Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Увидеть в законе человека

С руководителем одной из правозащитных организаций - председателем правления правозащитного движения “Сопротивление” Ольгой КОСТИНОЙ, членом Общественной палаты РФ, членом Общественного совета при МВД РФ, беседует наш корреспондент Елена Королькова.

Гость редакции
Сегодня в России действует целый ряд правозащитных организаций, занимающихся конкретной, очень нужной обществу работой, помогая людям ощутить, что они - граждане нашего государства, способные влиять на приоритеты его развития. Деятельность этих общественных институтов связана с вопросами обеспечения безопасности, правовой поддержкой, социальной реабилитацией граждан. С руководителем одной из таких организаций - председателем правления правозащитного движения “Сопротивление” Ольгой КОСТИНОЙ, членом Общественной палаты РФ, членом Общественного совета при МВД РФ, беседует наш корреспондент.

- Сегоднятаких  правозащитные организации обвиняют в ангажированности, в политизированности и чуть ли не в продажности. Как и почему на фоне сложившегося негативного общественного мнения вы решились на создание своего правозащитного движения?
- Действительно, некоторые организации, такие, например, как Хельсинская группа, и создавались в свое время в контексте политической борьбы против режима. Сегодня совершенно очевидно, что вектор правозащиты, необходимой людям, - это социальная деятельность, отстаивание реальных прав гражданина, записанных в Конституции, в законах, поддержка людей. Это ежедневная рутинная кропотливая работа, далекая от задач политического пиара, которым грешат “традиционные” правозащитники. Не секрет, что исторически отличительная черта российского законодательства состоит в том, что законы существуют практически на все случаи жизни, однако они зачастую не исполняются, а граждане просто не знают о своих правах и поэтому не настаивают на них.
 
Законопослушание с обеих сторон должно оцениваться и корректироваться не только силовыми структурами, но и общественными институтами. Мы не ставим перед собой задачи бороться с ветряными мельницами прошлого, мы стремимся помогать людям сегодня всеми доступными нам средствами. А это не только бесплатные юридические и психологические консультации для тех, кто обращается в нашу организацию, но и аудит существующего законодательства. Парадоксально, но действительность в нашей стране сегодня такова, что у осужденных и заключенных больше прав, нежели у их жертв - потерпевших или свидетелей. Причем мне самой довелось столкнуться с подобной ситуацией, когда я, будучи свидетелем по делу Ходорковского, давала показания в суде. Вслед за этим у дверей моей квартиры прогремел взрыв. Долгое время я находилась в состоянии постоянного страха за своих близких. В тот период я выступила в одной из телепрограмм и неожиданно стала получать много писем от людей, прошедших такой же печальный путь в судах. Вот тогда я по¬настоящему ощутила, что значит общественная поддержка. А затем руководитель театра “Модерн” Светлана Врагова, которой тоже некогда пришлось свыкаться с ролью потерпевшей, предложила мне создать общественную организацию, которая защищала бы права граждан, ставших жертвами преступности. Мы пришли к окончательному осознанию того, что это необходимо, не сразу. И главным в решении о создании нашего движения стало знакомство с работой немецкого правозащитного движения “Белое кольцо”, существующего уже более трех десятков лет. Сотрудники этой организации, филиалы которой охватывают все районы страны, вплоть до сельской местности, оказывают помощь жертвам преступлений и занимаются их реабилитацией. Так, например, они готовят человека к суду как юридически, так и психологически. Вплоть до того, что могут до начала процесса привести его в зал заседаний, все показать и рассказать до мелочей: кто и где должен стоять или сидеть, как будет проходить процесс. Это огромная социальная работа, за которую, не удивляйтесь, платит государство в лице полицейского ведомства. Просто в Германии считают, что продуктивность работы общественных организаций намного выше, чем чиновников. Кстати, интересно, что формируется движение в основном из отставных сотрудников силовых структур. А возглавляет его один из бывших начальников криминальной полиции Гамбурга. И работает организация в тесном контакте с основными правоохранительными ведомствами.

Проблема нашей правоохранительной системы в том, что ее основная задача - найти и задержать преступника. А на Западе она развернута в сторону отстаивания прав потерпевших. У них задержание преступника - всего лишь один из этапов восстановления прав потерпевшего. Но в той же Германии все было так же, как у нас, всего каких­нибудь 30 лет назад. А сейчас в этой стране тратится неимоверное количество усилий и средств на реабилитацию и социальную поддержку жертв криминала. Мало того, граждане, что бы с ними ни произошло - от угона машины до изнасилования, получают от государства компенсации, причем еще до суда, по самому факту. Общество вовлекается в поддержку этих людей, для них существует сеть реабилитационных центров, развито волонтерское движение.

Организация, подобная “Белому кольцу”, действует и в Англии. Называется она “Виктим саппот”. Там, кстати, тоже выплачиваются компенсации жертвам преступлений, правда, уже из средств специального фонда помощи потерпевшим. А деньги в этот фонд автоматически отчисляются со счетов… преступников, по 10 - 15 фунтов стерлингов за каждое совершенное преступление, вне зависимости от его тяжести. На двух моделях - английской и немецкой - построен Европейский форум по делам потерпевших.

Кстати, в мае этого года состоявшаяся в Венгрии конференция Европейского форума поддержала официальную заявку нашей организации о придании России статуса наблюдателя при этой международной организации. Приведу еще несколько примеров. Нынешний канцлер Германии Ангела Меркель стала членом “Белого кольца” еще в конце 80-х годов, когда даже не помышляла о политической карьере. А в Великобритании организация помощи жертвам криминала патронируется королевской семьей и лично принцессой Анной. Быть волонтером или сотрудником таких правозащитных структур в Европе не менее почетно и уважаемо, чем занимать высокие должности.

Увы, мы пока далеки от такого общественного признания нашей деятельности. И еще одна деталь, европейские организации не в силах понять, как можно смешивать правозащитную деятельность и политику, что в нашей стране, к сожалению, происходит сплошь и рядом…

- Ольга Николаевна, ваша организация, которой недавно исполнилось два года, носит грозно-революционное название “Сопротивление”. Чему и как вы сопротивляетесь?
- Мы сопротивляемся правовой незащищенности и правовой безграмотности граждан, общественному равнодушию к чужой беде и тем самым в немалой степени вносим свой вклад в борьбу с преступностью.
 
Страна пережила неприятное время, когда нам объясняли, что мы вступаем в новую капиталистическую эпоху, в которой главный принцип выживания - каждый сам за себя. На общественном самочувствии сказался и распад государства с его достаточно стабильно работавшей правоохранительной системой. На какое­то время, как в “Ночном дозоре”, мы провалились в “сумрак”. Мы слышали крик в подъезде и старались поплотнее закрыть дверь. Этот период в нашей истории был. Но страна его прошла. Об этом говорят многочисленные факты иногда даже физического противостояния граждан преступникам, факты спасения потерпевших с риском для собственной жизни. Да просто примеры неравнодушия и бдительности, благодаря которым милиции удалось найти и задержать преступников. Вот почему двухлетие со дня основания своей организации мы решили отметить большой социальной акцией - учреждением и вручением премии “Выбор” за гражданское мужество в противостоянии преступности. К сожалению, наградить всех номинантов, конечно, не удалось. Но мы готовим к изданию книгу “Выбор-2007”, в которой будут описаны все собранные нами случаи. Среди них есть примеры истинного героизма. Так, двое сотрудников милиции спасли тридцать детей, вытащив их из горящего здания детского дома. Когда это произошло, они не были при исполнении служебных обязанностей, а проводили свои выходные на природе. Рисковать собственными жизнями ради спасения других не являлось их служебным долгом. Они могли бы вызвать пожарных и продолжать пить пиво. Но это был их добровольный гражданский выбор, выбор их совести. А есть, например, в нашем сборнике рассказ о девушке, которая, на первый взгляд, ничего героического не совершила. Она, став жертвой грабежа, сама выследила преступника и сдала его в милицию. Конечно, это не подвиг, но большинство на ее месте растерялись бы: кто­то просто впал бы в ступор, а кто­то кричал бы “Караул, грабят!”, понимая при этом, что шансы на поимку убегающего грабителя с каждой секундой тают.

Воспитывать активную гражданскую позицию общества на таких вот примерах - также наша прямая задача. И, уверена, в следующем году у нас будет еще больше номинантов. А интерес государственных и общественных организаций и их помощь в проведении этого мероприятия будет шире.

- До следующего праздника - целый год ежедневной будничной работы. Расскажите более подробно, в чем она для вас состоит.
- Во­первых, хотелось бы отметить, что вся работа проводится нами на общественных началах. Организация существует исключительно на пожертвования учредителей, частных лиц, на гранты Общественной палаты. Мы занимаемся конкретной юридической и психологической помощью людям, ставшим жертвами преступления. Любой гражданин может получить у нас бесплатную консультацию по телефону по своему конкретному случаю. В день нам поступает до 70 звонков. Сотрудникам приходится сидеть на телефонах горячей линии в три смены. Если человеку недостаточно такой консультации, он приезжает к нам в офис. Ему помогут написать заявление в милицию, найти адвоката, сопроводят при необходимости в отделение милиции, в суд. В этой работе нам очень помогают волонтеры - студенты юридических вузов, для которых это также хорошая практика. У нас работают психологи. Сейчас появилась принципиальная договоренность с крупными адвокатскими конторами, что их сотрудники также будут выделять для наших посетителей по 3 часа в неделю. Есть также договоренность с Министерством внутренних дел, что граждан будут консультировать специалисты по линии госзащиты свидетелей. В перспективе хотели бы также привлечь к сотрудничеству курсантов Московского университета МВД России.

Думается, это было бы для них не только интересно и полезно, но и стало бы первым шагом к тому, чтобы молодые специалисты­правоохранители поняли: нарушенный закон - это не абстрактное понятие, а конкретный человек с подбитым глазом или украденным кошельком. Пока мы не разглядим этого человека, не поймем, что восстановить справедливость - значит прежде всего помочь жертве преступления, ничего не изменится.
По данным ВЦИОМ, сегодня лишь 4 процента потерпевших восстанавливают свои права, в частности - имущественные. У нас государство сегодня считает, что если оно что­то выплачивает, то автоматически признает себя виновным. Если, например, совершен теракт - пусть, мол, жертвам и родственникам погибших компенсируют террористы. Но государство и существует для того, чтобы поддерживать своих граждан, это его работа. И безопасность граждан - задача государства. Если оно не смогло обеспечить эту безопасность, значит, виновато. Со всеми вытекающими последствиями.

- Вы являетесь членом Общественного совета при МВД России. Значит ли это, что вам проще стало донести вашу точку зрения, отражающую озабоченность положением жертв преступлений, до милицейского ведомства и встретить понимание?
- Конечно, это так. И я ни на минуту не задумывалась, когда мне предложили войти в Общественный совет. И в общем­то нам всем сразу стало ясно, что создан он не для галочки. Это большая общественная нагрузка, серьезная ответственность, многочисленные командировки, посещение детских домов и так далее. Совместные круглые столы с руководством министерства, к которым все мы очень ответственно готовимся, предполагают открытые дискуссии по сложным проблемам правоохранительной деятельности, конкретные предложения для их решения. Такие обсуждения идут на пользу всем участникам. Любопытно, что многие правозащитники, которые, как и я, входят в совет, стали неплохо разбираться в милицейских проблемах. Так, например, один из них разыскал и принес на заседание Общественного совета медицинскую инструкцию, которая в числе лиц, у которых нельзя брать кровь для донорских целей, указывала… сотрудников ГИБДД. Удивились все. Общество, привыкшее обвинять сотрудников ДПС во всех тяжких, забыло, что те рискуют своим здоровьем. В западных странах сотрудник ДПС по нормам не может находиться на дороге более трех часов. А наш стоит, пока не посинеет от холода и выхлопных газов. Напоминание об этом отнюдь не лишне.

Кстати, московский правозащитник Андрей Бабушкин, убежденный либерал, ранее известный своими выступлениями против “милицейского произвола”, а ныне - член Общественного совета при МВД, недавно защитил в суде двоих милиционеров, неправомерно обвинявшихся в превышении служебных полномочий. Их оправдали. И вообще, как выяснилось, те же сотрудники милиции ничуть не меньше других граждан нуждаются в правовой защите.


Очень хорошее понимание наше движение встретило в лице руководства ГУВД по Москве. Сейчас в каждом московском отделении милиции лежат буклеты с нашими координатами, в которых говорится: если вы потерпевший и вам нужна помощь - позвоните. Сотрудники милиции берут эти буклеты с собой на выезды. Ведь зачастую им некогда заниматься с потерпевшими, объяснять, утешать. Но они понимают: потерпевший - человек, который помогает в расследовании преступления, и контакт с ним очень важен. Помочь наладить этот контакт может общественная организация. Что мы по мере своих сил и делаем. Буклеты наши расходятся молниеносно. Уже через неделю после раздачи звонит начальник кадровой службы и просит дополнительный тираж. Приходится допечатывать. Но, видимо, мы просто физически не сможем удовлетворить появившийся так неожиданно для нас повышенный спрос. Поэтому появились планы и уже есть предварительные договоренности, что наши координаты будут впечатываться внизу отрывного талона к бланку заявления в милицию.


Кстати, судя по практике общения с нашими потерпевшими, на сотрудников органов внутренних дел жалоб приходит даже меньше, чем на прокуроров. Конечно, не все так радужно. Но у милиции есть основной рычаг для самоочищения: она допустила до себя общественность. И сегодня наша организация тесно работает с Министерством внутренних дел. В перспективе мы хотели бы так же тесно общаться и с прокуратурой в интересах той категории граждан, которую мы представляем. В европейских странах есть прокурор по делам потерпевших, который разъясняет им их права, и если они нарушаются, занимается расследованием этих нарушений. Хотелось бы надеяться, что когда­нибудь этот опыт будет внедрен и у нас.
 
Мы сейчас предлагаем также по примеру европейских стран, где в каждом отделении полиции есть человек, работающий с потерпевшими, адаптировать это ноу­хау в милицейском ведомстве. Однако здесь могут возникнуть сложности во введении дополнительных штатных единиц. Поэтому, чтобы избежать раздувания милицейских штатов, мы предложили взять эти функции на себя, создав региональную сеть представителей нашей организации. Ряд руководителей региональных ГУВД-УВД уже заинтересовался нашей инициативой. Мы все больше приходим к единому мнению: необходимо искать точки соприкосновения между гражданами и правоохранительной системой. Иного выхода, если мы хотим построить правовое государство, у нас нет.

- В конце этого года вы вошли в новый состав Общественной палаты РФ - это, конечно же, признание вашей деятельности. Можно ли говорить теперь о новом пространстве для реализации правозащитных проектов?
- Несомненно, мы находимся только в начале пути. Уже очевидно, что уровень защиты прав потерпевших в стране крайне низок. Особенно это касается регионов. Но от констатации печальных фактов необходимо переходить к реальным действиям. В 2007 году специалисты “Сопротивления” в сотрудничестве с депутатами Госдумы и ведущими экспертами профильных ведомств подготовили проект изменений в законодательство РФ в части защиты прав жертв преступлений. Мы надеемся, что мое участие в работе Общественной палаты даст новый импульс обсуждению и принятию этого документа. Совершенно очевидно, что в нашей стране необходимо продвигать идеи социальной правозащиты, аккумулировать вокруг них людей не только неравнодушных, но и профессиональных, готовых оказывать реальную помощь людям, проводить аудит законодательства и находить пути его совершенствования. Необходимо преодолеть укоренившееся противостояние между гражданами и правоохранительными структурами. Ведь усиление правовой защищенности граждан напрямую связано с их доверием милиции, это улица с двусторонним движением. Поднять общественный престиж правоохранительной деятельности и переориентировать милицейские коллективы в сторону реальной, гарантированной защиты прав и законных интересов людей, интересов общества и государства от преступных посягательств, что неосуществимо без активного участия самого населения. Необходимо помнить, что успешная деятельность государства в сфере охраны правопорядка зависит в первую очередь от активной гражданской позиции самих граждан. Два года назад мы сформулировали девиз работы движения “Сопротивление”: “Преступность остановит наша солидарность”. Создание почвы для такой солидарности - вот наш основной правозащитный проект.

Беседовала Елена КОРОЛЬКОВА

 

Другие материалы раздела
Гость редакции
Акция
Мухтар, Никулин и Подушкин
Фильм, посвященный сотрудникам МВД и их непростой службе, “Ко мне, Мухтар!” стал легендой отечественного кинематографа. Но мало кто знает, что главным консультантом картины был Сергей Подушкин, тогда - капитан милиции, а роль четвероногого героя Мухтара исполнили две его служебные овчарки - Байкал и Дейка.
За “груз 200” отвечаю
“Надо же такому случиться, - с досадой думал секретарь райисполкома Валерий Ильич, в сердцах бросив бесполезную трубку на рычаги телефонного аппарата. - Тут такая оказия, a в районе никого!”
Награжден неравнодушный Человек
Будущий экономист, а ныне барнаульский студент Иван Хватиков приказом начальника ГУВД по Алтайскому краю награжден нагрудным знаком “За содействие милиции”.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru