Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Профессионалы от общественности

О том, какой путь прошла одна из самых надежных помощниц органов внутренних дел - народная дружина - со времени своего становления, задачах ее деятельности, проблемах и планах с заместителем начальника Московской городской народной дружины Евгением ИВАНОВЫМ беседует наш корреспондент Елена КОРОЛЬКОВА

- История массовых общественных организаций, которыми являются народные дружины, так продолжительна, что, наверное, они должны отметить как минимум пятидесятилетний юбилей?
- Не совсем так. Добровольные дружины создавались в России еще в царское время для содействия органам внутренних дел в охране порядка на общественно­политических массовых мероприятиях. Их, например, ставили в оцепление во время выездов царских особ. Во­первых, это создавало видимость массовости приветствующих, а во-вторых, являлось дополнительной гарантией безопасности в эпоху революционного террора. Тогда это было общественное движение, но к 1913 году оно получило государственный статус. Курирование деятельности добровольной дружины было передано на местах офицерам корпуса жандармов и чиновникам гражданской администрации. Этот принцип государственного руководства дружинами впоследствии примет и советская власть.

- Но между прекращением деятельности “царских” дружин и созданием новой добровольной организации после революции прошло значительное время?
- В этот период действовали некие похожие организации типа отрядов красной гвардии или ЧОНов - частей особого назначения, но мощных организационных структур, чья деятельность была бы регламентирована с правовой точки зрения, не существовало. В 30 - 40-е годы при НКВД начали создавать Общество содействия милиции - ОСОДМИЛ. Тогда же руководство им взяли на себя партийные органы. Однако добровольные народные дружины как таковые образовались позже - в 1959 году, по инициативе рабочих Москвы и Ленинграда. Первоначально они строились по производственному принципу, а затем - по территориальному. В том же году вышел пакет нормативных документов к постановлению ЦК КПСС, Совмина РСФСР и Указ Президиума ВС РСФСР “Об основных обязанностях народного дружинника”. Тогда существовала установка: со временем все общественные структуры должны вытеснить государство из многих сфер. Поэтому дружины были наделены очень большими правами и не всегда ими правильно пользовались. Отчасти из-за этих перегибов в 1974 году дружина была переоформлена как объединение общественности, оказывающее содействие правоохранительным органам, а не как структура, имеющая самостоятельные задачи. Но руководство дружиной всегда оставалось за местными органами власти и партийными органами. В том числе и на предприятиях, в учреждениях, организациях. В Москве, например, в 70-е годы руководителями районной дружины (а тогда в столице было около 30 районов) были вторые или третьи секретари райкома партии, а руководителем городской дружины - заместитель председателя исполкома Моссовета.
 
Организация сильно разрослась и обюрократилась. К 1984 году в Москве было 536 тысяч дружинников. Это в 7-миллионном городе! Был и полезный опыт. Так, во время Олимпиады-80 и Фестиваля молодежи и студентов в 1985 году очень хорошо себя показали спецотряды дружины, сформированные на базе комсомольских отрядов. Для охраны порядка на этих мероприятиях были привлечены от 20 до 30 тысяч человек. Однако появилось и много очковтирательства. По закону за образцовое выполнение своих обязанностей дружинник имел право на 3 дополнительных дня к отпуску. А фактически за каждый день дежурства в выходной администрация предприятия предоставляла ему по отгулу. В условиях командно-административной системы при спущенной сверху разнарядке иных рычагов привлечь людей к выполнению общественных поручений практически не оставалось. Ну а в 1991 году командно-административная система вместе с партийными органами приказала долго жить. И дружина осталась без руководства. А милиция оказалась без поддержки как­либо организованных групп граждан.

- Однако в отличие от других регионов в Москве дружина практически без потерь прошла этот очередной период безвременья.
- Да, период растерянности был кратковременен. С 1991 года в Москве начался пик митинговой активности. Что это значило для московской милиции? Это значило, что нужно было снимать с “земли” опера, участкового и ставить в оцепление. А поскольку криминогенная обстановка в городе резко ухудшилась, то, естественно, у сотрудников органов внутренних дел были задачи посерьезнее. И вот тогда вспомнили про дружину и осознали необходимость ее возродить.
Первое постановление правительства Москвы в 1992 году было попыткой реорганизовать старую дружину на тех же старых принципах. И из этого ничего, конечно, не получилось. Пришлось признать, что принцип создания организации исключительно на общественных началах в новых социально­экономических условиях невозможен. 9 марта 1993 года вышло другое постановление № 207, которое дало старт к возрождению дружины на принципиально новых условиях. Было создано государственное учреждение ¬ городской штаб народной дружины. Эта структура имела в каждом территориальном управлении Москвы штатного сотрудника, отвечающего за работу на конкретном участке и получающего за это зарплату. Были определены нормативы: сколько он должен иметь работников, как работать. Если раньше дружинами руководили на общественных началах, хотя и под патронажем партии, то теперь появилось профессиональное управленческое звено, кстати, обходящееся бюджету дешевле пенсионеров. Так при минимальном финансировании удалось создать массовую и реально работающую организацию.
 
Сейчас в Московской городской дружине около 17 тысяч членов, из них штатных сотрудников ¬ всего 156 человек. Никаких самостоятельных задач по охране общественного порядка дружина не имеет. Ее основная задача - организовать население для оказания помощи органам внутренних дел.
 
- Одним из основных положений о деятельности Московской городской дружины стал принцип полного отсутствия идеологии, любого политического контекста в ее работе. С чем это связано: с долгим и опостылевшим верховенством партийных органов или, быть может, с участием дружинников в событиях 1993 года?
- Да, народная дружина принимала активное участие в событиях того времени. Однако дружинники не бегали по городу с автоматами и не поддавались на провокации. Их главной задачей стало тогда не пустить зевак в гущу массовых событий, отсечь на дальних подступах. То есть они делали свое обычное дело - охраняли общественный порядок и обеспечивали безопасность граждан. И политика тут ни при чем.

Однако, действительно, у различных политических движений может возникнуть соблазн использовать такой ресурс в политических целях. Ведь мы же - организованная сила. Поэтому в Законе города Москвы “О городской добровольной народной дружине” уже в статье 1 четко записано: дружина не может действовать в интересах тех или иных политических сил. Так же как милиция или армия. В свободное время - пожалуйста: каждый волен быть членом любого политического движения. Но дружинника, использующего свой статус для каких­то политических целей, обязаны исключить из организации согласно закону. Кстати, столь же осторожны мы и с привлечением внебюджетных средств. Дружина существует в интересах органов власти, в интересах правоохранительной деятельности, для выполнения государственных задач, и финансироваться она должна в первую очередь государством.
 
- Москва, как известно, приняла один из первых региональных законов, регламентирующих деятельность народной дружины, тем самым подав пример остальным регионам.
- В 1994 году Московская городская Дума утвердила временное Положение “О московской городской дружине”, которое должно было действовать до принятия закона. Все надеялись, что последнее случится очень скоро. Однако закон был принят лишь в 2002 году. Связано это с несколькими вещами. Было трудно установить круг вопросов, которые в этом плане вправе регулировать субъект Российской Федерации. Вопросы, связанные с определением правового статуса народного дружинника, обеспечением ему правовых и социальных гарантий, ответственностью за противодействие его законной деятельности, оказались предметом ведения федерального законодательства. Максимум, что можно было прописать в московском законе, ¬ обозначить, но не решить их. Споры вызывало и определение организационно-правовой формы дружины. Дело в том, что в 1995 году Госдума приняла Федеральный закон “Об общественных объединениях”, в котором были продекларированы следующие принципы: невмешательство государства в деятельность общественных объединений, невозможность финансирования их со стороны государственных органов и так далее. И выяснилось, что дружина под эти принципы не подпадает. Как, решая государственную задачу - охраны общественного порядка, исключить государственное руководство и финансирование? Дружина ведь - не частная коммерческая лавочка. Но вместо того, чтобы определить какие­то поправки к новому нормативному документу, законодатель взял и отменил все действовавшие с 1974 года положения о дружине. То есть на федеральном уровне народная дружина с 1995 года... перестала существовать. После этого Министерство внутренних дел несколько раз выступало с предложением о необходимости принятия законов о народных дружинах на уровне субъектов Российской Федерации. Наконец, московские законодатели нашли лазейку в Законе “Об общественных объединениях”. В статье 51 этого документа шла речь о государственных общественных и общественно­государственных объединениях, то есть об организациях, образованных с участием государства. Там были отсылочные нормы, что должны быть приняты специальные законы, регламентирующие эту деятельность. Но никто не объяснил, как все это должно выглядеть. И пришлось создавать собственную теорию. Решили, что если общественные формирования работают под руководством государства, то это - государственно-общественные объединения.
 
- То есть необходимость в принятии единого федерального закона, регламентирующего деятельность добровольных народных дружин, не только не отпала, а проявилась еще более актуально?
- Конечно. И пока писались региональные нормативные документы, параллельно разрабатывалось несколько законопроектов федерального закона. Первый из них в 1999 году был даже принят Госдумой и одобрен Советом Федерации. Мало того, его сначала даже подписал было Президент Ельцин, однако затем он зачеркнул свою подпись и наложил вето. Его возражения сводились к следующему: нельзя “негосудареву” человеку давать властные полномочия. С этим можно было поспорить. Ведь уже тогда различные частные охранные предприятия имели серьезные полномочия вплоть до ношения огнестрельного оружия. Получалось: если ты охраняешь за деньги коммерсантов, то имеешь полномочия, а если охраняешь общество и бесплатно - значит, не имеешь. Тем не менее закон так и повис.
 
Писали новый. Под руководством Комитета Госдумы по безопасности. Но и здесь возникла проблема в решении вопроса: кто имеет право создавать народную дружину? По мнению законодателя ¬ орган государственной власти. То есть органы власти на уровне субъекта РФ. Но большинство городских администраций являются не органами государственной власти, а органами местного самоуправления. А ведь именно на местах и имеет смысл создавать народные дружины. Как быть? Делегировать полномочия? Но тогда вместе с полномочиями нужно “делегировать” еще и деньги на их реализацию. А поскольку законодателям была поставлена задача, чтобы этот проект ни копейки государству не стоил, на этом все и закончилось. На уровне подготовки к первому чтению законопроект сняли сами разработчики.

- Получается, что законопроект, разработанный недавно специалистами Министерства внутренних дел, уже третий? Как вы оцениваете эту новую законодательную инициативу?
- В последнее время усилия для принятия федерального закона о дружине значительно активизировались. И большая роль в этом процессе принадлежит МВД и Комитету Государственной Думы по безопасности. Проблема обсуждалась на различных круглых столах, на парламентских слушаниях. Выступали все ветви власти, заинтересованные специалисты. Для обсуждения приглашалось и руководство Московской городской дружины. В результате появился авторский проект закона, написанный специалистами МВД России.
 
 Прогресс, как мы считаем, налицо. В законе появилось много правильного. Во­первых, разработчики впервые ушли от понятия государственно¬общественных объединений и выделили народную дружину как особую форму организации. А во¬вторых, и это очень важно: возможность создавать дружины предоставлена органам местного самоуправления. Однако есть у нас и ряд возражений. Перед публикацией законопроекта мы написали 24 пункта замечаний, которые пока в предлагаемом законе не учтены.
 
Одним из самых существенных для нас моментов мы считаем вопрос о спецсредствах. Мы выступаем категорически против использования дружинниками специальных средств и гражданского оружия самообороны. Оружие - палка о двух концах, особенно для гражданского человека. К тому же у дружины не столь развитая структура, чтобы наладить учет спецсредств, их хранение, обучение сотрудников, лицензирование. Для этого просто физически не хватит штатов. А если наладить этот учет и создать штат, то это вылетит для государства в копеечку. Тем более что мы несем службу с сотрудниками милиции, которые вооружены.

А вот о чем можно поговорить - это о кинологических дружинах, существующих у нас в зачаточном состоянии в Сокольниках, в Южном округе. Дружинники - владельцы собак служебных пород - выходят с ними на дежурство, охраняя общественный порядок. Но они патрулируют территорию только в сопровождении сотрудника милиции, который может принять решение о применении этой собаки, скажем, при задержании преступника. Права на пользование спецсредством, а собака это спецсредство, дружинник по московскому законодательству не имеет.

В общем, конечно, чтобы сделать законопроект работающим, надо снять еще достаточно вопросов. Но мы поддерживаем контакты с Комитетом Госдумы по безопасности, курирующим законопроект, и уверены, что без нашего участия как специалистов-практиков эти вопросы все равно обсуждаться не будут и мы еще повлияем на ситуацию. Поэтому относимся к проекту закона как к черновому варианту. Однако повторюсь: в нем много хорошего.

- Вернемся с законодательных теоретических выкладок на землю, к практическим делам. Как вы ощущаете: в какой степени ваше содействие необходимо столичной милиции?
-Наверное, достаточно сказать, что практически ни одно массовое мероприятие не обходится без участия дружины. Когда говорят об усилении в выходные или праздники, обычно имеют в виду сверхурочную работу сотрудников милиции, но не вспоминают, что бок о бок рядом с ними в эти дни, в мороз ли, под дождем или в метель, стоят наши дружинники. Столичные сыщики знают, что могут задействовать членов дружины в оперативно-розыскных мероприятиях. Вот, например, зеленоградская дружина у нас очень активно работает совместно с криминальной милицией. Пресекают случаи наркоторговли и торговли оружием, задерживают преступников. Дружинники выступают в качестве понятых. Кого еще можно заставить присутствовать на каком­то обыске, скажем, ночью, когда мирные граждане спят? Поэтому дружина, конечно, милиции очень помогает. Руководство столичного ГУВД отмечает этот факт каждый год, награждая особо отличившихся почетными грамотами и ценными подарками. Многие префектуры и районные управы выделяют денежные премии. Есть у нас, кстати, и награжденные государственными наградами, в том числе орденами “За заслуги перед Отечеством” 2-й степени, “За личное мужество”. Так, несколько лет назад один наш дружинник по фамилии Ломоносов получил медаль “За отличие в охране общественного порядка”. За мужественный поступок. Возвращаясь с работы, он увидел, как группа из 6 - 7 человек жестоко избивает милиционера. Он вмешался и, имея хорошую физическую подготовку, буквально раскидал хулиганов. Другой дружинник, увидев на остановке общественного транспорта мужчину, размахивающего пистолетом, обезоружил его и отвел в отделение. И, в общем, можно констатировать, что в нашу организацию приходят люди с активной гражданской позицией.

- За достаточно длительную историю дружина стала, можно сказать, некой профессиональной организацией. Отмечаете ли вы ваш профессиональный праздник?
- Днем создания московской дружины мы считаем 9 марта 1993 года - день возрождения нашей городской организации. Но государственным профессиональным праздником он, конечно, не объявлен. Поэтому нас чаще всего поздравляют в День милиции. А когда примут федеральный закон о народной дружине, тогда день его утверждения или подписания Президентом и будем считать своим профессиональным праздником. Надеемся, что новый состав Государственной Думы не будет откладывать этот вопрос в долгий ящик.

Беседовала Елена КОРОЛЬКОВА
Фото Евгения КАТЫШЕВА
 и Владимира МАРКИНА

 

Другие материалы раздела
Гость редакции
Акция
Мухтар, Никулин и Подушкин
Фильм, посвященный сотрудникам МВД и их непростой службе, “Ко мне, Мухтар!” стал легендой отечественного кинематографа. Но мало кто знает, что главным консультантом картины был Сергей Подушкин, тогда - капитан милиции, а роль четвероногого героя Мухтара исполнили две его служебные овчарки - Байкал и Дейка.
За “груз 200” отвечаю
“Надо же такому случиться, - с досадой думал секретарь райисполкома Валерий Ильич, в сердцах бросив бесполезную трубку на рычаги телефонного аппарата. - Тут такая оказия, a в районе никого!”
Награжден неравнодушный Человек
Будущий экономист, а ныне барнаульский студент Иван Хватиков приказом начальника ГУВД по Алтайскому краю награжден нагрудным знаком “За содействие милиции”.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru