Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Бригада уходит в историю

Они считали себя боевой структурой, их конспирации и организованности могли позавидовать и спецслужбы.

Громкое дело
Они считали себя боевой структурой, их конспирации и организованности могли позавидовать и спецслужбы. Оперативникам УУР ГУВД по городу Москве пришлось применить все свои таланты для ликвидации группировки, действующей в течение одиннадцати лет. На днях поставлена точка в истории деятельности “орехово­медведковской” преступной группировки. Осуждены последние из лидеров банды, отличившейся в середине 90-х совершением особо жестоких убийств.


САНИТАРЫ ЛЕСА
Костяк “ореховской” ОПГ сформировался в середине 90-х годов. В то время это была одна из мощных и организованных банд Москвы. “Крестным отцом” группировки являлся криминальный авторитет того времени Сергей Тимофеев по прозвищу Сильвестр. Ему удалось объединить несколько орудовавших на юге и юго-западе столицы разрозненных групп в единый мощный кулак. Вскоре “ореховские” стали контролировать практически весь бизнес южных районов столицы. Под их “крышей” находились автозаправочные станции, автосервисы, кафе, рестораны и рынки. Доходы бандитов составляли сотни миллионов долларов в год.

Когда в 1994 году убили Сильвестра (взорвали в “Мерседесе” на 3-й Тверской­Ямской улице), его группировка распалась. Одну из бригад возглавил Сергей Буторин по прозвищу Ося. Впрочем, он “поднялся” еще при жизни Тимофеева и пользовался авторитетом среди молодых членов группировки. Ося сделал ставку на бывших сотрудников спецслужб. Ему удалось привлечь в свои ряды даже бывших бойцов спецназа. Вскоре к ним примкнула и “медведковская” ОПГ, названная по месту дислокации ¬ столичному району Медведково.

В МУРе о них узнали в конце 1996 года. При разработке “курганской” группировки, после удачной операции, задержали многих членов банды, раскрыли немало убийств. Тогда и прозвучало впервые имя Саша­Солдат. Говорили о нем как о мифическом “герое” преступного мира: дескать, великий и ужасный, специалист по убийствам, поймать которого невозможно. Многого о нем рассказать не мог никто, поначалу оперативники даже считали его “курганским”.

Работая по этому делу, несмотря на почти мистическую таинственность вокруг “серьезного киллера”, выяснили, что зовут Солдата Пустовалов Александр Сергеевич. Не раз его видели вместе с Солоником (еще один киллер, своей славой, однако, больше обязанный прессе, чем делам). Когда в 1997 году до “ореховских” дошли слухи, что “курганские”, на которых работал Солоник, решили отколоться и даже замышляли устранить Буторина, тот отправил к Солонику в Грецию троих своих киллеров, в том числе одного из лидеров группировки Марата Полянского. Смерть Солоника оборвала ниточку, ведущую к Саше­Солдату.

Работать по Пустовалову было сложно, он будто чувствовал расставленные ловушки, срывал тщательно продуманные операции, просто не приходил туда, где его ждали. Единственное, что оставалось сыщикам, ¬ констатировать очередное пополнение списка жертв профессионального убийцы. Правда, назвать их жертвами можно было с большой натяжкой - практически все погибшие от руки Солдата входили в другие преступные группировки и чистой анкетой не отличались.

Неожиданной оказалась информация о том, что Пустовалов принадлежит к “ореховским” Одинцовского направления. Основной костяк банды составляли жители города Одинцово, во главе банды стоял некий Дмитрий Белкин. Саша­Солдат помимо обязанностей наемного убийцы еще и охранял босса “ореховских”.

Работая по Пустовалову, оперативники вдруг столкнулись с коллегами. Оказалось, что 2-е Управление Генеральной прокуратуры уже возбудило ряд уголовных дел в отношении “ореховских” за вымогательство на территории закрытых городов Одинцовского района - Власихи и Краснознаменска. В 1997 году старший следователь прокуратуры Юрий Керезь впервые в России возбудил уголовное дело по ст. 210 (организация преступного сообщества). Керезю угрожали, пытались купить, предлагали огромные деньги, но он продолжал работать. 22 октября 1997 года его убили. Для расследования убийства следователя прокуратуры была создана оперативно¬следственная группа, куда и вошли сотрудники МУРа, УБОПа, ФСБ, областного уголовного розыска.

Особые методы конспирации, навыки оперативной работы “ореховские” умели использовать не хуже сотрудников милиции. Мобильные телефоны доставали редко, чаще звонили из таксофонов. Для связи разбивались на двойки¬тройки и пользовались пейджерами. Домашние адреса зачастую не давали даже самым близким друзьям. Пользовались автомобилями с тонированными стеклами. Да и сама группировка на этот период времени не светилась, ушла в подполье, нигде не вылезала, появлялась лишь тогда, когда надо было кого-нибудь убить, похитить, наказать. Взять такую группировку было сложно. Однако активная работа сыщиков принесла свои плоды.

Сотрудники МУРа раскрыли порядка 30 убийств - в основном членов самой “ореховской” банды и конкурирующих группировок. В списке значились и коммерсанты.

Начались задержания, но и здесь давала себя знать выучка. Когда кого-то задерживали, преступники вели себя подготовленно, отказывались давать показания. Сразу же появлялись “штатные” адвокаты из группировки.
Все бандиты были повязаны смертями, кровью, все стреляли, убивали, потому что по¬другому остаться в банде они не могли. Одни это делали добровольно, другие - под страхом смерти. Причем чаще всего они были вынуждены убивать своих же друзей. “Друзья убивают друзей” - такой принцип был у босса Белкина. Считалось, что если боец убил своего товарища, то доверять ему можно.

Эти убийства даже обставлены были как ритуал. Члены группировки никогда не знали, кого едут убивать. Собиралась вся банда, ехали в лес. Никаких уважительных причин для того, чтобы не поехать “на шашлыки” или другое “мероприятие”, быть не могло. В конце “дружеской сходки” происходило убийство. Если самого Белкина не было, его волю передавали бригадиры. Причины ликвидации обычно были надуманными. Якобы провинившийся является наркоманом или стукачом. Убийцу выбирали из друзей жертвы. И не просто убивали - тело расчленяли, хоронили в разных местах, одежду обязательно сжигали.

В результате в группировке друг друга боялись все. Боялись жестокости, боялись, что тот, кто находится рядом, в любой момент может оказаться палачом. Уехать, убежать они не могли, были уверены: все равно убьют. Долгое время находясь в этой банде и совершая множество убийств, они получали сущие копейки. Но “на работу” выходили ежедневно, не имея выходных. Следили за порядком на контролируемых точках, собирали деньги, выслеживали жертву, убивали. При этом себя они называли “структурой, которая решает вопросы по наведению порядка, уничтожению других преступников”, а еще добавляли: “милиция с ними справиться не может, а мы можем”. Позднее, когда их задержали оперативники МУРа, они искренне недоумевали: “За что? Мы ведь делали полезное дело. Они же бандиты”.

ТЕНЬ “КРЕСТНОГО ОТЦА”
“При каждом обыске находили либо фильм, либо книжку про Аль Капоне, -рассказывают сотрудники УУР ГУВД по городу Москве. - У лидеров группировки “Крестный отец” был настольной книгой, зачитанной до дыр”. Казалось бы, небольшой, ничего не значащий штрих. Но когда стали анализировать деятельность преступников, то поняли: группировка создавалась как под кальку. Организация, взаимоотношения, методы конспирации - все это было перенесено в реальную жизнь и преступную деятельность банды из криминального бестселлера.

Лидеры подбирали в банду молодых, несудимых, спортивных ребят. Соблазняли не деньгами, не властью - романтикой. Им обещали работу по их физическим способностям, на благо общества, хорошие заработки. Физически сильные люди не всегда сильны внутренне, они легко попадают под влияние, и тогда сделать из них можно все что угодно. Когда они увидели, что против их спортивного мастерства, мышц есть пистолеты, когда поняли, что попали в банду, пути назад для них не было. Человек не может все время жить в страхе, тем более когда в руках пистолет.

Немного денег плюс машины, кабаки, девочки, иллюзия власти - что еще нужно, чтобы почувствовать себя хозяевами жизни? Но внутри сидит страх - страх быть убитыми или необходимости убить своих же друзей и знакомых.
Аль Капоне “поработал” и с родственниками. Казалось бы, столько народа положили, кто­то должен был прийти в милицию, заявить об исчезновении своего сына, мужа, брата... Сыщики впервые столкнулись с ситуацией, когда не пришел никто. Неужто родственников зомбировали? А все объяснялось довольно просто. Человек уходил на шашлыки в хорошем настроении, а потом звонили ближайшие друзья, сообщали, что нагрянула милиция и ему пришлось скрыться, уехав за границу, где он будет прятаться год­два. Затем передавали семье якобы оставленные им деньги. Естественно, и матери, и жены знали, чем занимаются их мужчины. Верили друзьям, продолжая общаться с убийцами своих сыновей и мужей, ни о чем не подозревая. Когда стали приходить милиционеры, приглашать на опознания, экспертизы, их встречали как личных врагов, отказывались сдавать кровь, необходимую для генетических исследований, отказывались говорить. “Друзья” их родных объяснили: “чего только не скажут вам менты, не верьте”. В уголовных делах нет ни одного показания жены или матери, об окружении сына они говорили только хорошее. В такой обстановке работать сыщикам было крайне сложно.

Когда началось следствие, многие члены группировки боялись до такой степени, что даже не могли войти в кабинет, где должна была состояться очная ставка с лидерами банды. И только увидев их в наручниках, поникших, сломленных, они вспоминали о человеческом достоинстве. До этого они не верили, что их боссов действительно накажут, ожидая, что те откупятся.

Попадались люди, которые, еще находясь в банде, осознавали, что творят. Просили только одного: обезопасить их и их семьи. И тогда соглашались говорить.

Один из таких попал в банду совсем молодым в поисках романтики, но, быстро поняв что к чему, мечтал выйти из группировки. Сотрудничать он согласился сразу. Проблема заключалась в том, что к нему был приставлен “свой” адвокат, нанятый лидерами банды. Было очевидно, что о показаниях парня сразу же доложат бандитам, а это смертный приговор и семье, и ему самому. Тогда пришлось пойти на хитрость: бандитский адвокат продолжал представлять интересы задержанного, который упорно молчал, а параллельно ему предоставили другого адвоката, и уже с ним проводились следственные действия. Несколько месяцев шла эта работа, выкапывали трупы по всему Одинцовскому району. Когда открылась правда, адвокат очень испугался, но к тому времени основная масса людей уже была задержана. Тогда¬то и пришла и информация, что из “подполья” вернулся Пустовалов.

МИФЫ ПРЕСТУПНОГО МИРА
Александр Пустовалов был личностью весьма примечательной. Общественник, дружинник, спортсмен, хотел работать в милиции... Когда пришел устраиваться, был уверен, что его возьмут в уголовный розыск, считал эту профессию героической, а следовательно, самой подходящей для него. Но так как окончил всего 8 классов, ему предложили только должность простого милиционера, дальнейшее обучение, но это его не устроило.
Однажды в одном из баров Пустовалов подрался с какими¬то бандитами, защищая незнакомых ему людей, просто выступил против беспредела, а заодно и показал, как в морском спецназе воюют, благо только вернулся из армии. В том  же баре отдыхал Белкин с командой. Талантливого парня они поспешили пригласить к себе в “фирму”. Так и началась карьера Саши­Солдата. Он оказался прекрасным стрелком и, в конце концов, стал мифом преступного мира, но, как водится, слишком много знал. Его ловила милиция, свои планировали “убрать”, и он исчез.

Неожиданное возвращение Пустовалова вызвало сомнение у оперативников. Но на всякий случай они устроили засаду около его дома. Почти неделю никто не появлялся, и вдруг в небольшом проеме между шторками сыщики заметили мужской силуэт. Вызвали подкрепление, ворвались в квартиру... Никого. Вспомнили, что в этом же доме живет друг Пустовалова. Постучали в его квартиру, объяснили хозяину: мол, ищем Сашу, не видел ли? Тот предложил войти. Квартирка оказалась небольшая: две комнаты, одна проходная, за ней ¬ маленькая. Проверили ¬ никого нет. И тут... выходит сам Пустовалов. Его неожиданное появление объяснилось просто. В маленькой комнате была кладовочка, которую хозяин приспособил под мастерскую, хранил там охотничье оружие. Пустовалов, собираясь с другом на охоту, сидел в этой кладовке, набивал патроны и не слышал ни прихода сыщиков, ни шума, поднятого спецназом в его собственной квартире, находящейся ниже.

На допросах герой преступного мира не отпирался, говорил, что бегать ему надоело, что настрелял столько, что должен быть миллионером, только ни копейки за душой нет. Еще находясь в группировке, понял, что его хотят убить и просто “лег на дно”. Уехал в свою часть в спецназ морской пехоты в Мурманск. Он был там на хорошем счету. Целый год служил по контракту. Про все преступления Солдата в МУРе уже знали, удивление вызвал только рассказ про убийство Солоника.

Рассказал он и про свою группировку, вот тут­то и выяснилось, что настоящий лидер “ореховских” вовсе не Белкин, а некто Буторин Сергей Юрьевич по кличке Ося, который с 1996 года постоянно проживал за границей. Сам Ося в свое время был приближенным Сильвестра, а после его смерти создал небольшую, компактную бригаду. Все вопросы были уже решены, коммерческие фирмы находились под их влиянием, большая организация была не нужна. И Буторин спокойно жил за границей. А в России купил себе могилу и справку в морге о том, что умер от сердечной недостаточности и лежит его тело на Николо­Архангельском кладбище. На какое­то время в МУРе даже прекратили заниматься Осей, и только поимка Пустовалова навела следствие на верный след. Правда, Солдат говорил, что тот находится в Греции, а Буторин к тому моменту уже переехал в Испанию.

БРАТВА ПОДЕЛИЛА СКАМЬЮ ПОДСУДИМЫХ
Успех расследования во многом объяснялся тем, что в МУРе нашли правильный подход к преступникам. Сыщики понимали, что можно осудить десяток пойманных бандитов, но - рядовых исполнителей. Если верхушка останется, банда трансформируется, наберет новых боевиков, и группировка опять начнет “работать”.

“Мы решили пойти другим путем, и закон нам это позволял, - рассказывают сыщики. - Сделали так, чтобы люди, которые будут активно сотрудничать со следствием, получили минимальные сроки. Обвиняемые приходили с повинной, делали чистосердечные признания. И потому, согласно существующим в УПК нормам, мы могли выйти в суд с ходатайством о том, чтобы к ним применили минимальное наказание. И дали срок ниже низшего предела за активное содействие следствию, за помощь в раскрытии более серьезных преступлений и разоблачении всех членов банды. Такого в судебной практике еще не было - были снисхождения: немного скашивали срок, но никогда не применяли возможности УПК в полном объеме”.

Прокуратура учла помощь следствию, запросила минимальные сроки. В итоге в двух случаях обвиняемые получили условные сроки. Что касается остальных, то один из членов группировки был приговорен к пожизненному заключению, Александр Пустовалов получил 22 года тюрьмы, другие члены группировки получили сроки по 17¬18 лет.

 Руководителя группировки Буторина и его ближайшего помощника Полянского задержали под Барселоной. Испанские полицейские два месяца пытались поймать русских мафиози, но потом вызвали на подмогу российских сыщиков. На помощь коллегам выехали сотрудники МУРа, Интерпола и ФСБ. Совместная операция продолжалась всего два дня, лидеров “ореховских” наконец­то поймали. В настоящий момент оба главаря группировки отбывают наказание в Испании. На свободе по сегодняшний день остается лишь Белкин, который удачно играл роль лидера группировки, написанную для него Буториным.
Бандитские истории, как дворцовые интриги, практически невозможно остановить. Все начиналось с “курганских”, затем ловили “ореховских”, через них недавно вышли на “медведковских” и их лидеров братьев Пылевых, на счету которых также десятки убийств. Друзья и “коллеги” - Сергей Буторин и братья Пылевы ¬ уже давно “работали” вместе. Объединившиеся для общего дела группировки даже иногда считали одной бандой - “орехово­медведковских”.

Поэтому после задержания Буторина дожать “медведковских” было для сыщиков лишь вопросом времени. Через год после ареста лидера “ореховских” взяли Олега Пылева, а спустя еще полтора года - его брата Андрея. Буквально на днях состоялся суд, на котором глава “медведковских” Олег Пылев приговорен к пожизненному заключению, его брат Андрей получил 21 год тюрьмы. Теперь отечественные казематы заменят им испанские особняки.

Александра КАРО


Другие материалы раздела
Имам Шамиль называл его “звездой князей”
Эх! Об этом бы человеке писать любовно-романтические эссе! Посвящать сонеты, воспевающие верность даме сердца, слову!
Хроники атакующего ОМОНа
Тысячи российских милиционеров приняли участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе. В пылающей Чечне восстанавливали конституционный порядок и московские омоновцы. Сводный отряд ОМОНа до сих пор находится в республике.
Псковский форпост России
В райотдел въехала на лыжах
Без преувеличения скажем - трудно себе представить Совет ветеранов центрального аппарата МВД России без Тамары Степановны Щербаковой.
...А потехе – душу
Эти удивительные женщины трудятся в нашей редакции много лет. По роду деятельности они не носят погоны,..
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru