Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Убеждать аргументами

Немногим более года прошло с тех пор, как воронежскую областную милицию возглавил генерал­лейтенант милиции Олег Хотин. Прошел всего лишь год, а новый начальник уже дал несколько больших информационных поводов поговорить о его работе.

Немногим более года прошло с тех пор, как воронежскую областную милицию возглавил генерал­лейтенант милиции Олег Хотин. В спокойный Воронеж он прибыл из горячей точки на Северном Кавказе. Еще до его фактического “пришествия” в городе появились слухи о некой особой миссии Олега Валентиновича. Однако Хотин вскоре дал всем понять ­ никакой политики, основные усилия он сосредоточит на милиции и только на милиции. Чтобы сделать ее работу более эффективной, более современной, более ответственной. Более государственной, если можно так выразиться. Прошел всего лишь год, а новый начальник уже дал несколько больших информационных поводов поговорить о его работе. Воспользовались ими как доброжелатели генерала, так и те, кого “новая метла” не устроила...

 - Олег Валентинович, с какими проблемами пришлось столкнуться? Удалось ли решить хотя бы часть из тех, что достались вам в наследство?

­ Есть позитивные результаты и даже тенденции. Прежде всего нам удалось не допустить терактов и других преступлений, угрожающих системам жизнеобеспечения населения. Это главное. Сократилось число тяжких и особо тяжких преступлений ­ почти на 20 процентов. Больше раскрыли разбоев и грабежей. Вместе с тем квартирные кражи захлестнули Воронеж. По сравнению с прошлым годом их стало на 300 больше. Мною даны указания руководителям оперативных служб подготовить соответствующие планы мероприятий, в которых необходимо задействовать все подразделения милиции. Подчеркиваю еще раз ­ все.

Вторая серьезная проблема - участившиеся угоны автотранспорта. При этом, правда, нам удалось нанести серьезный урон преступным группам, специализирующимся на легализации похищенных автомашин в ряде районов области. Я очень благодарен за это своим сотрудникам.

Мною, как руководителем, упор всегда делался на профилактику правонарушений и преступлений. Однако существовавшая до меня областная программа совершенно не соответствовала той базовой модели, которая предлагалась МВД. Ей не хватало высокого статуса, многоуровневости, комплексности. В сентябре ГУВД внесло на обсуждение областной Думы новую программу по борьбе с преступностью и безнадзорностью, предварительно убедив губернатора в необходимости ее принятия и финансирования. Особенность этой программы в том, что для достижения намеченных в ней целей мы предложили навалиться всем миром: в ней задействовано порядка 25 субъектов законодательной и исполнительной власти. Принятие этой программы считаю одним из важнейших итогов своей годичной деятельности.

­ Что вы обнаружили, возглавив воронежскую милицию?

­ Прежде всего меня не устраивала организация работы милиции общественной безопасности, которой руководил мой заместитель генерал Юрий Быков. Неэффективность службы участковых уполномоченных милиции и ППС. Как к человеку у меня к Быкову претензий не было, но были вопросы как к руководителю. Поэтому нам пришлось с ним распрощаться.

К примеру, мы на протяжении нескольких месяцев проводим акцию “Здравствуйте, я ваш участковый”. Как результат ­ снижение количества убийств, в том числе бытовых. Изменились подход к гражданам и их отношение к милиции. Пусть пока незначительно ­ но изменились к лучшему. А доверие ведь очень важно в нашей работе. Кто как не участковый может получить столько ценной информации от людей? Именно участковые должны все знать о так называемом спецконтингенте. Не секрет, что во многом как раз “подучетники” и делают криминальную погоду... Ну и что мешало Быкову начать такую акцию гораздо раньше?

Проводить на пенсию придется и другого моего заместителя - Вячеслава Безбородова, начальника криминальной милиции ГУВД. Поверьте, я не рублю головы сгоряча. Причина увольнения Безбородова - низкие показатели работы оперативных служб и подразделений. Полгода я с ним беседовал, разбирался и давал время. Но так и не увидел у него стремления улучшить работу.

­ Кадровые решения, как правило, даются непросто. Ощущаете ли вы какое­либо противодействие? Например, со стороны аппарата?

­ Противодействия нет. Просто кое у кого вызывает раздражение мой взгляд на какие-то вещи. В частности, на роль того же аппарата в деятельности ГУВД. Если кому-то что­то непонятно, то я всегда объясню и помогу разобраться. А если мои действия кто­то просто не воспринимает, то пусть обоснует ­ почему. Если сумеет обосновать и дать конкретные предложения, то я всегда их выслушаю и обязательно учту в дальнейшей работе.

- Тем не менее недавний публичный конфликт с бывшим коллегой, а ныне депутатом облдумы Александром Пономаревым стал достоянием гласности, хотя, насколько я знаю, вы старались уйти от публичности. Не следствие ли это вашей деятельности?

- Как только появилась информация о том, что Пономарев открыто выдвигает в мой адрес обвинения (а это ­ нецелевое расходование бюджетных средств, привлечение средств спонсоров, слишком жесткий режим работы сотрудников ППС и другие. ­ Авт.), я сразу же поехал в Москву и доложил обо всем министру, попросив его прислать в Воронеж компетентную комиссию, для того чтобы разобраться во всей этой истории, прекратить полемику и кривотолки.

В итоге, как я уже сообщал, комиссия не нашла ни документальных, ни каких­либо других подтверждений фактам, которые были озвучены Александром Пономаревым. Уже после проверки я переговорил с Александром Ивановичем, и у меня сложилось впечатление, что ему элементарно не хватило информации. Но у каждого человека должна быть своя позиция, свое мнение, и я это мнение уважаю. Вместе с тем этот случай лишний раз убедил меня в том, что я - на верном пути.

­ Как раз в тот период появилось мнение, что вы как человек военный ­ выходец из внутренних войск, не в состоянии понять всей милицейской специфики и милицейских проблем. В этих утверждениях есть доля правды?

­ Я уже давно милиционер и по форме, и по содержанию. Кстати, милицейскую форму ношу с 1995 года. И в Чечне командовал не военными, а милиционерами. Руководил Временной оперативной группировкой органов и подразделений МВД в Чеченской Республике. Свыше 30 тысяч сотрудников милиции были у меня в подчинении. И там я в атаку с шашкой наголо не ходил, а занимался той же оперативной работой. Выявлением и ликвидацией бандформирований и их главарей. А дело это непростое. Для таких операций нужна особая подготовка, тонкое искусство подхода к людям, для того чтобы получить необходимую информацию. Тем более в той ситуации, когда сотрудники приезжали на временную работу. Кстати, одно время я руководил службой участковых инспекторов в Москве, потом работал в оргинспекторском департаменте МВД. Так что сугубо милицейского опыта у меня хватает.

- Является ли введенная вами практика публичного поощрения сотрудников органов внутренних дел за отказ от мздоимства признанием того, что уровень милицейской коррупции достиг своего критического уровня? Вы намерены и дальше продолжать эту практику?

­ Человек должен относиться к своему труду творчески. Если будем ходить только по накатанной колее и не искать новых форм работы, погрязнем в застое. Надо экспериментировать. В любой уважающей себя организации, на любом предприятии предусматривается материальное поощрение добросовестных сотрудников. И в милиции оно тоже должно быть. Я ­ за творческий подход к стимулированию честности и порядочности. Человеческий фактор очень важен.

­ В последнее время воронежская милиция очень много “рейдует”. Продолжатся ли профилактические и специализированные рейды - с такой же периодичностью и масштабностью задействованных в них сил и средств? Не ослабляет ли это боеспособность сотрудников, которым приходится действовать не по прямому назначению во внеурочное время?

­ Никто опера или следователя не заставляет работать постовым. Каждый рейд тщательно готовится, создаются группы, прописываются роли. Цель рейда - массированно отработать какой­то криминогенный район или какое­то направление нашей деятельности. Это не кампанейщина. Если говорить о статистике, то мы впервые за много лет сократили уличную преступность на 1,3 процента. Да и граждане нас поддержали, более 50 процентов опрошенных высказались за такую форму профилактической деятельности милиции. Она на сегодняшний день оптимальная ­ с учетом имеющихся у нас технических возможностей остановить уличный криминал. В то же время мы не стоим на месте. В Левобережном районе поставили порядка 150 видеокамер наблюдения в самых криминогенных точках. А с какой периодичностью будут проводиться рейды -­ зависит от оперативной обстановки.

­ Насколько все­таки целесообразным было создавать городское УВД, плодить милицейскую бюрократию? Учитывая, что в низовых звеньях ­- дефицит кадров.

- Время показало, что целесообразно. По всем направлениям оперативно­служебной деятельности город улучшил свои показатели. Мы делаем одно общее дело. Аппарат УВД на 30-40 процентов снял нагрузку с ГУВД. Появилась возможность больше внимания уделять проблемам сельской милиции. И это не просто новое управленческое звено, но и оперативное подразделение. Есть свои ОРЧ, следственная часть. Это - рабочий орган, который не только может помочь районам, но и достичь определенных результатов.

Да, кадровый вопрос стоит остро, особенно в ППС. Людей и техники не хватает. Нормативы по кадрам мы хронически не выполняем. Средств из федерального бюджета недостаточно, а область дотационная. Вместе с тем областная администрация и Дума изыскали возможность доплачивать сотрудникам ППС и участковым из местного бюджета. А это порядка 14 миллионов! Есть определенные трудности. Сколько раз уже поднимали зарплату судьям, прокурорам, другим силовикам? А милиции только на днях объявили о повышении окладов в 1,5 раза.

­ А как квартирный вопрос?

- Особенно острая ситуация сложилась в Воронеже. Пытаемся решать эту проблему с главами районных управ. Кроме того, на выходе у нас ряд домов, где люди тоже получат квартиры.

Получат те, кто стоит на очереди и нуждается больше других. 

- У нас существует традиционно настороженное отношение к федеральным “варягам”. Подчас местные власти или пытаются их приручить, или выдавить за пределы области. Вас пытались сделать “своим”?

­ Не без этого. Но я человек труднопросчитываемый. Общение - общением, куда ж без него, ведь отшельником не проживешь? Но думать, что я у кого­то уже “в кармане” ­ такого повода я не давал. И все сделаю для того, чтобы уберечь федеральный и областной бюджет от воров. Даже ­ высокопоставленных.

Я искренне верю в то, что служба в милиции скоро станет престижной. Ведь милиционер ­- это прежде всего государственный человек.

Беседовал
Евгений ШКРЫКИН
Воронежская обл.

Другие материалы раздела
Жестокие игры фанатов
ГОРЫ ЛЮДСКОГО ГОРЯ
Мухтар, Никулин и Подушкин
Фильм, посвященный сотрудникам МВД и их непростой службе, “Ко мне, Мухтар!” стал легендой отечественного кинематографа. Но мало кто знает, что главным консультантом картины был Сергей Подушкин, тогда - капитан милиции, а роль четвероногого героя Мухтара исполнили две его служебные овчарки - Байкал и Дейка.
Аргунский редут
Записки спецназовца
“Мы дарим детям веселое лето!”
Торжественное вручение подарков детям сотрудников МВД, погибших при исполнении служебного долга, состоялось в Минском полку внутренних войск и Культурном центре МВД России. Организатором этой акции стала радиостанция “Милицейская волна”.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru