Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Новая вертикаль “забытых полков”

Интервью с Владимиром Валентиновичем Горшуковым - руководителем Центра оперативного руководства деятельностью специальных подразделений МВД России генерал­лейтенантом милиции Владимиром Валентиновичем Горшуковым.

Визитная карточка
Владимир Валентинович Горшуков - руководитель Центра оперативного руководства деятельностью специальных подразделений МВД России, генерал­лейтенант милиции.
Родился 2 августа 1956 года в поселке Тюлькубас Чимкентской области Казахской ССР. В 1975 - 1977 годах проходил срочную службу в Вооруженных Силах.   Получил образование в педагогическом институте на филологическом факультете, позже окончил Академию управления МВД России, факультет подготовки руководящего состава МВД. Кандидат юридических наук.
Работу в милиции начал с лета 1979 года в подразделении оперативного поиска, где проработал 22 года - от оперработника до начальника входящего управления. В 2001 году был назначен на должность заместителя начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью. С 22 августа 2005 года возглавляет Центр оперативного руководства деятельностью специальных подразделений МВД России.
КМС по греко­римской борьбе. Увлекается штангой. Выступает на соревнованиях среди ветеранов, где достиг немалых успехов: в 2003 году в Барселоне на Всемирных играх среди полицейских и пожарных стал серебряным призером. В этом году в Аделаиде (Австралия) также занял почетное второе место.
Награжден двумя орденами Мужества, орденом Почета, медалью ордена “За заслуги перед Отечеством” 2-й степени, наградным оружием.
Женат. Сын в 2006 году окончил Московский университет МВД России.

- Владимир Валентинович, вот уже миновало два года, как организовался Центр оперативного руководства деятельностью специальных подразделений МВД России. Чем все­таки была вызвана необходимость создания ЦРД СП МВД России?
- Как известно, отряды особого и специального назначения в структуре МВД существовали как бы в двух ипостасях: ОМОН в основном подчинялся и выполнял задачи Департамента охраны общественного порядка, ОМСН работал в интересах криминальной милиции. Но время внесло свои коррективы. Отрядами необходимо было заниматься вплотную - вникнуть в проблемы личного состава, боевой подготовки, экипировки и вооружения. Чего греха таить, эти вопросы долгое время оставались на втором плане. Да, ребята выполняли свои задачи, проявляя при этом мужество и героизм. Но, к сожалению, основополагающей составляющей в их работе не было, единая нормативная база по задействованию спецподразделений и единых подходов к обучению и организации службы отсутствовали. Как в свое время очень метко заметил министр внутренних дел Российской Федерации Рашид Нургалиев, “создавалось впечатление забытых полков”. Для того чтобы все привести к единообразию, поднять деятельность подразделений на современный уровень, чтобы они могли адекватно реагировать на проявления экстремизма, терроризма, а также массовые нарушения общественного порядка, и была создана эта структура. На сегодняшний день она является вертикалью специальных подразделений МВД России. За прошедший период удалось сформировать единую политику, привести к общему знаменателю все вопросы, связанные с деятельностью милицейского спецназа.
 
Несмотря на небольшую штатную структуру ЦРД СП МВД России, за время своего существования при поддержке министра внутренних дел генерала армии Рашида Нургалиева, заместителя министра внутренних дел Российской Федерации генерал­лейтенанта милиции Михаила Суходольского, курирующего деятельность специальных подразделений, нам удалось решить многие задачи.

Среди них - совершенствование служебно¬боевой подготовки личного состава ОМОН и ОМСН, должное материально­техническое обеспечение этих подразделений, решение социальных вопросов сотрудников и членов их семей.

Сегодня значительно возрос объем работы по линии центра, повысились требования к результатам деятельности личного состава в период проведения крупномасштабных общественно­политических мероприятий. Поэтому приоритетными направлениями для центра в подготовке личного состава становится совершенствование профессионального мастерства сотрудников, соблюдение ими законности, служебной дисциплины, воспитание уважительного отношения к гражданам.
 
Для этого центром подготовлено 9 нормативных правовых актов МВД России, направленных на повышение уровня организации оперативно-служебной деятельности специальных подразделений милиции. В соответствии с данными документами отряды милиции особого и специального назначения впервые стали подчиняться непосредственно министрам внутренних дел, начальникам ГУВД, УВД по субъектам Российской Федерации, УВДТ, четко определен порядок их задействования, утверждены новые типовые положения.

- Что касается событий на Северном Кавказе... Пожалуй, сегодня и не сыщешь спецназовца, который не побывал бы там в командировке. Да, обстановка в той же Чечне более или менее стабилизировалась. Однако, не секрет, что этот регион по¬прежнему  является основным источником террористических угроз в нашей стране. Как вы оцениваете эффективность деятельности спецподразделений МВД на Северном Кавказе?
- В настоящее время на территории Северного Кавказа несет службу группировка сотрудников специальных подразделений милиции по обеспечению правопорядка и безопасности граждан.
В ходе проведения операций с участием специальных подразделений МВД России в 2007 году пресечена преступная деятельность нескольких десятков вооруженных преступных групп, удалось предотвратить ряд террористических актов.

Кроме того, милицейский спецназ принимает непосредственное участие в освобождении заложников, изымает оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства.

За всем этим стоит непростая, а порой и очень опасная работа бойцов из отрядов милиции особого и специального назначения, рискующих своими жизнями и до конца выполняющих свой служебный долг.

- Можете ли вы привести наиболее яркие эпизоды результативной деятельности сотрудников специальных подразделений МВД России?
-  Взять хотя бы сравнительно недавние совместные операции служб ГУВД по Краснодарскому краю. Так, 9 бойцов из отряда милиции особого назначения под руководством своего командира полковника милиции Шлегеля, правильно оценив оперативную обстановку, обезвредили особо опасного преступника, обвиняемого в совершении убийств, который в течение длительного времени, захватив в одном из помещений пансионата края заложников, оказывал ожесточенное сопротивление органам внутренних дел. Участники операции показали высокий уровень взаимодействия между группами боевого построения и всеми сотрудниками, принимавшими участие в данных мероприятиях.

Другими примерами боевого мастерства могут стать операции в Карачаево-Черкесской Республике. Так, в Черкесске в течение нескольких часов были освобождены заложники, захваченные шестью боевиками в пятиэтажном жилом доме.

В станице Сторожевая Зеленчукского района совместными действиями республиканского ОМСН и ОМОН ликвидировано четверо преступников, разыскивавшихся по подозрению в убийстве восьми милиционеров. И таких примеров я еще мог бы привести десятки.

Важно отметить, что во всех случаях спецназовцы не понесли потерь, во время штурмов не погиб ни один заложник и причинен минимальный ущерб строениям и жилым помещениям. Практика показывает, что комплексный подход в применении сил быстрого реагирования является одним из главных условий эффективного проведения специальных операций.

- Расскажите, как организовано взаимодействие с другими силовыми подразделениями?
- Хотел бы начать с внутренних войск. Я считаю своих коллег боевыми братьями. У меня с большинством руководителей, которые имеют отношение прежде всего к спецназу внутренних войск, сложились дружеские отношения. Высоко ценю деятельность генерал­лейтенанта Сергея Николаевича Куцова, который прошел Афганистан и практически все горячие точки. Считаю его высочайшим профессионалом. У нас со спецназом внутренних войск теснейшее взаимодействие, не единожды проводили совместные учения.  Взаимопонимание и взаимоподдержка полная.
 
Что касается других подразделений спецназа - ФСБ, Министерства обороны - с ними у нас также сложились очень хорошие отношения. Мы действительно многому у них учимся, обмениваемся опытом, изучаем тактику преступников, совместно вырабатываем приемы противодействия. Я своих подчиненных всегда нацеливаю на то, чтобы максимально это взаимодействие усиливать, потому что делить нам нечего, у нас враг один и наша главная задача ¬ его победить. Неважно, кто будет впереди, кто будет прикрывать, главное - это победа. Пользуясь случаем, хотел бы выразить огромную благодарность коллегам из внутренних войск, ФСБ, Министерства обороны за поддержку и понимание.

- Известно, что служба в спецподразделениях особенная. Не говоря уже о том, что это постоянный риск, огромный труд... Ведь не каждому, что называется, дано быть спецназовцем. Как ведется отбор сотрудников в эти подразделения?
- Сотрудник спецподразделения - это профессионально подготовленный боец, готовый в любое время и в любых условиях к выполнению служебно-боевых задач, к умелому применению физической силы, специальных средств и современного оружия.

Поступить на службу в ОМОН и ОМСН может действительно не каждый желающий. Соискатель должен пройти серьезную проверку. Жесткие нормативы по физической подготовке, проверка владения боевыми приемами борьбы, сложное психологическое тестирование подтверждают важность и значимость задач, которые ставятся перед ОМОН и ОМСН.

Это обусловлено тем, что от уровня подготовки сотрудников спецподразделений милиции, умения действовать в экстремальных условиях напрямую зависит жизнь и безопасность граждан.

Есть расхожее мнение, что спецназовец ¬ это прежде всего физически сильный человек и вроде бы каких­то других качеств ему не надо. Я категорически не согласен с этим. В спецназе надо не только владеть приемами рукопашного боя, умело обращаться  с оружием, но и иметь тактический склад ума, широкий кругозор, который бы позволял принимать правильные решения. Причем, если говорить о какой­то экстремальной ситуации, приниматься это решение должно, ну, скажем так, в мгновение ока. И для нас очень и очень важно, насколько интеллектуально человек к этому готов. Спецназовец обязательно должен уметь думать. Для меня фраза из фильма “Офицеры”: “Командир должен прежде всего думать” сегодня является, честно говоря, основополагающей.

- Владимир Валентинович, вопрос немного отвлеченный и все же… В стране на сегодняшний день 208 отрядов милиции специального и особого назначения. Скажите, а чем объяснить, что часть из них имеют свои собственные имена, а некоторые - остаются безымянными?
- Это связано с инициативой самих подразделений, которые в свое время выбирали себе название. Сегодня мы изучаем вопрос о том, чтобы, сохранив первоначальные названия отрядов, ввести единое наименование для ОМОН и единое наименование для ОМСН. На всероссийском семинаре¬совещании мы высказали свое предложение командирам отрядов, которые его поддержали. Надеюсь, в скором времени все названия и символика подразделений будут закреплены соответствующими нормативными документами. А поскольку это пока не утверждено, не хочу опережать события и называть вам предполагаемые наименования структур. Вдруг что­то изменится. Это все­таки творческий процесс, возможен и непредвиденный результат.

- Что в наше время у вас как у руководителя вызывает больше всего беспокойства? Можете определить “болевые точки” в вашей работе?
- Только в этом году при выполнении боевых задач мы потеряли 20 наших бойцов. Это, наверное, и есть главная “болевая точка” и основной критерий нашей работы. И до тех пор, пока у нас будут потери, мы должны трудиться день и ночь не покладая рук, чтобы их исключить. И основным средством здесь является повышение уровня боевой подготовки. От него во многом зависит качество выполнения служебно¬боевых задач. Оценки по боевой подготовке нам ставит сама жизнь.

- Есть ли у вас связи с зарубежными подразделениями?
- Да, такие связи есть, и они довольно тесные. Нам удалось побывать в спецподразделениях Израиля, Австрии, Германии, Украины, Белоруссии, Армении и других государств, с некоторыми из них проводили совместные учения. Например, с армянскими коллегами мы проводили на их базе сборы по горной подготовке. Очень много нам дали учения в горах с подразделениями Таджикистана. Мы приобрели опыт действий в условиях высокогорья, обменялись опытом боевых действий против незаконных вооруженных формирований. Такой опыт поистине бесценен. Большое количество подобных учений запланировано на 2008 год. Я уверен, что мы это будем активно развивать.

- На ваш взгляд, уровень подготовки зарубежного спецназа отличается от нашего?
- Отличия, конечно, есть. Но я хотел бы отметить, что по боевому опыту мы впереди планеты всей. Может быть, в этом плане ближе к нам израильское подразделение “Ямам”, которому приходится очень часто проводить спецоперации по обезвреживанию террористов, задержанию вооруженных преступников. Что касается наших коллег из Австрии, Германии, других стран, в которых мне удалось побывать, я хотел бы отметить их высокую тактическую выучку, физическую подготовку. Но им не хватает боевого опыта. Поэтому они скрупулезно изучают наш. Есть один очень важный момент - разные законодательства. Проведение спецопераций, конечно же, регламентируется законами. И отсюда исходит методика подготовки и сама тактика действий.

- А что касается снаряжения, вооружения? Мы не слишком отстаем от зарубежных коллег?
- Вы знаете, с подобными мыслями и даже с некоторым страхом я ехал в первую командировку за рубеж и думал, что увижу сейчас нечто такое, что меня потрясет, чего у наших подразделений нет. И вот с удовольствием могу сказать, что страхи мои не оправдались. Да, может быть, не такое красивое, да, может быть, в некоторых деталях не такое удобное, но то вооружение, те средства связи и защиты, та экипировка, которые сегодня поступают в наш милицейский спецназ, вполне соответствуют мировым стандартам. Абсолютное большинство необходимых образцов специальной техники, вооружения и экипировки у нас есть.

А по некоторым позициям мы ушли вперед. В частности, по средствам индивидуальной защиты - они у нас намного удобнее. Последние образцы наших защитных шлемов легче и степень защиты у них выше. И самое главное, что они существуют не в единичных экземплярах, а уже начали поступать к нам в отряды.
 
Если говорить в целом, то руководство Министерства внутренних дел уделяет большое внимание обеспечению отрядов милиции особого и специального назначения новейшими образцами вооружения, техники, средствами связи и спецсредствами. Такое оснащение является весомым аргументом милицейского спецназа в борьбе с преступностью.

Ведь ни для кого не секрет, что преступники в своем распоряжении имеют большой арсенал современного оружия и техники. Сегодня много внимания уделяется разработкам средств нелетального воздействия на правонарушителей, индивидуальной защите сотрудников милиции, а также в области робототехники и специального автотранспорта.

- Каково ближайшее будущее у милицейского спецназа? Каким он будет через два­три года?
- Мы подготовили концепцию развития спецподразделений МВД России на 2008 - 2010 годы. Пытались предусмотреть все: улучшение материально­технического обеспечения, совершенствование системы управления подразделениями, вопросы боевой подготовки, боеготовности наших подразделений. В рамках реализации этой концепции планируем провести ряд экспериментов по совершенствованию структуры наших отрядов без увеличения оргштатной численности. Концепция предполагает целый комплекс вопросов, после решения которых мы должны выйти на запланированный уровень.

- Если можно, несколько слов о себе…
- Вся моя жизнь связана со спецназом. Я родился в семье фронтовика¬десантника. Мальчишкой интересовался десантом, отец часто брал меня с собой на службу. Я видел уклад военной жизни, а самое главное - впитал в себя тот дух, который культивировался в то время. Я знал друзей отца, которые часто к нам приходили. С интересом слушал их рассказы. Могу сказать, что отцу за время войны пришлось семь раз десантироваться в тыл врага. По тем временам это был редчайший случай. Я хорошо помню фразу отца о том, что из подразделения, сформированного в 1942 году, до конца войны в живых осталось 16 человек. Потом была срочная служба в бригаде специального назначения. Затем 22 года службы в подразделениях оперативного поиска. С 2001 года, став заместителем начальника ГУБОП, я имел определенное отношение к отрядам, работал с ними, участвовал в целом ряде операций, в том числе и “Норд­Осте”. Все это дает мне возможность разговаривать со спецназом на одном языке.


Другие материалы раздела
Путешествие в сказку
22 декабря в Большом театре России состоялась новогодняя благотворительная акция для детей­инвалидов, воспитанников детских домов и интернатов, ребятишек из многодетных и патронатных семей.
...И память ожила
“Память в полуподвале” ­ так назывался критический материал, опубликованный в № 43 “Щита и меча” за прошлый год.
Разведка в лицах и бронзе
Беседа с руководителем инициативной группы, ветераном Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных Сил РФ полковником в отставке Анатолием ГРИБАНОВЫМ.
Воля на... свалке
В то время, когда все с ними случилось, одному было тридцать лет, другому - восемнадцать.
Оружие, данное природой
К победе привел стиль борьбы, о котором пока знают немногие, - каратэ шотокан.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru