Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Запах вещдоков и явки с повинной

Хроника одного дежурства.

7.00. Обычное утро. Обычной субботы.
Но что­то тут не так - будильник голосить так рано в выходной не имеет права. Считаю до трех, все понял, “Р-р­ота, подъем!” Сегодня я, исполняющий обязанности начальника экспертно¬криминалистического отдела ЭКЦ МВД по УР, заступаю на суточное дежурство в качестве помощника ответственного от руководства районного ОВД.

Полчаса на сборы, чашка кофею, бутерброд, сигарета в три затяжки. Обычный завтрак.
Десять минут до стоянки, и я в любимом авто. Субботнее утро, машин на дороге еще мало, можно и помечтать. Под старость лет угораздило меня увлечься аквариумистикой. Ох и зараза, скажу я вам. Огромная дыра в семейном бюджете получается. Начал с одного аквариума: подарили вместе с рыбками. За полгода по друзьям­товарищам приобрел еще пару, правда, не очень больших. Хлопотно, но заботы приятные, хочется этой красоты много и разной. Да и медитация опять же. Жена с дочерью и те вечерами у аквариумов замирают....

8.00. Рекорд. До РОВД доехал за 12 минут.
В стенах отдела, ставших за 14 лет службы родными, обычная утренняя суета. Представители додежуривающего наряда в предвкушении “сдачи” пытаются объять необъятное, передвигаются вяло, улыбки на лицах отсутствуют. Бодрее и веселее выглядят заступающие сотрудники.
Вхожу в дежурку, и чувство беспокойства уже не покидает меня до бодрого вскрика оперативного дежурного: “Владимирыч, у нас криминальный труп!”

На ходу прикидываю диспозицию. Рано утром в торговом киоске в районе Восточного поселка обнаружен труп молодой женщины, вероятно, продавца, со следами насильственной смерти. Руководство и опера уже на месте, там же следователь прокуратуры и эксперт-криминалист из “старого” наряда. Убийс тво - дело серьезное, торговый киоск хоть и небольшое помещение, но порядком захламленное, осмотр места происшествия может затянуться на неопределенный срок, да и обстоятельства могут возникнуть разные. А следы преступника нужны - кровь из носа. Поэтому принимаю решение взять с собой на место происшествия еще одного заступившего эксперта. Благо ветеран нашей службы старший прапорщик Леонидыч любому фору даст.

По прибытии на место происшествия застаем обычную рабочую обстановку. Все заняты своим делом. Руководители руководят. Сотрудники розыска разыскивают свидетелей и возможных очевидцев. Участковые участвуют в розыске. Совсем еще молоденький следователь прокуратуры, подрагивая то ли от холода, то ли от свалившейся на него ответственности, составляет протокол следственного действия. И только эксперт-криминалист Дима (кстати, тоже еще неопытный - минуло всего полгода, как окончил Саратовский юридический институт) в позе гордо реющего буревестника (откуда прыть - ведь толком не спал целые сутки?) пытается отогнать зевак от обнаруженных им возле киоска следов обуви. Со стороны такая самоотверженность может показаться излишней. Следы могут быть различного происхождения, вовсе не относящегося к событию преступления. Однако с точки зрения практикующего эксперта­криминалиста - мелочей в нашей работе не бывает, и Димин риск быть непонятым вполне оправдан.
 
В самом киоске картина отнюдь не веселая. “Прямо перед входной дверью в помещение киоска, на полу, ногами в сторону входной двери и головой в сторону витрины на спине лежит труп женщины, на вид около 30 лет...” - сухо, без эмоций диктует судебно­медицинский эксперт.

9.30. Осмотр трупа закончен.
На шее женщины обнаружена странгуляционная борозда - признак удушения, тело и пол вокруг него политы неустановленной жидкостью с резким запахом пива, далее в помещении видны признаки необычного нарушения обычного беспорядка. Труп выносят из киоска. Исключительный момент. Я искоса наблюдаю, как оба моих эксперта, Дима и Леонидыч, инстинктивно принимают “охотничью стойку”. Сейчас в киоск с целью восприятия обстановки места происшествия будут заглядывать все компетентные лица, а также хозяин торгового заведения и его сотрудники. И задача эксперта в данной щекотливой ситуации - как можно быстрее и качественнее начать поиск следов рук и других вещественных доказательств.

9.45. 10.00. 10.15. 10.30. Рутина.
Монотонный скрежет магнитной кисти с дактилоскопическим порошком и скрип пера следователя. Поверхности всех предметов в киоске начинают приобретать два одинаковых оттенка - темно­серого “ПМДЧ” и белого “ПМДБ”. Дима на улице “гипсует” следы обуви.
Необходимо изъять все более или менее пригодные для идентификации личности следы рук. Копируем несколько следов с поверхности входной двери, упаковок пива на полу возле трупа, со стеллажа. Леонидыч далеко под ящиками находит пустую бутылку из¬под лимонада (“Какая связь? Все равно изыму!”).

Версий много, фактов пока негусто: работала недавно, ночью одна, связей немного, труп обнаружен рано утром двумя случайными прохожими, из киоска пропали часть выручки и сотовый телефон потерпевшей. Изымаем картонные коробки из¬под выручки.

И вдруг глоток свежего воздуха. Сотрудник розыска при отработке близлежащего жилого массива устанавливает женщину, имеющую одну очень полезную в нашем деле привычку - рыться в мусорных контейнерах. И как выясняется - именно сегодня утром ей несказанно повезло. Метрах в ста от места убийства в мусорном контейнере она нашла полиэтиленовый пакет с дамской сумочкой, пустой бутылкой из¬под водки и двумя бутылками из¬под пива. Пакет и тара из-под спиртосодержащей продукции за ненадобностью были тут же отправлены обратно в контейнер, а сумочка с документами на имя потерпевшей были оприходованы с целью получения вознаграждения.
Так как к этому времени из руководящего состава на месте преступления старшим остался я, мною принимается решение о ходатайствовании перед прокуратурой о выделении еще одного следователя с целью формирования дополнительной следственной группы.

11.00. Дополнительная следственная группа приступает к поиску выброшенных с видетельницей бутылок.
Ситуация осложняется тем, что женщина в последнее время занималась исключительно физическим трудом с минимальными - до 100 граммов - нагрузками, память тренирует редко и, вследствие слабого здоровья, плохо помнит отличительные признаки искомых предметов. Приходится предъявлять ей на опознание каждый сосуд с запахом, хотя бы отдаленно напоминающим водку или пиво. Возле мусорных контейнеров на радость уличным зевакам разворачивается прямо-таки театрализованное представление. Два офицера милиции - лейтенант и подполковник - молодой человек в цивильном и женщина неопределенной наружности занимаются “грязным делом”, перетряхивая содержимое контейнера. Да, забыл еще двух интеллигентов в качестве понятых.
Стойко перенося тяготы службы и запах, следственная группа торжественно упаковывает опознанные свидетельницей бутылки и возвращается к основному месту событий.

12.30. Наконец, осмотр киоска закончен. Обе группы грузятся в транспорт, не забывая, естественно, многочисленные коробки и коробочки, пакеты и пакетики с обнаруженными и изъятыми вещественными доказательствами.

12.45. За рулем личного авто есть возможность расслабиться и подумать о приятном. Анциструсы опять отметали икру, самка пелвикахромиса снова пузатая, нужно приготовить нерестовый аквариум. На чем бы сэкономить пару¬тройку сотен, да купить парочку протомеласов?..

13.00. В РОВД для экспертов начинается не менее напряженный и не менее ответственный этап на пути к моменту истины - исследование изъятых объектов.
Сейчас главная цель - исключить следы рук потерпевшей, хозяина киоска, сменщицы потерпевшей, ее родственников, а также грузчика, дворника, свидетельницы и ее собутыльников, прохожих, обнаруживших труп... И сделать это нужно без малейшего промедления, потому что результатов ждут очень многие: и опера из отдела по тяжким, которым нужно планировать действия по розыску причастных лиц, и оператор АДИС (Автоматизированная дактилоскопическая информационная система - “барышня” умная, на раз определяет супостата, оставившего след папиллярного узора руки на месте преступления). Лена, которую вызвали в выходной в связи с особой тяжестью происшедшего, и руководство, которому нужно докладывать о проделанной работе начальству более высокого ранга. А время не стоит на месте ¬ Леонидыч умчался на новое происшествие. Дима в состоянии ступора, но с чувством выполненного долга уковылял домой. Остались мы с Анной Юрьевной - вторым дежурным экспертом. И теперь весь груз ответственности ложится на наши с Аней трехдиоптрийные глаза. А груз немалый: два десятка отрезков специальной дактилоскопической пленки с откопированными в киоске следами рук, несколько полиэтиленовых пакетов, бутылка из-под лимонада из киоска, две картонные коробки из¬под выручки, три бутылки из мусорного контейнера, дамская сумочка, содержимое дамской сумочки.
Обычно процесс сравнительного исследования занимает значительный промежуток времени - от нескольких часов до нескольких дней - в зависимости от количества объектов-носителей следов рук и количества дактилокарт исключаемых лиц. Наш случай относится скорее к разряду “до”. Поэтому принимаю решение исключать следы непосредственно на объектах, в том числе и на дактилопленках, фотографировать и отсылать для проверки по АДИС не все, а только самые четкие пригодные следы рук и, естественно, оставленные не перечисленными выше лицами. Выбранная метода дает свой результат.

17.00. Звонок от оператора АДИС Лены.
“Поздравляю! Записывайте данные. Следы на бутылке из-под лимонада совпали с отпечатками Лазарева...” Дальше дело техники. Находим дактилокарту этого Лазарева. Более скрупулезно сравниваем отпечатки Лазарева со всеми, имеющимися в нашем распоряжении следами папиллярных узоров. И в результате нехитрых для профессионала манипуляций выясняем, что практически все “чужие” следы рук (в частности, на внутренней поверхности входной двери в киоск, на коробках из¬под выручки, на бутылке из-под пива из мусорного контейнера) оставлены именно Лазаревым. Момент истины, триумф научно¬технического прогресса.

Однако сотрудники розыска не спешат разделять наши триумфальные настроения. Естественно, все это время они не дремали и в результате сложных ОРМ не только нашли сотовый телефон потерпевшей, но и задержали пару таксистов с подозрительной версией о случайной находке данного телефона в принадлежащем им автомобиле. Ну что же, проверять нужно любую версию, и мы честно отрабатываем дактилокарты таксистов. Результат нулевой. Опера в растерянности, эксперты в недоумении.

21.30. Встречаю довольного, с “запахом” явки с повинной сотрудника розыска.
На мой немой вопрос “Кто?” звучит долгожданный ответ: “Лазарев сразу во всем признался. Познакомился с потерпевшей в ту же ночь. Употребили спиртное. Не сошлись во взглядах. Задушил проводом от зарядного устройства для сотового телефона. Полил труп пивом из бутылки. Забрал деньги и ушел. Вернулся, чтобы замести следы. Полотенцем протер, насколько смог, предметы в киоске. Забрал бутылки, сумку. Из сумки взял сотовый. Сумку и бутылки выбросил в мусорный бак. Сотовый продал таксисту...” Проза жизни. Дослушать не успел, сотовый голосом начальника дежурной смены взбодрил: “Владимирыч, у нас...”

Утро все­таки и в это дежурство заставило себя ждать. Как гласит народная милицейская примета: “Труп с утра, на сутках вешайся!” А впрочем, не считая убийства, стандартный набор: три кражи, пять грабежей в отношении нетрезвых лиц, один разбой в отношении таких же лиц. Обычное утро, обычное дежурство...

Заместитель начальника
отдела ЭКЦ
по Индустриальному району
города Ижевска,
подполковник милиции
А. КУЛИКОВ
Удмуртская Республика

Другие материалы раздела
Пастырь всея Руси
ГЕНЕРАЛЫ РЕКОРДОВ
БРОНЕЖИЛЕТ СТРАНЫ
Официальный отдел
Место работы - небо
Белая полоса на хвостовой балке вертолета - уже тридцать лет отличительный знак, символ принадлежности вертолета к авиации внутренних войск.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru