Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

На рубеже тьмы и света

В Российской Федерации на сегодняшний день действует более 60 колоний для несовершеннолетних. Около 20 тысяч наших юных сограждан находятся в изоляции от общества.

Мнение
В Российской Федерации на сегодняшний день действует более 60 колоний для несовершеннолетних. Около 20 тысяч наших юных сограждан находятся в изоляции от общества. Еще большее количество детей и подростков живут рядом с нами, но стоят на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних. Это про них с негодованием часто говорят: “По вам тюрьма плачет...” Подобные эмоции не в состоянии выразить высокие заборы с колючей проволокой. Плачут живые люди - дети и родители - по обе стороны каменных границ между неволей и свободой.

- Мы едем туда, где живут ваши сверстники. Но это - тюрьма, - обращается к юным пассажирам заместитель руководителя муниципалитета “Сокольники” Владимир Чалых. В глазах большинства “экскурсантов” любопытство: в тюрьме они еще не были. Пока отношения с представителями правоохранительных органов выражаются в постановке на инспекторский учет. В основном социальный портрет подопечных привычен: дети и подростки из неблагополучных семей. Есть индивидуумы другой категории: из вполне успешных, по материальному состоянию и социальному статусу, “ячеек общества”. Особого внимания милиции и школьного педагогического коллектива удостоены, как говорят сами подростки, “за ерунду”: драку, прогулы...

В “Сокольниках” детско¬подростковая тема - проблема, подход к решению которой никоим образом формальным не назовешь. Как со стороны сотрудников ПДН, так и руководителей муниципалитета. Причем подход - комплексный: контроль не только над детьми, но и родителями. Помощь в трудоустройстве взрослых, выделение целевых материальных средств на нужды ребенка, организация его отдыха, досуга и получения дополнительного образования. К разряду последних относятся многочисленные экскурсии не только по столичным и подмосковным музеям и выставкам, но и поездки по городам и весям, более отдаленным от Белокаменной. Все это можно отнести и к мероприятиям профилактического плана: познавательно­развивающий досуг - альтернатива развлечениям в игорных заведениях и уличным тусовкам. Как говорится, приятно и полезно. Активно используется сегодня и другая форма работы с “трудными”: экскурсии в спецучреждения, пребывание в которых - расплата за неуважение к закону.

На этот раз ехали в воспитательно­исправительную колонию для несовершеннолетних, что находится на окраине Калуги. Она - из разряда “благополучных”: нет попыток к побегам, суицидов, “карательные” меры в виде помещения в карцер - крайне редки. На памяти сегодняшнего заместителя начальника колонии подполковника юстиции Александра Денисевича подобные случаи за семь лет его работы единичны.

В колонии действуют несколько производств, самое объемное - швейное. Продукция востребована: бушлаты, камуфляжная форма, постельное белье, рукавицы и текстильные изделия бытового ширпотреба приобретают как оптовые заказчики, так и покупатели в магазине возле колонии. Зарплата идет на счет воспитанников, поэтому на момент освобождения подростки и юноши имеют какие­то сбережения. Администрация колонии постоянно ищет и находит для колонистов заказы.
Здесь есть свое подсобное хозяйство, значительно подкрепляющее рацион колонистов. Впрочем, голодать им не приходится даже при официальных нормах отпуска продуктов: по сравнению с тем, что было лет пять¬шесть назад, сегодня в подобных учреждениях растущие организмы получают калории по полной программе. Плюс гостинцы из дома. Правда, они, как и родители, есть не у всех. Среди осужденных ¬ несколько сирот. Навестить и привезти подарки некому. Существует негласное правило: за общим чаепитием в минуты отдыха нет “твоего” и “чужого”. Это одна из воспитательных мер. Не все, но многие оказались за колючей проволокой потому, что остались один на один со своими проблемами, выбрав для их решения криминальный путь. Некому было проконтролировать, подсказать, заглянуть в душу и протянуть руку помощи... Хотя бы здесь, на маленьком архипелаге для надломленных судеб, им пытаются внушить: сила не в том, чтобы больнее ударить, а в действенной помощи, продиктованной состраданием. Это могло и должно было быть оберегом от беды в “прошлой” жизни. Но мальчишки оказались здесь, и их изоляция является оберегом законопослушных граждан от несовершеннолетних воришек, насильников и убийц.

Вот здесь над ними контроль, а вернее, надзор - круглосуточный. Такой, от которого хочется взвыть. В этом и состоит самая страшная часть наказания. Их не бьют, не унижают морально. К ним обращаются по именам, и разговор по душам с провинившимся пацаном - это не снисхождение со стороны воспитателей. Как в любом коллективе, есть свои любимчики. Нет, не “стукачи” и “шестерки”, а успешные ученики, творческие личности, просто надежные парни, которых уважают и к которым прислушиваются воспитанники. Но все они - преступники, отбывающие наказание изоляцией от общества. Теперь за них решают, как они будут пострижены, во что одеты, чем накормлены, когда им работать, учиться, какие телепередачи смотреть и какое место занять в отрядном строю... Жить здесь трудно.

...Юные “экскурсанты с воли” строгость режима и распорядка в колонии почувствовали еще при проходе на ее территорию. Мобильники, перочинные ножи и прочие колюще-режущие предметы проносить нельзя, от группы не отходить, общение с воспитанниками - исключительно в присутствии офицеров-воспитателей. В целях безопасности самих же экскурсантов. Большинство гостей погрузились в молчаливое созерцание.

Но, кажется, не сильно подростки уверовали в то, что это - тюрьма. Образцово убранные внутренние помещения, белоснежное постельное белье, шторы на окнах, стенды и фотографии по стенам коридоров. Школьная мебель старенькая, зато в компьютерном классе - ЖК-мониторы. А музеев здесь ¬ целых пять! Правда, заглянули только в краеведческий и побывали в музее воинской славы. Стать его экскурсантами не планировали, но повел нас туда учитель истории, более 30 лет отдавший работе в колонии, Александр Лион. Таких педагогов и энтузиастов, как он, еще поискать надо! Александр Владимирович рассказывал не об экспонатах, а о талантливых мальчишках, которые пополняют экспозицию, реанимируют старый¬престарый проигрыватель, возятся с подсветкой макетов... Да что же это за тюрьма такая?! Если не учитывать перекрытые решеткой переходы из одной части территории в другую, грозное слово “рубеж №...” при входе в производственные здания, то в целом ¬ очень похоже на типовой пионерский лагерь 70¬х годов...
В общем, как мне показалось, страха на подростков с “воли” нагнать не удалось. Наверное, потому, что сотрудники колонии стремятся в изоляции от большого и интересного мира создать для воспитанников условия для учебы, получения профессии, развития творческих способностей. И при таком стремлении меньше всего любят использовать и демонстрировать средства из “карательного” арсенала.

А может, эффективным оказалось бы виртуальное общение несовершеннолетних осужденных со сверстниками по ту сторону забора посредством Интернета? Контролируемое и корректируемое. Возможно, рассказ­исповедь какого¬нибудь мальчишки­преступника окажет большее влияние на подопечного сотрудников ПДН? Или усилит воздействие от увиденного в местах изоляции.
К сожалению, подросткам пообщаться с колонистами не удалось. Общий сбор в актовом зале был непродолжителен. Из­за нехватки времени более лаконичными были и обращения к воспитанникам со стороны взрослых. А в их числе были не только сотрудники муниципалитета и комиссий по делам несовершеннолетних. Частые гости в российских пенитенциарных учреждениях - представители Международного союза “Мужество и гуманизм”, по инициативе которых уже в
50 субъектах Федерации лучшим воспитанникам колоний вручена “Путевка Дзержинского”. Эта акция призвана помочь бывшему осужденному наладить нормальную жизнь. В Калужской колонии такие путевки не вручались по причине отсутствия претендентов. Но союз помогает пособиями, оргтехникой, мебелью. А вот с учебниками - проблема. Ставшие негодными в муниципальных школах, они сдаются в макулатуру. Почему бы Департаменту образования Москвы совместно с директорами школ не принять решение передавать учебники и мебель в колонистские школы?
В эту поездку пригласили и олимпийского чемпиона по тяжелой атлетике Исраила Арсамакова. Приехал и генеральный директор строительной компании “Флотон” Сергей Блохин. К слову, он заявил, что готов принять на работу строителей. Неважно, что стоит за спиной юноши колония: главное, чтобы он умел и хотел трудиться. Это - тоже ориентир на пути из тьмы к свету. Наконец¬то российское предпринимательство обретает черты социально ответственного бизнеса.
А что же наши юные подопечные комиссий ПДН? Они запросились домой. За воротами колонии подростки вздохнули с облегчением и... начали травить анекдоты и обсуждать более “интересные” вопросы: дискотечную “тусу” и количество карманных денег...

Елена ВЛАДИМИРЦЕВА
Фото автора

 

Другие материалы раздела
Колонка главного редактора
ИДЕАЛЬНЫЕ СОЛДАТЫ ПРАВОПОРЯДКА
Не ради выгоды
Что нужно нашему современнику для полного счастья? Задав самому себе этот вопрос, кто-то подумает о собственном жилье, кто-то о счастливой любви, а кто-то - о заветных граммах здоровой крови.
Чиновничий футбол
Чем дольше изучаешь повседневную практику современного следственного производства, тем с большей очевидностью приходишь к одному неутешительному выводу: разобщенность и децентрализация органов юстиции играет на руку преступнику.
Только тверже выходила из огня…
Заметки обозревателя
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru