Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

Война за закрытой дверью

Ежедневно в нашей стране происходят тысячи случаев насилия над личностью, которые согласно закону преступлениями не считаются.


 Ежедневно в нашей стране происходят тысячи случаев насилия над личностью, которые согласно закону преступлениями не считаются. Да и в обществе к ним отношение чуть ли не лояльное. И это при том, что ежегодно в России в результате этих эксцессов погибает несколько десятков тысяч человек! Но даже в этих случаях факт преступления фиксируется далеко не всегда, а его виновник порой выходит сухим из воды. Как такое может быть? ­ спросите вы. Что это за преступление, о котором молчит Уголовный кодекс? Ответ предельно прост. Речь идет о насилии в семье.

Только факты:

- 55,7 процента женщин хотя бы единожды угрожали физической расправой кто-либо из близких мужчин  (нынешний или бывший муж, жених или любовник).

- 18 процентов женщин находятся в ситуации регулярного и жестокого физического обращения со стороны мужей. Положение этих женщин характеризуется частыми побоями, травмами, требующими обращения к врачу, помощи со стороны милиции и ожиданием новых нападений мужа.

- Около половины избиваемых женщин подвергались нападению в то время, когда были беременны, кормили грудью, имели маленького ребенка или испытывали физические или моральные страдания, находясь в состоянии беспомощности.

- 83 процента женщин, на которых когда-либо нападал муж, считают вероятным, что в дальнейшем насилие будет продолжаться.

- Исследование обнаружило, что общественное мнение достаточно лояльно к избиениям жен. От трети до половины опрошенных готовы найти причины и оправдать мужа, ударившего жену.

 

Анатомия насилия

 

Будущего насильника легко вычислить в начале знакомства, зная перечень опасных примет, характерных для этой группы людей. Совсем не значит, что потенциальный монстр должен иметь все перечисленные признаки, но если в его поведении вы усмотрели больше трех ­ стоит насторожиться. С высокой степенью вероятности вас ожидает насилие, причем отнюдь не мягкое.

­ Ревность, возникшая в самом начале отношений. Прикрываясь якобы проявлениями любви, мужчина стремиться полностью завладеть женщиной.

­ Контролирующее поведение. Мужчина непрерывно “беспокоится” о женщине, под видом заботы вторгается во все сферы ее жизни: где была, во что оделась, с кем встречалась о чем говорила и т.д.

­ Насилие, перенесенное в детстве. Согласно различным исследованиям, от 74 до 90 процентов мужчин, ставших в детстве свидетелями агрессивного поведения отца, в будущем сами становятся насильниками.

­ Быстроразвивающиеся отношения. Если мужчина спустя месяц после знакомства тянет женщину в ЗАГС, нашептывая: “Ты единственная!”, стоит задуматься. Возможно, ему срочно нужна жертва, к которой можно применить власть и контроль.

­ Нереалистичные ожидания. Мужчина ожидает от женщины совершенства, как от жены, матери, любовницы и друга. Уверен, что она будет делать для него все, что он хочет, независимо от собственного желания.

­ Изоляция. С первых же дней стремление оградить женщину от любого общения, вплоть до совета уволиться с работы.

­ Обвинение других в собственных проблемах и чувствах. Мужчина убеждает женщину, что это она спровоцировала инцидент, разозлила его, расстроила.

­ Сверхчувствительность. Очень обидчив, требует повышенного внимания к своим чувствам.

­ Жестокость по отношению к детям или животным.

­ Использование жестокой “игры” в сексуальных отношениях. Иногда именно в этих отношениях раскрывается истинное лицо насильника.

­ Вербальное оскорбление. Мужчина унижает, ругает, оскорбляет и преуменьшает любое достижение женщины.

­ Жестко детерминированные социо­половые роли. Презрительное отношение к женщине, как таковой. Агрессор всегда имеет четкие представления о том, какой должна быть идеальная жена. Он рассматривает женщину как априори низшее существо. И даже если это проявляется поначалу к подругам жены или сослуживицам, не стоит строить иллюзий.

­ Внезапная смена настроений. Только что мило беседовали и через секунду – взрыв эмоций, потеря контроля, проявление агрессии.

­ Предыдущий опыт как агрессора. Наверняка его прежняя жена была “плохой” и заслуживала оплеух, а вы – другая. Но следует помнить: не ситуация делает человека агрессивным, а его собственный выбор.

­ Угрозы насилия. Казалось бы, брошенные на ветер фразы: “Убью тебя, если ты не заткнешься!” и т.п. – нехороший знак.

­ Разрушение предметов или нанесение ударов по ним. Мужчина в “наказание” ломает любимую вещь женщины. Стучит кулаком по столу, бросается предметами.

­ Использование любой силы во время скандала. Мужчина держит женщину в страхе, физически удерживая ее от ухода из комнаты, причиняя ей боль, или может держать прижатой к стене, грозно повторяя: “Ты будешь слушать меня!”

 

 

Бьет ­ значит, не любит

 

Я уже вижу заскучавшие лица мужчин, особенно носящих на плечах милицейские погоны. Мол, что же это за проблема и тем более преступление? Ну поучил муж жену, треснул, любя, по уху, с кем не бывает? Если лезть в каждый семейный конфликт с Уголовным кодексом, времени не останется с настоящей преступностью бороться. Возможно. Тем паче, что в большинстве случаев “воспитание” жены происходит в момент бурного выяснения отношений между благоверными, когда у мужа заканчиваются другие аргументы. О своей несдержанности мужчина (если он, конечно, настоящий мужчина) впоследствии искренне сожалеет. Согласно экспертным исследованиям подобному “воспитанию” подвергалась каждая четвертая женщина, находящаяся в браке. Однако эти случаи если и можно назвать преступными, то лишь с точки зрения морали, но никак не закона. И речь сейчас не о них. Насилие в семье ­ это нечто другое. Это не вспышка гнева, вызванная бурным конфликтом. Насилие в семье ­ это система поведения одного члена семьи для сохранения власти и контроля над другим или другими членами семьи. Насилие, как преступление, всегда имеет историю, если говорить юридическим языком, рецидивность. Оно не спонтанно, и совершается осознанно, порой любыми способами.

В подавляющем большинстве случаев насильником является мужчина, а его жертвами становятся заведомо слабые и зависимые ­ женщина и дети. Последствия этого чудовищны. Ежегодно в России от рук собственных мужей погибает 14 тысяч женщин! А 5 тысяч жен, много лет терпевших истязания, вдруг берут в руки топор и тогда плохо приходится уже их мучителям. 50 тысяч детей ежегодно уходят из дома, 85 процентов из них бегут от насилия, которое они регулярно терпят в семье. Если же приплюсовать к этим цифрам несуществующую у нас статистику самоубийств, совершенных отчаявшимися найти выход из положения женщинами и детьми, то мы получим и вовсе ужасающую картину. За 10 лет войны в Афганистане погибло 17 тысяч советских военнослужащих. Выходит, что ежегодно на семейных фронтах мы теряем больше, чем за десятилетнюю войну. Только эта война проходит тихо и незаметно, и люди в ней гибнут за закрытой дверью.

Насильник может быть прекрасным сотрудником на службе, добрым соседом по лестничной клетке или даче, уступать место в троллейбусе немощной старушке. Но дома он превращается в монстра. За закрытой дверью насильник ­ психически неуравновешенный человек, для которого приемлема только одна форма существования, при которой он имеет власть и контроль над кем­то другим.

В той или иной степени с этой проблемой сталкивалось большинство женщин. Просто есть разные формы ­ от очень мягкого насилия до жесткого истязания с пытками, когда “непослушную” жену прижигают сигаретой, привязывают к батарее или отвозят на дачу убивать. Насилие мягкое ­ это, например, когда муж постоянно контролирует, где в настоящий момент находится жена, неожиданно приезжает домой или к ней на работу, то и дело звонит. Причем все это делается под видом беспокойства о ней. Или другой вариант ­ муж полностью контролирует финансовые ресурсы, выдавая жене деньги только под конкретные вещи, лишая ее какой­либо финансовой свободы. Он решает, что ей нужно купить, а что нет. Мнение женщины в этом вопросе (как, впрочем, и во всех других) не учитывается. Если жена зарабатывает сама ­ он либо забирает у нее деньги, либо под разными предлогами вынуждает оставить работу. Еще одна форма мягкого насилия ­ изоляция. Муж всеми правдами и неправдами заставляет женщину порвать с ее кругом общения, отказаться от встречи с подругами, родственниками. Причем не всегда это делается нахрапом: мол, запрещаю, сиди дома, твое место на кухне! Нет, много проще подчинить себе женщину мнимой любовью и заботой. Дескать, нам с тобой, дорогая, так хорошо вдвоем, нам никто больше не нужен. И если одни женщины не принимают такого ограничения свободы, оставляя за собой право на собственное пространство, то другие думают: семья ­ главное, зачем еще кто­то должен быть?

К более жестким формам насилия можно отнести запугивание, когда мужчина действиями, жестами или одними взглядами внушает женщине страх. Уничтожает ее вещи, демонстрирует оружие, угрожает, к примеру, убить кота, если жена не будет его слушаться. Говорит, что отберет все, что у нее есть, если она уйдет. Еще одна из распространенных форм жесткого насилия ­ сексуальное. Тут больное мужское воображение способно на любые мерзости, самое мягкое из которых ­ склонять жену к любви против ее желания. Муж может нарочно наносить жене травмы в постели, принуждать ее к любви втроем или “дарить” ее на время друзьям. Словом, принуждать женщину к действиям сексуального характера, которые она считает неприемлемыми. Эта форма насилия оказывает наиболее сильное влияние на жертву, поскольку внушает ей, что насильник контролирует не только ее поступки, но и тело.

Тяжелейшая форма насилия ­ эмоциональная. В этом случае мужчина всеми доступными средствами стремиться унизить и оскорбить жену. Это методичное и изощренное издевательство, когда осмеивается все, что свято и дорого женщине, начиная от каких­то чашек или любимых кофточек с рюшечками и заканчивая близкими ей людьми, ее религиозными убеждениями или моральными принципами. Ты без меня ­ ничто, ­ говорит женщине муж. ­ Ты глупая, неприспособленная к жизни. Ты никому не нужна. Все, что ты делаешь, бездарно. Такое ежедневное унижение женщины приводит к тому, что она начинает верить словам мучителя, и от этого жизнь ее становится ужасной, полной ощущения безысходности и собственной несостоятельности.

 

“Медовый месяц” в милиции

 

Каждый участковый, в своей практике не раз сталкивавшийся с проблемой насилия в семье, может рассказать немало случаев, когда изувеченная жена ищет спасения от монстра­мужа в милиции, пишет заявление по факту причинения ей телесных повреждений, а спустя какое­то время забирает его обратно. Дескать, мы помирились, и он обещал, что больше не будет. Понятно, что такое женское поведение ничего кроме раздражения у стражей порядка не вызывает. Но, как ни парадоксально, в этом поведении женщин есть совершенно четкая логика. Чтобы объяснить ее, нужно описать законы, по которым совершается насилие. Да­да, именно законы, поскольку механизм возникновения и осуществления насилия всегда одинаков. Психологи давно разобрали его по полочкам.

Насилие ­ это замкнутый цикл, состоящий из трех фаз. Первая фаза ­ напряжение, когда агрессор становится раздражительным, начинает срывать зло на домочадцах, животных, швыряет вещами или другими методами проявляет свое недовольство. Обстановка в доме накаляется. Остальные члены семьи пытаются успокоить мужчину, стараются предугадать каждое его желание или наоборот ­ не попадаться под руку. Но любое действие только еще больше раздражает агрессора, напряжение возрастает. Вторая фаза ­ сам инцидент. Избиение или еще какие­то резкие действия, либо наиболее жесткий контроль с отбиранием денег, обрывом телефонного шнура, запиранием в квартире и так далее. Поводом для насилия может стать любая мелочь: вовремя не постиранная рубашка, плохо подогретая еда, подозрение в неверности. С каждым новым актом насилия действия становятся все более жестокими. После того, как насилие произошло, часто обе стороны преуменьшают значение происшедшего: мужчина не признает серьезность совершенного, женщина боится поверить в случившееся. После инцидента напряжение резко спадает. Свершилось, и все вздохнули с облегчением. Произошла некая разрядка. И тут­то до участников доходит смысл того, что случилось. Женщина начинает бороться за свои права и в этот момент может подать заявление в милицию. Либо она затихает и замыкается в себе, так что мужчина чувствует себя виноватым, и начинается стадия покаянного поведения.

Третья фаза носит условное название “Медовый месяц”. Мужчина умоляет о прощении, говорит, что любит, жить без нее не может, дарит цветы, клянется, что больше не тронет ее пальцем. Причем иногда он и впрямь в это верит. Женщина вновь видит в нем сильного и доброго мужчину, которого она любила или все еще любит. Ей хочется верить в лучшее, она цепляется за надежду снова стать любимой и счастливой. Чтобы оправдать мужа, она уверяет себя, что сама спровоцировала конфликт. Словом, именно в этот момент она и забирает заявление.

И этот механизм работает как часы. Беда в том, что в насильственных отношениях эта трехфазовая модель ­ форма взаимного существования. Этот цикл всегда замкнут. За медовым месяцем вновь наступает напряжение. Со временем фаза медового месяца становится все короче, а фаза напряжения и инцидента увеличивается по длительности и силе. Из этой модели поведения насильник не выпадает никогда! С годами ситуация усугубляется, от экономического и психологического давления мужчина переходит к рукоприкладству.

Женщины реагируют по­разному. Кто­то, попав в эту ситуацию, довольно быстро разрывает отношения. В других ситуациях женщина со временем становится настолько психологически и физически подавленной и бессильной, что перестает сопротивляться происходящему с ней. Нередко такая история заканчивается убийством или самоубийством.

Когда не поможет причесочка

Так почему же эти женщины терпят такое к себе отношение и не разводятся с насильниками? ­ спросите вы. Причин для этого может быть очень много, и некоторые из них буквально лежат на поверхности. Самая очевидная ­ некоторым женщинам просто некуда идти. Общая квартира, разделить которую невозможно. Зачастую родители несчастной отказываются принять ее обратно, да еще и с детьми, мол, вышла замуж ­ живи. Вторая причина ­ экономическая зависимость. Многие женщины, особенно те, что полностью посвятили себя семье, не успели получить образование, специальность, не имеют возможности устроиться на работу, чтобы достойно содержать детей. У большого количества жен, особенно с российским менталитетом, необычайно сильно убеждение, что детям обязательно нужен отец, каким бы жестоким он ни был. Нельзя сбрасывать со счетов и религиозные убеждения ­ и православной религией, и исламом развод не поощряется.

Но есть причины иного рода, искать которые следует не в конкретной ситуации, а в психологии целого общества. Рассказать о них я попросила специалиста по этой теме, исполнительного директора Ассоциации кризисных центров для женщин “Остановим насилие” Наталью Абубикирову.

­ Уже более десяти лет в рамках кризисных центров мы оказываем помощь женщинам, попавшим в ситуации домашнего насилия, как психологическую, так и юридическую. На сегодняшний день только в Москве действует несколько наших центров, всего же по России их 50. Ассоциация выполняет координирующую, методическую и обучающую функции.

У женщин, которые обращаются к нам за помощью, очень жесткие стереотипы о роли женщины и мужчины. Мужчина ­ это добытчик, который содержит семью и, соответственно, является властной фигурой. Женщина должна исполнять его волю, и у нее не должно быть своих интересов. Она должна жить ради мужа и детей, и главное ­ должна быть замужем обязательно. Быть женой ­ это такая ценность, которой надо дорожить. И если она не замужем ­ это для нее полный крах, как личности. Представляете, как ее это разъедает? Отсутствие мужа она воспринимает как свою ошибку! Ей за это стыдно. И самое интересное, что общество поддерживает эту идею.

Мы живем в мире, где, что там скрывать, власть принадлежит мужчинам. И в наши дни в ряде стран женщина вообще не считается человеком. Но даже люди очень культурные и образованные, внешне ведущие себя истинными джентельменами, когда нужно подающими руку дамам, внутри глубоко убеждены, что любой мужчина лучше самой прекрасной женщины уже потому, что он мужчина.

Корни проблемы ­ очень глубоко. В обществе к насильникам относятся достаточно лояльно. Им подают руки. Никто безоговорочно не признает вину насильника. Сразу говорят: а давайте выслушаем другую сторону, может быть, она суп неправильно подавала, вот он и не сдержался. К сожалению, даже психологи зачастую встают на такую неверную позицию. Начинают советовать женщине: пойди причесочку сделай, в следующий раз суп получше вари. Как показывает практика работы с этими ситуациями, для человека, совершающего насилие в семье, это ­ система поведения. Не имеет значения, что делает женщина: теплый ли ужин она подала или холодный, вовремя или нет, какую прическу она в данный момент на своей несчастной голове соорудит. Все, что ни делает женщина, будет не так.

Нередко окружающие толкают женщину на совершение страшных ошибок. Горе­психологи, мама или свекровь дают совет родить ребенка. Не беда, что муж не хочет, для себя родите. Да и он сразу изменится. Однако представление о том, что рождение ребенка изменит ситуацию и улучшит взаимоотношения ­ это страшное заблуждение. Опыт показывает, что после рождения ребенка ситуация усугубляется, поскольку женщина становится еще более зависимой. Очень часто жесточайшее насилие начинается уже во время беременности. Насильники избивают кормящих матерей, мотивируя это тем, что им уделяется мало внимания. Есть такие психически проблемные мужчины, у которых потребность быть в центре заботы доходит до ревности к собственному ребенку. За этим стоит глубокий инфантилизм, нерешенные психологические проблемы самих мужчин. Но обществом и здравоохранением они считаются нормальными.

Если женщина живет в ситуации насилия очень много лет, то это не может не отразиться на ее психике. Она учится подстраиваться. Часто таких несчастных обвиняют в мазохизме. На самом деле с позиции психоанализа это не мазохизм. Женщина не получает удовольствия от такой ситуации. Просто часто для нее быть одной, жить вне брака ­ более серьезное эмоциональное переживание, чем то, что она терпит такие издевательства. Очень часто она придумывает себе какой­то свой мир, в котором этот мужчина совсем другой, она наделяет его несвойственными ему чертами. Или же живет воспоминаниями о начале знакомства, когда он был любящим и заботливым.

А многие женщины просто боятся разводиться со своими мужьями, поскольку те угрожают их убить. И такие угрозы не всегда оказываются пустым звуком. Процент гибели женщин в разводе от рук бывшего мужа возрастает. Развелись, он преследует и убивает. Потому что его собственность, объект власти уходит из рук. И это не тот случай, когда люди в разводе из мести делают друг другу пакости. Это совершенно целенаправленное преследование, травля с целью вернуть объект под свою власть...

 

Развод! И девичья фамилия!

 

Перевоспитать насильника нельзя, если, конечно, речь не идет о начальной стадии, и есть искреннее желание меняться у самого мужчины. Одно время в США была практика направления по решению суда мужчин­агрессоров на перевоспитание в специальные группы. Интересно, что психологи, не работавшие плотно с такими группами, активно выступали за их развитие, дескать, очень они помогают перевоспитывать мужиков. Те же, кто имел опыт подобной работы, высказывались более осторожно. Практика показала, что мужчины в таких группах не столько перевоспитывались, сколько учились более изощренно издеваться над женщинами, так, чтобы факт насилия невозможно было доказать. Наталья Абубикирова убеждена, что в настоящее время о каких­либо программах реабилитации (по крайней мере, в нашем обществе) даже думать бессмысленно, пока нет понятия, что домашнее насилие ­ это зло:

­ Ни общество, ни тем более сама женщина не в силах победить насилие в семье. Единственное, что может и должна сделать женщина в этой ситуации, ­ уйти.

Конечно, общество должно бороться с насилием. Я считаю, что необходима профилактическая работа с молодыми людьми. У нас есть подобный опыт. Мы проводили тренинг для студентов­юристов 5 курса одного из питерских вузов. Работали несколько дней. Думали, что будет им скучновато, тема­то достаточно тяжелая. Но оказалось, что для них это представляет большой интерес. Молодым людям было легко обсуждать деликатные вопросы с женщинами в возрасте. Мы могли им рассказать, что девушка чувствует на самом деле, почему ведет себя так или иначе. Мы не ожидали такого эффекта: ребята от нас не отходили, забрасывали вопросами, подходили индивидуально. Есть вещи, которые они просто не знают, никто им их не объяснял: что чувствует противоположный пол, чего боится. Конечно, такие тренинги ­ не гарантия того, что никто из них не станет насильником, но многие теперь постараются избежать ошибок.

К сожалению, у нас в стране вся система правосудия направлена против женщин. Сколько случаев, когда бывший муж крадет детей!? И либо их никто не хочет искать, либо судебные приставы не исполняют решений.

Был у нас случай, когда бывший муж с оружием в руках украл у женщины дитя. Она ходила по инстанциям, требуя, чтобы ей вернули ребенка, опека над которым законом присуждена ей. Когда истерзанная своим несчастьем женщина пришла в очередной раз к судье, та ей брезгливо бросила: “Ну что вы такая истеричная, женщина? Родите себе другого ребенка”.

Если мужчина при деньгах или власти, ситуация почти неразрешима. Распространенное мнение, что все на стороне женщин ­ ошибка. Даже в судах порой случаются удивительные вещи. Судьям нередко становится жаль мужчин, которые в зале заседания ведут себя очень сдержанно. А истеричность доведенной до отчаяния женщины не всегда вызывает сочувствие у судей...

Специалисты, занимающиеся исследованием проблемы насилия в семье уверены, что настало время вносить изменения в законодательство и практику работу органов внутренних дел. В разработанных рекомендациях органам законодательной власти предложено внести в УК России статью об ответственности за насилие в отношении родственников, свойственников и близких, а также лиц, совместно проживающих. Они настаивают на принятии специального закона о предотвращении насилия в семье и создании соответствующих подразделений в структуре органов внутренних дел для борьбы с этим злом. Специалисты ссылаются на зарубежный опыт, где межведомственный подход признан самым перспективным в противодействии насилию в семье.

Например, в США, посчитав, какой урон с точки зрения финансов приносит насилие в семье, пошли по пути профилактики, приняли соответствующий закон. И если до этого уровень смертности женщин от убийств у них был примерно как у нас в России, то после принятия мер противодействия, снизился в 7 раз! Теперь в случае, если женщина подает жалобу на своего мужа, полиция обязана действовать. Созданы полицейские подразделения, которые занимаются только этой проблемой. Это люди, подготовленные к работе с такими женщинами, они понимают мотивацию их поступков и встают на их сторону. Более того, если российским женщинам, не имеющим собственного жилья, бывает просто некуда идти, то об американках государство позаботилось. Там созданы специальные центры, убежища, в которых женщина в экстренной ситуации может спрятаться от монстра­мужа. Да и полиция реагирует мгновенно ­ виновника сразу арестовывают.

Мировая практика показывает, что как только этот состав в той или иной форме выделяется в уголовной практике, у правоохранительных органов появляется больше возможностей защищать женщин и детей от рук агрессоров. Сегодня же наши правоохранители зачастую и рады бы помочь, но бездействуют, потому что у них “связаны руки”. Муж украл детей, запер в своей квартире, а милиционеры даже не могут туда войти, закон не позволяет. Насильники, зная свою безнаказанность, этим пользуются.

Более того, новое законодательство усугубило ситуацию. Сегодня российские женщины фактически не защищены, зато хорошо защищены преступники. К примеру, дела о нанесении легкого вреда здоровью отнесены к делам частного обвинения, а это подавляющая часть случаев домашнего насилия. Но что такое дела частного обвинения? Это значит, что весь груз юридических перипетий ложится на плечи несчастной женщины. Она должна собрать доказательства угроз и избиений, обеспечить его явку в суд, да и вообще неплохо ориентироваться в юридической системе. Понятно, что это из ряда фантастики. И женщина вновь остается один на один со своей бедой.

По статистике, 80 процентов убийств, совершаемых в нашей стране ­ это убийства на бытовой почве. И большая их часть происходит как раз в результате семейных конфликтов, то есть насилия в семье. Представляете, насколько удалось бы “подправить” статистику, заработай в нашей стране система борьбы с этим злом?

Наверное, не все читатели разделят точку зрения тех, кто считает, что нужно бороться с насилием в семье на государственном уровне. Возможно, какие­то утверждения покажутся спорными. А кто­то просто не захочет взглянуть правде в глаза, ведь, тщательно покопавшись в своей душе, многие мужчины найдут там не обязательно монстра домашнего насилия, но такого маленького монстрика, с которым удобно жить, который помогает решать проблемы, который, в конце концов, создает очень правдоподобную иллюзию того, что мужчина этот ­ сильный и мужественный. А ведь так приятно ощущать себя хозяином жизни, не правда ли?Богдана ЛАГУТИНА

 

Другие материалы раздела
Экзамен примет видеокамера
Из выступления первого заместителя министра внутренних дел России генерал-полковника милиции Александра Чекалина о реформировании системы подготовки водителей во время посещения ОГИБДД УВД по Люберецкому району Московской области.
Приоритет - подготовка кадров
В марте текущего года в городе Казани был проведен учебно-методический сбор руководителей образовательных учреждений Министерства внутренних дел Российской Федерации.В совещании принял участие министр внутренних дел Российской Федерации генерал армии Рашид Нургалиев.
Защищая право на права
В Доме Правительства Российской Федерации состоялось заседание Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.
Время держать отчет
Совет ветеранов центрального аппарата МВД России - организация не совсем обычная.
Горячие новости на сайтах "Щита и Меча" и "Милицейской волны"
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru