Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Криминальный спрут

Изначально группировка входила в состав известного организованного преступного сообщества “Общак”, долгое время действовавшего на Дальнем Востоке.

Громкое дело
В Хабаровском крае проходит суд над участниками так называемой верхнебуреинской организованной преступной группировки. Изначально группировка входила в состав известного организованного преступного сообщества “Общак”, долгое время действовавшего на Дальнем Востоке. В прежнем виде “Общака” больше не существует: уголовные дела в отношении его многочисленных членов расследуются также в других районах края. По делу верхнебуреинской ОПГ привлекается двадцать один наиболее активный ее участник, трое из которых находятся в розыске.

Итальянец и Ко
Преступная группировка возникла в марте 2002 года по инициативе жителя поселка Новый Ургал, ранее судимого воровского авторитета по кличке Плотник (до вынесения приговора имена и фамилии действующих лиц изменены или заменены на воровские клички), правой рукой которого стал тоже местный житель - некто Грузин. Она вошла в состав пресловутого воровского “Общака” и замыкалась на проживающем в дальневосточной столице криминальном авторитете Итальянце. Подобно спруту, эта организованная преступная группировка своими криминальными щупальцами охватила все населенные пункты Верхнебуреинского района Хабаровского края и полностью контролировала все виды преступной деятельности. Более того, без разрешения “смотрящего” за населенным пунктом, который согласовывал свои действия с руководством ОПГ, никто не имел права совершать на территории Верхнебуреинского района тех же квартирных краж, угонов автомашин и так далее. А нарушившие этот воровской закон строго наказывались. Так, “смотрящим” за поселком Новый Ургал был воровской авторитет Грузин, за Чегдомын ”отвечал” воровской авторитет Дизель, за Чегдомын-2 - Хауст, за Средний Ургал - Бульба, за Нижний Чегдомын - Швед. Были ответственные и за каждый вид преступной деятельности. Так, за незаконный оборот наркотиков в районе отвечал Пуля, за вымогательство у таксистов - Шестоп, за лохотроны - Сыроед, за преступления, совершаемые в ночное время, или по-воровскому “за ночную трассу”, - Бреня, за кражи мобильных телефонов - Артем и Гусь. У Брени в специально оборудованном тайнике хранился и арсенал ОПГ - снайперская винтовка Драгунова, автомат СВУ калибра 7,62 миллиметра, пистолет Макарова, гранаты и патроны. В банде был даже ответственный за решение возникающих проблем с милицией, судом и прокуратурой. После этого следует ли удивляться, что ОПГ безнаказанно хозяйствовала в районе почти пять лет, а пострадавшие от ее действий люди боялись обращаться за защитой в силовые структуры.
Каждый член преступного сообщества имел конкретные обязанности, за выполнение которых отчитывался еженедельно. Провинившиеся наказывались. ОПГ была хорошо технически оснащена, имела оружие. Часть ворованного поступала в “Общак”, остальные денежные средства делились между участниками конкретного преступления.
На счету ОПГ - сотни преступлений, которые она осуществила за время своего существования. Приведу лишь несколько эпизодов преступной деятельности верхнебуреинских бандитов.

Противопожарная крыша
 - Здравствуйте, хозяева! Как идет торговля?
 - Слава Богу, грех жаловаться, идет потихоньку. Что покупать будете?
 Два прилично одетых молодых человека, заглянувшие вечером в магазин супругов Степановых, этот вопрос о покупке проигнорировали, продолжая рассматривать выложенный на витринах товар. Затем один из них похвалил хозяев:
- У вас хороший выбор продовольствия и спиртного и дешевле, чем в других магазинах в округе.
 - Спасибо на добром слове.
 - А не боитесь, что вам могут подпортить торговлю? Или вообще в одночасье лишитесь всего этого? - незнакомец окинул взглядом помещение магазина.
- О чем это вы?
Парень улыбнулся:
- Например, внезапно пожар случится или еще что?
- За что же нам вредить? Вроде бы никому ничего плохого мы не делали, - даже растерялась от такого хода мыслей потенциального покупателя хозяйка.
- Не скажите, завистников и лихих людей сейчас много. Поэтому мы и предлагаем вам свою защиту: за умеренную плату гарантируем сохранность вашей собственности, жизнь и здоровье, а также дальнейшее развитие вашего бизнеса в нашем районе.
“Умеренная плата” колебалась в зависимости от доходов предпринимателей от 5 до 10 тысяч рублей в месяц.
- Так вы нам “крышу” свою предлагаете? - догадался Павел Степанов.
- Называй ее как хочешь. Одно гарантируем: все возникающие в твоем бизнесе проблемы за тебя будем решать мы.
- Да нет у нас таких свободных денег…
- Не спеши отказываться, хозяин, - остановил Степанова молчавший до этого мгновения второй пришелец. (Позже предприниматель узнал, что это был воровской авторитет, известный под кличкой Вара.) - Подумай над нашим предложением, а мы попозже подойдем.
- Чего думать, если денег нет? - стоял на своем Степанов.
- Ну-ну, - только и сказал тогда Вара.
После их ухода на душе чегдомынского предпринимателя поселилась тревога. Он, как и многие жители Верхнебуреинского района, знал, что в местных поселках существует организация, как они сами себя называют, блатных, относящаяся к пресловутому “Общаку”. Но чем конкретно занимаются эти “блатные”, Павел не знал, хотя слышал и про их “крышу”, и про разборки. Вроде бы часть предпринимателей давно уже платят дань местному криминальному миру. Самому ему сталкиваться с общаковцами не приходилось. Однако Павел предчувствовал, что не так просто эти парни заглянули к нему в магазин, что надо ждать дальнейшего развития событий.
И они не замедлили последовать. Средь бела дня в окна его магазина влетели камни, превратив стекла в мелкие осколки. Пришлось в срочном порядке искать новые стекла. Через пару дней после того, как окна-витрины засверкали по-новому, акт вандализма повторился. И Степанову вновь пришлось раскошелиться.
Когда Павел стеклил окна, к магазину подъехала иномарка и из нее вышли двое уже знакомых предпринимателю парней:
- Бог в помощь, хозяин. Подумал над нашим предложением?
Павел слыл в округе мужиком упертым. Наглость “блатных” усилила это качество его характера. Поэтому он зло ответил вымогателям:
- Я уже в прошлый раз высказался на эту тему и своих мнений не меняю.
- Ой ли?! - засмеялся в ответ Вара.
А дня через три-четыре магазин предпринимателя Степанова ни с того ни с сего загорелся. Как установило следствие, источник возгорания находился снаружи, иначе говоря, здание подожгли. К счастью, большого ущерба огонь принести не успел, хозяева, соседи и оперативно прибывшие к магазину пожарные смогли отстоять имущество предпринимателя. Но после этого случая Павел с женой решили платить дань “Общаку”.
- Если бы сразу согласился на наше предложение, “крыша” стоила бы тебе пять тысяч деревянных. А теперь за свою строптивость и в назидание другим ежемесячно будешь отдавать нам по десять, - постановил Дизель.
...Нередко такие поборы носили характер примитивного ограбления. Так, в ночь на 26 апреля 2006 года некто Калина с подельниками под угрозой применения насилия и повреждения имущества ООО “Эльдорадо” заставил кассиршу игрового зала отдать имеющиеся у нее в наличии 7,5 тысячи рублей. Несколько раньше другой активный участник преступного сообщества “Общак” Вара под угрозой уничтожения имущества и причинения тяжелого вреда здоровья, совершил вымогательство 58 тысяч рублей у жительницы поселка Чегдомын Юлии К.
Чтобы заставить платить дань торговцев азербайджанской национальности, по приказу Калины и Вары летом 2003 года “пехота”, то есть рядовые члены преступного сообщества, дважды воровала сумки с их товаром из камеры хранения рынка, что у гостиницы “Бурея”, ограбила комнату проживающих в общежитии торговцев-азербайджанцев, забрав электронную аппаратуру и золотые ювелирные украшения. Естественно, что предпринимателям был нанесен значительный материальный ущерб, исчисляемый сотнями тысяч рублей.
В других населенных пунктах Верхнебуреинского района ситуация сложилась аналогичная. При этом некоторым сопротивляющимся воровскому накату бизнесменам повезло меньше, чем Степанову. Так, по указанию главарей верхнебуреинского “Общака” “пехотой” были сожжены магазин “Спутник” в городском парке, некоторые другие торговые точки, дачные домики и другие строения. Самыми безобидными примерами демонстрации силы банды были разбитые витрины в магазине “Березка” и других аналогичных объектах, разрушения в ряде торговых точек.
Таким образом, воздействуя уговорами и угрозами, избивая бизнесменов, к 2006 году преступники заставили платить им дань всех предпринимателей Чегдомына, Нового Ургала, других населенных пунктов Верхнебуреинского района. Причем дань собиралась не только с владельцев магазинов, ларьков, кафе и ресторанов, но и со всех торгующих на местных рынках лиц. Иными словами, в руки преступного сообщества попадали большие суммы денег, часть которых делилась между бандитами, другая шла на нужды ”Общака”, то есть на материальную поддержку находящихся в заключении граждан.
 А ведь были еще кражи из квартир, ограбление граждан на улицах и так далее. Причем из квартир и домов верхнебуреинцев ворами нередко изымались кругленькие суммы.

 Угонная санкция для “пехоты”
Еще одним источником наживы для верхнебуреинских уголовных элементов стали автомобили, точнее ,их владельцы. Причем угонялись не только престижные иномарки, преступники не брезговали и отечественными автомобилями. В частности, для ремонта автомашины, на которой ездили “старшаки”, у одного из жителей Чегдомына были угнаны “Жигули” ВАЗ-2106. В одной из частных автомастерских поселка с них сняли необходимые для ремонта детали, остатки украденной “шестерки” были проданы запчастями и уничтожены.
Но, конечно же, в первую очередь бандитов привлекали новые иномарки. Угоняла их “пехота”, в том числе Вова Толстый и Сына, и бандиты рангом повыше вроде Якута, Брени и Карнила. Чтобы найти свой украденный автомобиль, пострадавшие от произвола бандитов верхнебуреинцы в милицию не обращались, а сразу шли на одну из общаковских “баз”. В районе знали, что максимум за полцены их лимузин будет возвращен в целости и сохранности. Если же написать заявление об угоне в милицию, то сверкающая лаком иномарка может просто-напросто испариться. А уж если и объявится когда-нибудь, то в другом регионе и с перебитыми номерами, с кучей дефектов.
При этом надо заметить, что воровать конкретный автомобиль можно было только с разрешения ”смотрящего” за населенным пунктом, который согласовывал эти вопросы с руководящими районной ячейкой преступной организации “Общак” из Нового Ургала Грузином или Плотником. Сколько автомобилей было угнано и сколько возвращено законным владельцам общаковской “пехотой” за эти годы в Верхнебуреинском районе Хабаровского края, неизвестно, но ясно, что их количество исчисляется не одним десятком. Не менее доходным для действовавшей в этом районе банды стало и “крышевание” частных извозчиков и местных таксопарков, ведь только в Чегдомыне три таксопарка. А получали братки ежедневно с каждого выезжающего на промысел водителя по 100 рублей или 500 рублей ежемесячно (в зависимости от того, как установлено главарями). Вот и считайте!
Безусловно, находились владельцы легковушек, которые противились незаконным требованиям бандитов. У таких строптивых Шестоп, Дизель, Поп и другие блатные на глазах остальных частных извозчиков и таксистов, как правило, на стоянках автотранспорта повреждали легковые автомобили, нанося хозяевам значительный финансовый ущерб. В конечном счете за уголовную “крышу” стали платить практически все таксисты и частные извозчики.
Кроме того, общаковцы заставляли водителей обслуживать себя, ремонтировать их автомобили. Все, естественно, бесплатно. В случае возражения следовало наказание как физически, так и рублем.
Часть добычи от преступного “автомобильного” промысла, впрочем, как и от других краж и поборов, тоже шла в “Общак”, остальное участники ОПГ делили между собой.
 Большие доходы верхнебуреинскому “Общаку” приносил незаконный оборот наркотиков. Ответственным за транспортировку, хранение и сбыт был Пуля. Наркотические вещества в Верхнебуреинском районе продавались только на разрешенных Дизелем, Грузином или Плотником “ямах”. И занимались этим только определенные люди. Среди них была и Галина, известная среди местных наркоманов под кличкой Кирпичиха. Никакой самодеятельности здесь не допускалось, и наказание за отступление от установленных “Общаком” правил следовало незамедлительно.
Так, в 2004 году на очередной воровской сходке было принято решение запретить в Верхнебуреинском районе торговлю “ханкой”, заменив ее на более крепкие, дорогостоящие и менее объемные наркотики. Об этом были проинформированы все торговцы “белой смертью”. Но владелица одной из “ям” Ульяна Б. продолжала свою торговлю. Члены преступного организованного сообщества Пуля, Туранчик и Хауст неоднократно обворовывали квартиру наркоторговки и постоянно угрожали женщине физической расправой. В конце концов она вынуждена была подчиниться “Общаку”.
О количестве сбываемых в населенных пунктах наркотиков можно предполагать лишь по тому, что только 2 и 3 сентября 2006 года Кирпичиха трижды задерживалась милицией за попытку незаконного сбыта гашишного масла, известного еще как масло каннабиса, общим весом более 143 граммов, то есть в особо крупных размерах. А ведь и Кирпичиха, и другие торговцы дорогостоящей “дурью” попадались силовикам в ходе своего преступного бизнеса неоднократно. Но на скамью подсудимых угодила только Кирпичиха, и только сейчас. Почему?

“Свежая кровь” для “общака”
Были в Верхнебуреинской ОПГ и воровские авторитеты, отвечавшие за вовлечение в преступное сообщество молодежи. Главным среди них был представший перед судом Хауст. Хотя вербовкой молодежи в свою преступную группировку занимались и лично главари - Плотник, Грузин, Дизель... Ведь сами вожаки ОПГ - люди молодые, большинству из них нет и тридцати. И они хорошо понимали, что без притока “свежей крови” у преступного мира нет будущего. Вот и привлекали уже побывавшие в колонии уголовники в свои ряды школьников, учащихся ПТУ, неработающую молодежь, соблазняя их воровской романтикой и возможностью быстро достичь успеха и обогатиться путем совершения преступлений. Особой обработке “Общака” подвергались учащиеся средних школ № 2, 4, 6, 10 Чегдомына, воспитанники детского дома в Чегдомыне-2, средней школы № 11 Нового Ургала. Ребятам прививалась специфическая “блатная” манера общения, навязывались моральные устои и порядки, распространенные в местах лишения свободы и предварительного заключения среди осужденных и арестованных. С ними еженедельно проводились “стрелки” на “базе” в Чегдомыне. Школьники и несовершеннолетняя молодежь, которая дала согласие на оказание содействия “Общаку”, привлекались к сбору материальных средств, продуктов питания, канцелярских принадлежностей в кассу “Общака”, выполнению различных поручений разового характера. Подростков, оправдавших доверие блатной братии, переводили в “пехоту”, как это случилось с вступившим в банду в тринадцатилетнем возрасте несовершеннолетним по кличке Сына. Он уже участвовал в ряде серьезных преступлений, в том числе и в угоне автотранспорта.
Надо сказать, в “работе” с молодежью бандиты преуспели. В основном за счет малолеток численность ОПГ за время ее существования (с марта 2002-го по ноябрь 2006 года) выросла с нескольких десятков до тысячи с лишним человек, прямо или косвенно участвовавших в теневой жизни Верхнебуреинского района.
Сотрудникам криминальной милиции и Следственного управления УВД по Хабаровскому краю - Наталье Глухих, Алексею Хохлову, Андрею Короткину, Николаю Романову и другим опытным следователям и оперативникам - пришлось проделать большую работу, чтобы задержать членов банды, действовавшей в Верхнебуреинском районе ОПГ, собрать необходимую для суда доказательную базу их преступной деятельности, которая позволит упрятать преступников за решетку на большие сроки. Вместе с тем есть о чем задуматься не только силовым структурам, но и местным властям. В первую очередь о том, как вырвать из щупальцев криминального спрута молодежь и каким способом властным и силовым государственным структурам, позволившим почти пять лет процветать в районе беззаконию и криминалу, вернуть утраченное доверие местных жителей.

Валерий УСОЛЬЦЕВ
Коллаж Евгения КАРТАШОВА
Хабаровский край

Другие материалы раздела
Гость редакции
Мухтар, Никулин и Подушкин
Фильм, посвященный сотрудникам МВД и их непростой службе, “Ко мне, Мухтар!” стал легендой отечественного кинематографа. Но мало кто знает, что главным консультантом картины был Сергей Подушкин, тогда - капитан милиции, а роль четвероногого героя Мухтара исполнили две его служебные овчарки - Байкал и Дейка.
Аргунский редут
Записки спецназовца
Трижды милиционер
Григорий Цырульников родился в крестьянской семье в Черниговской области. Затем переезд в Иркутскую область. В 15 лет вступил в комсомол. С комсомольцами организовал патрулирование по близлежащим селам, так как в то время в лесах орудовала банда. Банду и уничтожили-то благодаря информации, поступившей от комсомольцев.
СЛУЖИМ ОТЕЧЕСТВУ
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru