сделано, но по-прежнему маловато рязанских теток с корзинами. Поздновато хватились с помощью.
 
На российской земле постепенно исчезает основной кормилец - крестьянин. И колхозы развалили, и фермеров маловато. Русская деревня вымирает, спивается. Пьют и мужики, и бабы. В одной только Костромской, знакомой мне области, почти треть пахотных земель заросла бурьяном и лесом. Когда¬то за каждую межу дрались кольями, а теперь пустуют целые поля. Во многих селах закрыли школы, медпункты, библиотеки. Оставшиеся старики не живут, а выживают. Какой уж там рынок, кому туда ехать­то? В западных странах, где я неоднократно бывал, берегут крестьянина, холят, создают ему условия. А мы рубим сук, на котором сидим. И в советское время рубили, и сейчас острый топор в ходу: деревне пока много обещают, но мало дают, все живительные соки из села высосали...

С этими грустными мыслями шел я домой. Купил кило хилых, но свежих яблочек за сорок пять рублей. Надо же спас отметить...

На пути часто попадаются фруктовые развалы и палатки. Цены и здесь, в палатках, - “зимние”. Покупателей, как я заметил, мало.

- А мы, дорогой, не торопимся, ждем нужного покупателя, - сказал мне один палаточный хозяин. - Москва большая, денежная, пока не все в ней пенсионеры...

Вспомнил я праздник Яблочного спаса у себя в родном нижегородском селе, стоящем на Арзамасском тракте. Так вот, по этой столбовой дороге день и ночь скрипели тяжелые возы с ароматными яблоками. Из Мордовии везли, из Чувашии. Да и своих, нижегородских яблок было много. Тогда их на килограммы не продавали. Да и весов­то не было. Ведрами продавали, бадьями, корзинами. Цены ¬ в копейках, а не в рублях. Сезон же, всегда так было!

Есть у меня редкая и поучительная книга “Двенадцать писем из деревни” профессора химии Энгельгардта, сосланного царем за вольнодумство в Смоленскую губернию. Как ученый человек Энгельгардт, живя в своем имении в Батищеве, проанализировал сезонные цены на крестьянскую продукцию. Год за годом. Такая традиция была на Руси, сама жизнь подсказывала здравый смысл: урожай поспел - цены снижали. И не только на фрукты. Осенью и продукты были дешевле...

А сейчас у нас в отношении деревни делается немало всего вопреки здравому смыслу. Раньше никому не могло и в голову прийти, что ярославской картошкой в Москве будет торговать житель Кавказа. А сейчас торгует. И спасибо ему, что выручает. И будет выручать еще долго, пока русская деревня не возродится вновь.

 

Юрий ГРИБОВ


Другие материалы раздела
Имам Шамиль называл его “звездой князей”
Эх! Об этом бы человеке писать любовно-романтические эссе! Посвящать сонеты, воспевающие верность даме сердца, слову!
Хроники атакующего ОМОНа
Тысячи российских милиционеров приняли участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе. В пылающей Чечне восстанавливали конституционный порядок и московские омоновцы. Сводный отряд ОМОНа до сих пор находится в республике.
Псковский форпост России
В райотдел въехала на лыжах
Без преувеличения скажем - трудно себе представить Совет ветеранов центрального аппарата МВД России без Тамары Степановны Щербаковой.
...А потехе – душу
Эти удивительные женщины трудятся в нашей редакции много лет. По роду деятельности они не носят погоны,..
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru