Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Закон боя - выполнить приказ

В патрулях и иных малых группах милиционерам и военным приходится подчас не только действовать самостоятельно, но и продумывать те или иные тактические ходы.

Экстремальная ситуация
Принятие решения, по мнению многих специалистов, является главной болевой точкой психологии человека в условиях боевых действий. Особенно это видно на примере контртеррористических операций, когда при действиях в патрулях и иных малых группах милиционерам и военным приходится подчас не только действовать самостоятельно, но и продумывать те или иные тактические ходы.


Боязнь слонов
Немецкий военный теоретик Карл Клаузевиц утверждал: “Война есть проявление силы с целью вынудить противника исполнить вашу волю”. Такова же идея и главной составной части войны - боя. Поскольку применение силы - это действие, то бездействие (если только оно не является частью плана) абсолютно недопустимо, так как развязывает врагу руки, полностью передает ему инициативу. Это общеизвестная истина, которая применима не только к классическому общевойсковому бою, но и к контртеррористической операции, и к действиям полицейских сил против вооруженных преступников.

Вопреки этой очевидной истине гибельное бездействие бывает нередким явлением при участии армейских подразделений и сил правопорядка во время боевых действий и контртеррористических операций.

Каковы же корни бездействия? Главная проблема заключается в том, что те люди, от которых зависят решения, принимаемые в боевой обстановке, подчас стремятся уклониться от их принятия. По мнению специалистов, это связано с той колоссальной психологической нагрузкой, которая ложится на каждое ответственное лицо в боевой ситуации. Эта нагрузка вызывает серьезный стресс и как следствие - стремление уклониться от ответственности за выбор, который может оказаться неудачным. В отличие от обыденной, мирной ситуации в бою цена такой ошибки - людские жизни.

Отечественный эксперт Андрей Маркин в своем труде “Основы тактической подготовки современного солдата” упоминает несколько основных психологических факторов, затрудняющих принятие боевого решения. В их числе - неопределенность обстановки, когда принимать решение приходится на основании лишь вероятных данных. Причем часто это относится не только к информации о противнике. В силу не только субъективных, но и объективных причин, нельзя быть полностью уверенным, что тебе будет своевременно оказана обещанная поддержка, что соседи вовремя выйдут на заданный рубеж, что из-за ошибки авианаводчика авиация не нанесет удар по своим позициям и так далее.

Кроме того, военные психологи отмечают, что особенно сильно на психику солдата воздействует новизна и неопределенность угроз. Хорошо известен исторический пример, что римские легионеры, в панике бежавшие от боевых слонов карфагенян, стали успешно противостоять “живому оружию”, после того как поближе познакомились с этими животными.

В числе факторов, затрудняющих принятие решения, и невозможность достижения “идеального” боевого результата. Не секрет, что даже в случае абсолютно правильной подготовки к операции  и тщательного исполнения боевого замысла, результаты  могут оказаться незначительными, а потери - большими. Причины? Самые разные случайности и неожиданности, которыми изобилует любой бой, или, наконец, то, что военная удача оказалась на стороне противника.

Следует учитывать и страх ответственности за принятое решение. Помимо ответственности нравственной, которая всегда ложится на плечи командира, вынужденного рисковать жизнями своих подчиненных, в наше время еще большее значение имеет страх ответственности юридической и боязнь того, что тебя подставят. История России последних лет знает немало примеров, когда людей в погонах, исполняющих свой долг, действовавших в строгом соответствии с приказом или существующей инструкцией, делали крайними в угоду политической конъюнктуре или исходя из иных интересов. Сегодня, возможно, уже не все помнят трагедию бойцов Рижского ОМОНа, самоотверженно стоявших на страже советских законов, добросовестно исполнявших свой долг  и объявленных за это преступниками. В 1991 году многие из силовиков, исполнивших приказы ГКЧП, были уволены со службы. Такая же судьба постигла тех, кто в 1993 году отказался выполнять приказы при штуме Белого Дома, далеко не бесспорные в юридическом плане.

Затрудняет принятие боевого решения и обычное в бою  отсутствие времени  для всестороннего рассмотрения различных вариантов действий, а также возможная неясность цели действий (цель действий может сознательно скрываться командованием).

И, конечно же, довлеет страх гибели, увечья или пленения, причем не только за себя, но и за своих подчиненных. Этот страх как проявление инстинкта самосохранения способен парализовать способность человека к адекватной оценке ситуации и, соответственно, к принятию разумного решения. Помимо всего прочего, страх обладает так называемым тоннельным эффектом, когда восприятие человека крайне сужается. Так, все внимание человека может быть сконцентрировано исключительно на источнике (часто мнимом) опасности. В этом случае все действия могут быть направлены на уклонение от этой опасности. Другим проявлением страха может быть состояние, близкое к ступору.

Когда инициатива не наказуема
Одним из способов уклонения от принятия решения является попытка спихнуть его “вверх”, “вниз”, “налево” или “направо”. Руководитель иногда, стремясь избежать ответственности, предлагает подчиненным принять решение  самим, “действуя по обстановке”, поскольку “на месте виднее”. Или же главная тяжесть поставленной задачи перекладывается на плечи приданных сил. Так, подразделения разведчиков или спецназа могут использовать для штурма позиций противника вместо пехоты. Разведчики вместо своей прямой обязанности  (сбора информации) захватывают высоты или городские кварталы в наиболее сложных местах, а затем “вытягивают” туда пехотинцев. Подобным образом действовали в годы Великой Отечественной войны штрафные подразделения.

Бывает и так, что нижестоящая инстанция ничего не делает, ссылаясь на то, что никаких распоряжений сверху не поступало. Часто даже вопреки очевидной необходимости немедленных действий. Разумеется, никакое начальство не может быть в курсе всего происходящего на всех уровнях. Если же  оно возьмется решать не только общие, но и местные задачи, то просто захлебнется в их объеме.

Детальный контроль вышестоящего руководства за принятием решений и их обязательное утверждение способствуют этому способу уклонения. Кроме того, в боевой обстановке, когда ситуация развивается очень динамично, необходимость утверждения решений приведет к неоправданным потерям времени.

Своеобразным способом уклонения от ответственности за принятие решения является буквальное следование уставу или инструкциям. При всем уважении к этим документам, написанным, как известно, кровью, следует иметь в виду, что они рассчитаны на некую усредненную боевую обстановку и просто не могут предусмотреть всех возможных ситуаций. Кроме того, уставы отражают уровень развития военной техники и тактики на момент их написания. Известно, что в годы Второй мировой войны немецкие войска славились своим неукоснительным исполнением инструкций и уставов. Что, разумеется, создавало некую шаблонность в их действиях. Это обстоятельство очень быстро отметили и стали с успехом использовать и регулярные части, и партизаны. Так что уставы отнюдь не являются незыблемыми догматами.
  
Попыткой уклонения от принятия самостоятельного решения может быть и слепое, формальное исполнение приказа, при котором игнорируется его тактический смысл. Так, приказ совершить марш вовсе не означает, что нужно просто взять, завести технику, сесть в нее и поехать из точки А в точку Б. Для его осуществления необходимо провести все необходимые подготовительные мероприятия, включающие обстоятельную разведку маршрута и организацию в случае необходимости противодействия противнику, в том числе контрзасадные действия. Сделать это необходимо, даже если об этом и не сказано в приказе. Отсутствием указаний на такую подготовку никак нельзя оправдать вхождение походными колоннами в занятый неприятелем город.

Иногда в боевой обстановке имеет место имитация деятельности, которая должна послужить оправданием уклонения от принятия решения и фактического бездействия. Еще хуже, когда ответственное лицо, не веря в возможность выполнения поставленной задачи, вместо того, чтобы использовать для ее решения все имеющиеся силы, ограничивается их небольшой частью. Таким образом обрекая эту группу на заведомое поражение или гибель, они надеются избежать обвинения в бездействии и “доказать”, что задача “невыполнима”.

В атаку идут богатыри
Как же облегчить процесс принятия боевых решений? Прежде всего - это вопрос подготовки или, вернее, воспитания как офицеров, так и солдат.

“Воспитанием человек в войсках обрабатывается так, что достигается столь большое и важное, что он, не желая служить, служит; не желая идти в бой, идет; когда из присущего чувства страха смерти его неудержимо тянет назад, все же идет вперед, преодолевая с огромным усилием этот страх”.  Так охарактеризовал главную задачу воинского воспитания генерал русской императорской армии Петр Ольховский. Другой царский генерал, один из родоначальников отечественной военной психологии Петр Краснов, был еще более категоричен: “В современной армии… на офицера и сверхсрочного унтера ложится тяжелый труд перевоспитать всех тех, кого еще можно перевоспитать, и заставить повиноваться тех, кого перевоспитать невозможно”.
В контексте поднятой проблемы стоит несколько более сложная задача - добиться не только повиновения человека в погонах, но и его способности принимать решения и их реализовывать, проявлять инициативу, действовать самостоятельно и ответственно. Понятно, что лишь дисциплинарными методами воздействия добиться таких результатов нереально. Для этого необходимо стремление победить. Мотивы всякого стремления лежат в области чувств и идей. В каждом отдельном случае встречается бесчисленное множество их различных комбинаций.
Победа в бою требует готовности человека пожертвовать собой, то есть отказаться от собственного интереса во имя интересов коллективных. Военная история показывает, что огромное значение имело сочувствие бойца политической, религиозной или экономической идее войны. Эта идея должна основываться на национальном чувстве, то есть на патриотизме, или составлять часть его. Александр Суворов говорил солдатам: “Русские не могут отступать. Побьем французов­безбожников! В Париже восстановим по¬прежнему веру в Бога милостивого; очистим беззаконие. Сослужим службу царскую  - и нам честь! И нам слава! Братцы! Вы богатыри! Неприятель от вас дрожит! Вы - Русские!”.

Другой военачальник, генерал  Скобелев, обращаясь к батальону, посылаемому в убийственную атаку, сравнивал солдат  с легендарными, эпическими богатырями. И у тех, у кого религиозная мотивация отсутствовала или была слаба, начинало действовать честолюбие.

Доблестного поведения и решительных действий требует от бойца и его принадлежность к элитной воинской корпорации, известной своим героизмом. Так, донской генерал Бакланов говорил своим подчиненным: “Покажи врагам, что думка твоя не о жизни, а о славе и чести донского казачества”. В этой связи можно вспомнить один из неофициальных девизов морской пехоты - “Нас мало, но мы в тельняшках”. Нельзя также не упомянуть Воздушно­десантные войска, одни из самых боеспособных формирований наших Вооруженных Сил. Гордость за принадлежность к  крылатой пехоте, свой флаг, голубой берет и тельняшку обязывает десантника быть отважным и решительным солдатом.

Переправа на бочках
Наряду с патриотизмом и корпоративным духом предметом целенаправленного воспитания должна быть инициативность. Видный русский военный ученый генерал Леер справедливо указывал: “Инициатива не есть дар природы, а добродетель, приобретаемая путем продолжительного, систематического воспитания”.

В ряде зарубежных армий на должности, требующие особой инициативности и решительности, назначаются только прошедшие соответствующий отбор военнослужащие. Как указывает британский исследователь Крис Макнаб, кандидаты в британские спецподразделения должны быстро и без промедления исполнять команды, не только справляться с физическими нагрузками, но и проявлять достаточно решимости в стремлении занять место в лидирующей группе, демонстрировать способность к принятию самостоятельных решений, а не только подчиняться воле коллектива. В качестве примера приводится тест: “Кандидатам предлагается найти оптимальное решение по переправе через бурную реку с помощью пары бочек из-под горючего, мотка веревки и нескольких досок… чтобы проверить способность потенциального командира к принятию быстрых решений в психологически напряженной ситуации”.

Но, к сожалению, не всегда есть возможность отбора и приходится работать с тем личным составом, который есть, и для тщательного воспитания необходимых качеств просто нет времени и возможностей. Как в этом случае стимулировать проявление инициативы?

Современные боевые действия столь динамичны, что даже командир взвода, не говоря уж о командирах более высокого ранга, едва ли сможет контролировать всех своих подчиненных. Но это не страшно в том случае, если бойцы будут обучены самостоятельно оценивать обстановку, принимать решения и действовать в рамках выполнения общей задачи. В противном случае управление боем становится крайне затруднительным, подчас - невозможным.
 
Поэтому приказы не должны быть излишне детализированы (за исключением особенно сложных ситуаций). Подчиненные при этом сами определяют порядок, способ и средства исполнения приказа.

Сергей СМИРНОВ
Фото Владислава ГАЛЕНКО

Другие материалы раздела
Гость редакции
Мухтар, Никулин и Подушкин
Фильм, посвященный сотрудникам МВД и их непростой службе, “Ко мне, Мухтар!” стал легендой отечественного кинематографа. Но мало кто знает, что главным консультантом картины был Сергей Подушкин, тогда - капитан милиции, а роль четвероногого героя Мухтара исполнили две его служебные овчарки - Байкал и Дейка.
Аргунский редут
Записки спецназовца
Трижды милиционер
Григорий Цырульников родился в крестьянской семье в Черниговской области. Затем переезд в Иркутскую область. В 15 лет вступил в комсомол. С комсомольцами организовал патрулирование по близлежащим селам, так как в то время в лесах орудовала банда. Банду и уничтожили-то благодаря информации, поступившей от комсомольцев.
СЛУЖИМ ОТЕЧЕСТВУ
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru