Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Шарапов нашего времени

Документальный рассказ об оперативном сотруднике милиции, внедрённом в преступную группу "чёрных лесорубов".

Операция
На физическую силу и выносливость Сидор Николаев никогда не жаловался. Со спортом дружил с малых лет. На лыжах гонял по первому разряду, боксировал, потом самбо увлекся и дошел до кандидата в мастера. Рыбалка и охота заставляли без устали отмахать за день два­три десятка километров по гористой дальневосточной тайге. А тут, после того как стал водителем лесовоза, впервые по-настоящему ощутил, что такое усталость. И ломоту в мышцах почувствовал, и сонливость появилась.


Впрочем, чему удивляться? Незаконные делянки находились в лесной глуши, пробитые к ним просеки, по которым вывозили кругляк кедра, клена и других ценных древесных пород, назвать проселочными дорогами можно было с большой натяжкой. По этим многокилометровым разбитым просекам и приходилось водить многотонные лесовозы. Огромные крюки по такому бездорожью делали еще и для того, чтобы избежать встреч с милицией. И хотя для перевозки леса использовались не допотопные ЗИЛы и “Уралы”, а современные КамАЗы с комфортабельными кабинами, оборудованные гидроусилителями и прочими механизмами, физических сил такие рейсы отнимали много. А так как вывоз кругляка в основном осуществлялся ночью, это требовало от водителей еще и огромного нервного напряжения. Поэтому труд шоферов, работающих на так называемых черных лесорубов, был весьма нелегок. Хотя, надо признаться, платили им неплохие, по российским понятиям, деньги.

Как уже успел убедиться Сидор, на отдельных участках пути до железнодорожных станций для них был включен зеленый светофор, что говорило о хороших связях дельцов от теневого лесного бизнеса с правоохранительными органами.

Работодатели спешили набить мошну “зелеными”, чтобы, легализовав их, стать хозяевами российской жизни или благополучно свалить за кордон. “Новые русские” выжимали из своих работников ¬ водителей, лесорубов ¬ все жизненные соки. На отдых водителям отводилось совсем мало времени. Вернувшись из рейса, они едва успевали восстановить силы, как им вновь приходилось садиться за баранки своих КамАЗов. Вот и на этот раз Сидор даже толком выспаться не успел, как поступил приказ становиться под загрузку.

Подогнав свой лесовоз к штабелю прекрасного качества кедровых бревен стандартного размера, Николаев вышел из кабины покурить. Едва затянулся сигаретой, как его окликнули:

- Сидор!

Он сразу узнал этот голос. Много бы отдал, чтобы ошибиться... Они довольно долго прослужили вместе в милиции. Потом их жизненные пути разошлись. Сидор стал милицейским спецназовцем. А Константин, отказавшись ехать в Чечню, ушел из милиции. По слухам, подвизался то в одной, то в другой охранной структуре. Потом вроде бы пристроился на хорошие деньги в охрану какого¬то “крутого перца”. Но как он оказался на далеком лесоповале?

От мысли, что эта встреча может разрушить весь ход тщательно продуманной операции, у Николаева даже мурашки по телу поползли. Кто же мог предположить, что в глухой тайге среди абсолютно незнакомых людей можно встретить того, кто знает тебя как облупленного и к тому же работает на противника. Что делать? Бежать, спасая свою шкуру, или пытаться выкрутиться?
Сидор сделал вид, что ничего не слышал и, не оборачиваясь, шагнул в ближайшие кусты якобы по малой нужде. В этот момент на его плечо опустилась тяжелая рука:

- Ты что, старик, оглох? Здорово! Или не узнал?

Как тут не узнать?! Рад бы был, да невозможно. И ведь не скажешь, что не видел его несколько лет, и еще бы целый век не видеть. Поэтому, изобразив на лице радостную улыбку, раскинул руки для объятий, шагнул навстречу верзиле, одетому, несмотря на таежную глушь, в приличный костюм, белую рубашку с галстуком.

- Костик?! Сколько лет, сколько зим! Какими судьбами?

Работяги с интересом смотрели, как приехавший вместе с хозяином “шишка” из его команды по-братски обнимался с рядовым водилой.

- Да вот шеф, - верзила жестом показал на группу людей, стоявших у двух навороченных джипов, - решил проверить, как идут здесь дела. А мое дело ¬ охранять его. Ты­то что здесь делаешь?
Среди приехавших Сидор увидел известного в крае бизнесмена, вокруг которого и группировались остальные. Значит, он и есть шеф. Кажется, был среди сопровождавших и высокий милицейский чин. Правда, он мог и ошибиться, потому как видел его всего пару раз в форме, да и то мимоходом. А здесь он был в “гражданке”.

- Так этот лесоповал ¬ его?! ¬ не называя имени предпринимателя, спросил Николаев, стараясь придать голосу как можно больше восхищения.

- И не только этот, ¬ многозначительно хмыкнул Константин. И повторил свой вопрос:
 
- Тебя¬то чего занесло в такую глушь?

- Да вот, шоферю...

- А как же с ментовкой? Слышал я, что ты офицером заделался, вроде бы даже в каком­то специальном подразделении служишь, вся грудь в орденах.

- Орденов нет, медали, правда, за Чечню имеются. А что до милиции, то я из нее давно уволился. Знаешь, надоело пыль глотать за копейки, во всем себя без вины виноватым чувствовать.
 
- Я тебе еще тогда говорил: рвем из ментовки когти, ничего хорошего не дождемся. А ты...

 Давай не будем об этом? Я из¬за этой службы нигде толком пристроиться не мог. В одном месте платили еще меньше, чем в милиции, в другом, узнав, что я бывший мент, просто выгоняли без всяких объяснений. Да что там говорить! ¬ махнул рукой Сидор. ¬ Вот только здесь и прижился. Работа, правда, тяжелая, зато денежки хорошие платят. Поэтому, прошу тебя, не надо распространяться о моем ментовском прошлом. Сам знаешь, как люди к такому относятся.

- Заметано, - подмигнул бывшему сослуживцу Константин. ¬ А хочешь, тебя к нам в охрану перетяну? Ну что ты в тайге по¬черному вкалываешь? Деньги будешь получать не меньшие, зато работать - в приличных условиях. Да и социальный статус, сам понимаешь, совсем другой. Какой ты специалист - по прежним временам знаю. Именно такие надежные мужики нам и нужны, а то вынуждены шпану с улицы или старперов из бывших служивых подбирать. Разве можно на них положиться в настоящем деле?

Сидор кивнул головой: действительно, какие из них охранники. Но ничего не ответил. И это молчание Константин воспринял как колебание.

- Да ты не сомневайся, я у шефа в авторитете. Стоит мне только сказать за тебя слово, и проблем с трудоустройством не будет. Особенно если я за тебя поручусь. Мы ведь с тобой чуть ли не в друзьях ходили. Решай.
 
“Знал бы всю правду, вряд ли даже заикался про поручительство. Хотя, может, все эти слова ¬ приманка, и Костя играет с ним как кошка с мышкой? Ведь в их отделе он слыл неглупым парнем, подавал большие надежды. Неужели он и правда поверил, что я случайно оказался на этом лесоповале?” ¬ подумал Николаев. А вслух сказал:

- Если можно, я подумаю. Охранять хозяина ¬ серьезная ответственность...

- Само собой, ¬ согласился с ним собеседник.

- А я от такой ответственности уже отвык, ¬ продолжил Сидор. ¬ За баранкой я только за себя и груз отвечаю, а тут ¬ жизнь большого человека. Да и смогу ли я? Мне уже не семнадцать. Хотя соблазн, конечно, большой...
 
- Мне, что ли, семнадцать? ¬ вздохнул Константин. ¬ В нашей службе не только физическая сила нужна, но и голова на плечах. У тебя, знаю, она есть. Да и хорошую физическую форму ты сохранил, ¬ Константин протянул Сидору визитку. ¬ Я тебя не тороплю. Надумаешь, звони.
Направляясь к своему КамАЗу, Николаев затылком чувствовал, что приятель не сводит с него глаз. Неужели и впрямь догадался о его задании? Что делать дальше?
 
Ответа не было. Но вместе с тем он хорошо знал, что прервать операцию права не имеет. Фактов, собранных им, явно недостаточно, чтобы раскрыть всю преступную цепь незаконной поставки древесины ценных пород за рубеж и доказать вину задействованных в этом бизнесменов. Не позволяла ему этого сделать его офицерская честь, его служебный долг внедренного в чужой стан оперативника. Кроме того, его провал насторожит всех занятых в нелегальном лесном бизнесе дельцов. Хотя вряд ли кто­нибудь упрекнул бы его в том, что он постарался исчезнуть из лагеря “черных лесорубов”. Ведь над ним явно завис топор смертельной опасности. Даже если Константин не проговорится о его милицейском прошлом, их разговор слышали и могли донести до начальства многие. И он невольно попадал под подозрение. А для бандитов лучше невинного убрать, чем засланного казачка пропустить. Уж очень большие суммы, исчисляемые многими миллионами долларов, стоят на кону этой опасной игры.

Всю поездку Николаева терзали сомнения. Конечно, надо было бы сообщить об этой внезапной встрече, от которой зависит не только его жизнь, но и результаты операции, в управление. Но как это сделать? До запланированной встречи еще много времени. А сам он даже на час отлучиться с лесоразработок или отойти от машины во время разгрузки не может. Принимала пищу и отдыхала бригада всегда вместе, чтобы каждый был на виду у всех. Малейшее исчезновение из их поля зрения может вызвать подозрение. Это только в детективном фильме можно, проезжая мимо поста ГИБДД, выбросить записку из кабины КамАЗа, мол, доложите в краевом УВД. В реальной жизни любой постовой мог оказаться “оборотнем”. Сотовым телефоном тоже воспользоваться было нельзя. По входящим и исходящим звонкам легко вычислить, с кем Сидор общался после встречи с бывшим сослуживцем по милиции. И вряд ли убедительной будет версия о потере мобильника, первое, что придет на ум его оппонентам ¬ это сделано после соответствующего звонка в УВД. Но одно было ясно: надо довести начатое дело по пресечению варварского истребления леса одной из крупнейших на Дальнем Востоке преступных группировок, именуемых в народе “черными лесорубами”, до конца. Чего бы это ему ни стоило. Соглашаясь участвовать в операции, он знал, на какой риск идет.

Несколько месяцев назад руководство УВД по Хабаровскому краю поставило командиру хабаровского ОМСН полковнику милиции Сергею Краеву задачу подобрать подходящую кандидатуру по внедрению в преступную группировку надежного агента из числа бойцов его подразделения.
- У меня в отряде ненадежных нет, ¬ даже обиделся тогда Сергей Васильевич.

И он был прав. Все его подчиненные неоднократно бывали в командировках на Северном Кавказе, не раз в полном смысле слова смотрели в глаза смерти и при этом не дрогнули. За мужество и отвагу, проявленные в боях с сепаратистами и их иностранными наемниками, имеют по несколько наград. Одних только орденов Мужества бойцам хабаровского отряда милиции специального назначения вручено 47, а медалей “За отвагу” - 70.

- Да я не в плане смелости и верности Отчизне, ¬ улыбнулся полковник милиции Сергей Казак, участвовавший в разработке этой операции. ¬ В этом плане у тебя все бойцы и впрямь орлы. Для этого дела нужен человек, который обладал бы не только качествами прекрасного бойца, но и умел мыслить аналитически, в какой­то степени был склонен к перевоплощению, чтобы мог и среди бандюков сойти за своего. И, что очень важно, ранее не засветился в прессе. А то отправим его на задание, а кто­то видел его по телевидению по возвращении из Чечни или на показательных тренировках где­нибудь еще. Лучше, конечно, чтобы он имел поменьше знакомых. Найдется такой?

- Думаю, найдется, ¬ на мгновение задумавшись, ответил Краев.

- И никто о том, куда убывает этот человек, не должен знать. А мы тут в УБОПе ему легенду составим, необходимые документы подготовим...
 
Кандидатов на такое опасное задание было несколько. Но, взвесив все “за” и “против”, Сергей Васильевич вместе со своим заместителем подполковником Андреем Зыблевым пришли к выводу, что наиболее подходит на роль водителя лесовоза офицер милиции, имеющий псевдоним “Сидор”. Награжденный медалью “За отвагу” и другими медалями, он не терялся в самых сложных ситуациях скоротечного боя, обладал выдержкой, в совершенстве владел приемами рукопашного боя. Немногословный, несколько замкнутый, он старался избегать шумных компаний. И не был коренным хабаровчанином, на Дальнем Востоке остался после армейской службы. К тому же еще и холостяк. Одним словом, полностью подходил под требования внедряемого в чужой стан разведчика. Вот только согласится ли на это сам Сидор?

Скрывать от подчиненного всю опасность затеянного дела Краев и Зыблев не стали. Однако, выслушав своих начальников, Сидор без колебаний дал согласие. И вскоре он “убыл в командировку для передачи боевого опыта в один из городов Европейской части России”. А у “черных лесорубов” появился новый водитель лесовоза...
 
На лесоповал Николаев возвращался с тревогой в сердце. Он был абсолютно уверен, что информация о его милицейской прошлом уже дошла до руководства и службы безопасности “черных лесорубов”. Наверняка, пока их бригада отсутствовала, шла интенсивная проверка легенды, с которой он устраивался к ним на работу.

И оперативник не ошибся. Стараясь не вызывать подозрений, специалисты службы безопасности компании, легально торгующей с соседней страной лесом, естественно в значительно меньших, чем при незаконных сделках, объемах, через знакомых навели соответствующие справки о Николаеве. В частности, действительно ли, уволившись из милиции, Сидор работал в фирмах, указанных в его трудовой книжке. Естественно, состоялся разговор на эту тему и с Константином. Казалось бы, все совпадало. Но тем не менее нового водителя решили допросить, что называется, с пристрастием.

Едва водители успели помыться, переодеться и поужинать, в дверях их жилья появился охранник.
- Николаев, тебя бугор вызывает.

- Ему что, приспичило? Отдохнуть хотя бы после рейса можно? ¬ возмутился Сидор.

- Это уж ты у него спроси. Мое дело маленькое: приказано тебя к нему доставить, я и выполняю.

“Началось”, ¬ мелькнула мысль. А сердце окатило холодком. Так иногда бывало в предчувствии опасности перед выходом на боевую операцию в Чечне. Но он старался не подать вида, даже пошутил: ¬ В наручниках или как?

- Прикажут, и наручники оденем, ¬ огрызнулся охранник. ¬ Поторапливайся, начальство ждать не любит.

В дощатом разборном домике, где располагалась контора незаконного лесоповала, кроме начальника участка, которого лесозаготовители звали между собой бугром, находился незнакомый Сидору солидный мужчина лет сорока.

Пригласив сесть, бугор спросил:

- Как съездил?

- Нормально. Бригадир, наверное, уже доложил.

- У тебя сотовый телефон есть? ¬ вступил в разговор незнакомец.

- Есть. А в чем дело?

- Дай мне его, ¬ мужчина протянул руку.

“Проверить, куда и откуда были звонки”, ¬ понял Николаев и мысленно похвалил себя за то, что избежал соблазна воспользоваться им для звонка в УВД. Достал из кармана мобильник:
 
- Пожалуйста. Только отсюда позвонить не получится.

- А мы и не собираемся никуда звонить, ¬ ухмыльнулся незнакомец. В тот же момент открылась дверь и в комнату вошел еще один мужчина. Сотовый телефон перекочевал к нему, после чего Володя, как назвал его первый незнакомец, вышел.

- Ну что, Сидор, сам все расскажешь или мы будем из тебя всю правду выбивать? ¬ голос у солидного гражданина вкрадчивый, а глаза сверлят собеседника буравчиками, словно вовнутрь пытаются пробиться.

- О чем? Как съездил? ¬ “включил дурака” Николаев.

Незнакомец покачал головой.
 
- Шутить изволишь? Зря. Будешь Ваньку валять ¬ станет тебе не до шуток. Можешь мне на слово поверить.

“Уже поверил. Не просто же так меня сюда чуть ли не под конвоем доставили”.

- Давай рассказывай, мент, с какой целью тебя к нам на лесоповал прислали? Что ты успел своим легавым передать, что вынюхал­высмотрел? И не пытайся меня обмануть, не получится. Мы о тебе уже все знаем.

“Неужели где­то при подготовке легенды прокол вышел? Тогда дело швах. Да только быть такого не может. Ведь, кажется, все до мелочей продумали...”

- Правду хотите знать? Пожалуйста. Я действительно служил в милиции. Кстати, вместе с вашим Константином из охраны шефа. Но из ментовки давно ушел...

- Это почему же? Костик говорил, что звал тебя, а ты уходить не захотел.

¬ Да, не хотел. Думал, все наладится. Ну зарплату поднимут, какие­то льготы появятся, квартиру получу. Но ничего этого не случилось. Так и осталась пахота за копейки. Да еще и Чечня... Короче, кому¬то пышки, а кому¬то шишки...

- И кому это пышки?

- Не мне, это точно, ¬ огрызнулся Сидор, ¬ вот мне весь этот бардак и надоел. Решил, что на “гражданке” лучше можно устроиться.

- И как, устроился?

- Вы же сказали, что все обо мне знаете. Значит, вам известно, где я работал.
 
- У нас, получается, лучше, чем в других местах?

- Денег платят больше, ¬ избежал прямого ответа Сидор.

- Ладно, поговорили, называется. Начнем все сначала. С каким заданием ты пришел к нам?
- Заработать, ¬ начал изображать раздражение Николаев, хорошо понимая, что одними словами его вызов в контору вряд ли закончится.

И  действительно. После многочасового допроса, когда “солидный гражданин” пытался запутать его, выясняя подробности его прежней работы, уточняя, кто рядом с ним трудился, но так ничего и не добился, в дело вступили приехавшие вместе с ним почти двухметрового роста бугаи. Допрос с пристрастием, в результате которого все тело Сидора покрылось синяками, длился более суток. И оказался безрезультатным. Николаев стоял на своем: на лесоповал его привело желание заработать.
 
В это время, очевидно, их подельники в Хабаровске пытались добыть какие­нибудь новые сведения о подозрительном водителе. Но милиция в этом плане сработала четко. К легенде Сидора придраться было невозможно.

В ходе пыток новому водителю угрожали смертью, обещая, что “никто не узнает, где могила его”. Милиционер уже начинал верить в осуществление угроз бандитов. Но не сдавался. Жила у него надежда, что в случае чего сослуживцы придут на помощь. И он был близок к истине. Суета вокруг мнимых мест работы внедренного агента встревожила сотрудников криминальной милиции УВД по Хабаровскому краю. Как и тот факт, что на очередной сеанс связи Сидор не вышел. Предполагая, что офицер оказался в опасности, милицейское начальство уже подумывало о прекращении операции, когда его машину заметили на трассе. Правда, не увидели скрытые темными очками “фонари” под глазами. Оказывается, поверив в то, что Сидор давно порвал с милицией, а на лесоповал его привело желание заработать, допрос прекратили. Естественно, извиняться перед ним никто не стал. Лишь сказали:

- Свободен. Пока. Иди, собирайся в рейс...
 
Сидор довел свое дело до конца... Были выявлены все нелегальные площадки вырубки леса, маршруты его вывоза, занимавшиеся этим преступным промыслом дельцы и их связи. В том числе и с лицами из силовых структур. И лишь после того, как все они были задержаны, Сидор вернулся на свое место службы. Жаль, что по понятным причинам мы не можем назвать его настоящего имени. Ведь возможно, что ему еще предстоит выполнять такие опасные задания. Но, думается, придет время, когда это можно будет сделать. Что касается данной организованной преступной группировки “черных лесорубов” и их покровителей, то они осуждены на длительные сроки заключения.

Валерий УСОЛЬЦЕВ
Коллаж Юлии КАДАНОВОЙ
Хабаровский край

 

Другие материалы раздела
Гость редакции
Акция
Мухтар, Никулин и Подушкин
Фильм, посвященный сотрудникам МВД и их непростой службе, “Ко мне, Мухтар!” стал легендой отечественного кинематографа. Но мало кто знает, что главным консультантом картины был Сергей Подушкин, тогда - капитан милиции, а роль четвероногого героя Мухтара исполнили две его служебные овчарки - Байкал и Дейка.
За “груз 200” отвечаю
“Надо же такому случиться, - с досадой думал секретарь райисполкома Валерий Ильич, в сердцах бросив бесполезную трубку на рычаги телефонного аппарата. - Тут такая оказия, a в районе никого!”
Награжден неравнодушный Человек
Будущий экономист, а ныне барнаульский студент Иван Хватиков приказом начальника ГУВД по Алтайскому краю награжден нагрудным знаком “За содействие милиции”.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru