Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Профессионализм в решете

Уже не первый год подряд руководство Министерства внутренних дел бьется над решением непростой задачи: как повысить доверие общества к человеку в погонах.

Горячая тема
Уже не первый год подряд руководство Министерства внутренних дел бьется над решением непростой задачи: как повысить доверие общества к человеку в погонах. В том, что немало граждан перестали видеть в милиционере честного и добросовестного защитника своих законных прав и свобод, сегодня винят кого угодно. И телевидение, давно уже сдавшее в архив образы Анискина и дяди Степы и давшее обществу новых героев-братков, бандитов в дорогих авто. И “отдельных” коррумпированных сотрудников, порочащих милицию. И средства массовой информации, предпочитающие рассказывать обществу в большей степени о подобных фактах, нежели о случаях проявления мужества и героизма сотрудниками правоохранительных органов. И все же, отбросив лукавство, каждый из нас без труда назовет главные причины - это коррупция и низкий уровень профессионализма милиционеров. Речь в данном случае идет прежде всего о представителях тех милицейских служб, с которыми граждане сталкиваются ежедневно, - дорожно-патрульной, патрульно-постовой и службой участковых уполномоченных. Борцы с организованной преступностью могут обезвредить сколько угодно бандитов, террористов и маньяков, но вся их работа в глазах обывателя будет перечеркнута хамством и взяточничеством постового или сотрудника ГИБДД.
Мы сегодня не будем искать ответа на вопрос “Как пресечь коррупцию в органах внутренних дел?”, а поговорим о профессиональной подготовке сотрудников милиции, о ее слабых сторонах, которых, по мнению профессионалов, увы, больше, чем сильных.


ПОЧЕМУ ГИБНУТ МИЛИЦИОНЕРЫ
…Как-то мне довелось побывать в Учебном центре ГИБДД столичного ГУВД, где я наблюдала, как оттачивают свое профессиональное мастерство на курсах повышения квалификации сотрудники дорожно-патрульной службы. Офицеры чинами не ниже старшего лейтенанта, сидя за компьютерами, решали задачки, которые задаются во время проведения экзамена на получение водительского удостоверения категории “Б”, то есть по Правилам дорожного движения. Увиденное меня просто шокировало: ни один (!) из офицеров не смог ответить на положенные 20 вопросов без того, чтобы не подсмотреть в книжицу, капитаны и майоры надолго задумывались над самыми примитивными вопросами и… ошибались! Если учесть, что в классе сидели опытные сотрудники ДПС, которые по долгу службы обязаны следить за соблюдением правил (которых они сами не знают) и обличены властью наказывать других за их нарушение, то картина выходит удручающая.
А вот другой пример - уже из практики работы экипажа патрульно-постовой службы. Постовые останавливают на улице для проверки документов мужчину, свидетельство о регистрации оказывается “липой”, в связи с чем милиционеры сажают его на заднее сиденье служебной “пятерки”, сами усаживаются на передние и увозят задержанного в отдел. Их командир с грустью говорит вслед: “А ведь они грубо нарушили инструкцию. Один из сотрудников должен был сидеть на заднем сиденье и контролировать задержанного. Был ведь такой случай у нас: везли одного подобным образом, так он на ходу выпрыгнул. А ведь может, не дай Бог, и с ножом сзади на милиционеров наброситься. Эх, ребята, ребята…” Добавлю, что оба опростоволосившихся постовых - опытнейшие в своем подразделении, не зря же командир привез журналиста показывать работу именно этого экипажа. Чего же тогда ждать от остальных?
В прошлом году на 15 процентов по сравнению с предыдущим увеличилось число милиционеров, погибших при исполнении служебного долга на территории Российской Федерации. Всего за 12 месяцев погибли, получили ранения или увечья несколько сотен наших коллег. При этом львиная доля трагедий происходила не в точках, которые до сих пор принято называть горячими, а в самой что ни на есть мирной обстановке. И, по мнению специалистов по боевой и служебной подготовке, чаще всего милиционеры гибнут из-за собственного непрофессионализма. А сколько из-за непрофессиональных действий стражей порядка не задерживается преступников, скольким пострадавшим не оказывается своевременная правоохранительная помощь?
Несовершенство системы профессиональной подготовки сотрудника органов внутренних дел, пожалуй, одна из самых болезненных точек правоохранительной системы.

ПРОВАЛ УДАЧНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА
Опыт реорганизации системы боевой и служебной подготовки в МВД был. Около 15 лет назад в ГУВД города Москвы в рамках эксперимента было создано Управление физической подготовки и спорта, в задачи которого и входила организация боевой и служебной подготовки личного состава столичного гарнизона. Управление объединило мастеров единоборств, энтузиастов своего дела, которые в первую очередь поставили перед руководством главка вопрос о необходимости создания в районных отделах внутренних дел должностей инструкторов боевой и физической подготовки, которые проводили бы регулярные занятия с личным составом своих подразделений. Обучение инструкторов, проведение с ними регулярных семинаров управление взяло на себя.
В обычной же практике органов внутренних дел вопросы служебной подготовки личного состава, как правило, лежат на заместителях начальников по кадровой и воспитательной работе. Профессиональный уровень милиционеров они повышают в перерыве между другими своими обязанностями: приемом или увольнением со службы, укомплектованием учебных заведений, работой с жалобами и предложениями, заботой о ветеранах и семьях погибших, организацией подписки на газеты и журналы, сбором динамовских взносов, индивидуально-воспитательной работой, а также участием во всевозможных заседаниях и совещаниях. Понятно, что о качестве их работы на ниве повышения квалификации личного состава говорить не приходится.
- Мало того, по пальцам можно сосчитать замов, которые разбирались бы в системе профподготовки, умели бы не только хорошо стрелять и обучать этому других, но и в спортзале могли бы что-то показать, - считает руководитель Центра рукопашного боя Центрального совета ВФСО “Динамо” полковник милиции Вячеслав Перелыгин (с 1995 по 2003 годы - начальник отдела Управления физической подготовки и спорта ГУВД Москвы). - Для такой работы нужен квалифицированный специалист, отвечающий непосредственно за профподготовку. В спортивные залы, которые существовали при территориальных отделах, были назначены инструкторы по боевой и физической подготовки, которые организовывали и проводили служебные занятия с сотрудниками подразделения. Сначала их было 28, через несколько лет, к моменту расформирования управления, их насчитывалось уже 86 человек. Да, не в каждом райотделе был свой спортзал, но мы выходили из положения, договариваясь с директорами близлежащих школ, арендуя помещения. Словом, процесс сдвинулся с мертвой точки. Очень быстро эта работа дала свои результаты. В течение пяти лет сборная команда ГУВД Москвы по рукопашному бою становилась чемпионом МВД России. И сейчас еще не растеряно то, что нами было наработано. Уровень подготовленности сотрудников ГУВД Москвы был на твердую тройку: мы успешно проходили любые внезапные министерские проверки. Я как руководитель знал каждого инструктора. С каждым работал, деятельность каждого контролировал. Какая бы проблема с инструктором ни возникала (в зале его притесняют, на пост его поставили - якобы некому службу нести), она моментально снималась. Звонок руководителю подразделения или выезд с внезапной проверкой: почему у вас не проводятся занятия? И все становилось на свои места. Потом в один прекрасный день накануне
10 ноября нас собрали и сказали: спасибо за работу, ваше управление расформировано. Ребята разошлись кто куда: кто в Управление подготовки кадров, кто-то снял погоны. Я вот в “Динамо”, продолжаю заниматься тем же делом. Почему сократили управление, которое продемонстрировало явно положительные результаты? Кому было на руку развалить систему профподготовки, аналогов которой не было в стране? В настоящее время инструкторы еще кое-где в подразделениях сохранились, но их потихонечку возвращают обратно в строй, переводят в постовые или на другие должности. То есть вместо инструктора, отвечавшего за профподготовку целого подразделения, на улице появляется один дополнительный постовой. Я, конечно, отчасти понимаю начальников райотделов. Их задача - закрыть имеющиеся посты. Но неужели это нужно делать такой ценой? Не золотыми ли получаются такие постовые?..

ЧТОБЫ НАУЧИТЬСЯ, НУЖНО УМЕРЕТЬ
После закрытия столь удачного эксперимента в ГУВД Москвы в стране осталось несколько островков, на которых энтузиасты занимаются углубленным развитием системы профподготовки сотрудников правоохранительных органов. Сразу оговорюсь: мы не рассматриваем систему подготовки подразделений спецназначения - там все в порядке и с методиками, и со спортзалами, и с полигонами, и с инструкторами. Мы ведем речь об остальных 95 процентах российских милиционеров, для которых профессиональное образование заканчивается в лучшем случае за стенами милицейского вуза или колледжа. Для огромной же армии постовых и патрульных оно и вовсе ограничивается шестью месяцами пребывания в Учебном центре. Так вот одним из островков, где продолжают “ковать” профессионалов, осталась Нижегородская академия МВД России, на базе которой действуют курсы повышения квалификации специалистов по физической и огневой подготовке. Здесь под руководством доцента полковника милиции Николая Устюжанина была разработана система подготовки “Омега”, представляющая собой цикл испытаний, которые должен пройти каждый сотрудник перед началом профессиональной деятельности. Причем система ориентирована не на милиционера, а на сотрудника силовой структуры. С 1993 года по этой методике здесь обучают сотрудников МВД, прибывающих на переподготовку, тесно сотрудничают с таможенной службой и службой судебных приставов, с наркополицейскими, с Федеральной службой исполнения наказаний, а также готовят спецподразделения милиции перед отправкой в зоны вооруженных конфликтов.
- Работа сотрудника силовых структур связана с большим риском, - рассказывает автор методики Николай Устюжанин. - Это риск нарушить законодательство, риск погибнуть, получить увечья или понести психологические потери, риск причинить вред случайным свидетелям или участникам силовых действий и многое другое. Все эти риски многократно возрастают при использовании неправильной тактики задержания правонарушителя, при неграмотном применении приемов. Вот почему случаи, когда преступник оказывается незадержанным, а то и захватывает заложников, не редки в практике правоохранительных органов. Беда в том, что существующие образовательные программы не предусматривают методов, которые позволяли бы проверять личную готовность каждого. На сегодняшний день в стенах любого учебного заведения силовых структур подготовка и испытания проходят разрозненно. Отдельно физическая подготовка, отдельно - огневая, отдельно тактическая и так далее. Наша же система подразумевает даже не комплексирование, когда все эти испытания соединяются, а так называемые междисциплинарные испытания, позволяющие существенно повысить профессиональную живучесть сотрудника. То есть имеется в виду не только выживание в критической ситуации, но и умение действовать при этом грамотно, профессионально. Единственным мерилом профессионализма являются сложные ситуации. Мы не зря назвали свою систему “Омега”. Омега - это последняя буква греческого алфавита, а в нашем случае - последнее испытание, в ходе которого мы должны сделать все, чтобы человек понял, почувствовал свои слабые места. Во время испытаний он неоднократно погибает, неправомерно применяет оружие, совершает огромное количество ошибок. Но пока он это не переживет, очень сложно ожидать, что в жизни он не ошибется. Если так можно выразиться, мы работаем под ключ. Мы работаем не с массами, а с каждым конкретным сотрудником. На людей это оказывает очень сильное воздействие. Они начинают принципиально иначе относиться к служебной подготовке, регулярно ходить в спортзал, в тир, по возможности посещать наши тренинги и семинары. Наша система - ни в коем случае не противопоставление типовым программам, а современное их развитие, за которым стоит колоссальный опыт обобщения диссертационных исследований, компьютерные программы, методики, взятые из спорта высших достижений…

ПОСЛЕ ДРАКИ КУЛАКАМИ МАШУТ
Что представляет собой “Омега” на практике, можно было увидеть на прошедшем недавно в столице учебно-практическом семинаре, для участия в котором со всей страны съехались ученики и единомышленники Николая Устюжанина. Семинар проводился под эгидой ВФСО “Динамо” и кафедры боевой подготовки Нижегородской академии МВД России на базе Центра служебной и боевой подготовки УВД по Северному административному округу Москвы.
В течение пяти дней проходила напряженнейшая работа в спортзале, в коридорах, в тире. Как таковых теоретических занятий не было. Разве что вечером, когда сил на тренировки уже не оставалось, организовывали просмотр и обсуждение видеороликов из коллекции полицейских ошибок. Ролики - это не только видеозапись из полицейской машины, но и реконструкция событий: артисты разыгрывают ту же самую схему и показывают, как было и как можно было поступить в этой ситуации. Полезнейшее учебное пособие. Жаль, в России таких нет.
Практические испытания представляют собой имитацию наиболее распространенных критических ситуаций, возникающих в повседневной практике силовых подразделений. Перед началом испытания каждому сотруднику завязывают глаза, чтобы он не видел, какие сюрпризы для него готовятся. Все как в реальности, когда тот же милиционер не знает, что может ожидать его за углом. Разыгрывается настоящее театрализованное действие, в котором испытуемые должны себя правильно повести, то есть среагировать на появление случайных прохожих, на внезапные действия преступников, на самые разные неожиданности. Во время испытаний разрешается работать жестко, в полный контакт.
…Вот группа спецназа службы исполнения наказания отрабатывает вариант, когда через охраняемую стену неизвестные перебрасывают запрещенные предметы. Оказалось, что у двоих злоумышленников есть прикрытие - вооруженная группа в засаде. Неожиданно в зону перестрелки попадают случайные прохожие - так уж устроена человеческая натура: где стреляют, там и интересно. Нужно выявить нарушителей и отсеять гражданских. Милиционеры непрерывно держат речевой контакт с людьми, попавшими в зону операции, успокаивают их, чтобы не возникло паники или чтобы они не стали заложниками, одновременно отсекая их от линии огня. Грохот, стрельба, дымовая завеса, крики… Все кончилось, участники действа садятся в круг, и начинается разбор полетов.
- Попадая в такие ситуации, даже опытные сотрудники действуют на адреналине, не успевая осмыслить происходящее, - объясняет Вячеслав Перелыгин. - Уже потом во время разбора они, взглянув на себя как бы со стороны, начинают анализировать происшедшее и удивляться, почему поступили так, а не иначе. Хотя и говорят, что после драки кулаками не машут, но такие разборы очень важны, их цель - понять ошибки и выработать необходимые алгоритмы действий. Причем алгоритм этот для каждого человека свой, поскольку разные люди в одной и той же ситуации ведут себя по-разному. Исходя из этого мы не даем на наших семинарах панацею. Дескать, таким приемом нужно действовать в этом случае, а эдаким - в том. Мы подводим сотрудника к выполнению задачи. Даем ему одно знание или умение, другое, третье... От раза к разу повышаем степень опасности. Имитируем удары по голове руками или битой с разных сторон, создаем шумовые эффекты. Заставляем крутить головой, контролировать сектора, вести речевую проработку с правонарушителями. А на выходе, когда ставится задача, ребята работают всеми возможными допустимыми методами и приемами. Хочешь - задерживай преступника приемами, хочешь - доставай ствол, хочешь - подави морально, заставь его только при речевом контакте сделать то, что тебе нужно. Если есть у тебя пистолет и ты находишься в безлюдном месте, зачем идти в рукопашную схватку? Ведь никогда нет уверенности, что ты победишь противника.  А вдруг он не один? А если есть автомат, зачем доставать пистолет? Мы также обучаем действовать по наипростейшему пути. Конечно, бывают случаи, когда рукопашной не избежать. Но бывают, когда разумнее убежать, нежели вступать в схватку: если, скажем, нападающих пятеро, а ты безоружен. Сотрудник не должен лезть на рожон, если можно вызвать подмогу. Он не должен становиться легкой жертвой для преступника. Это только спецназ практически всегда действует по данным разведки, а следовательно, знает, куда и против кого идет. И тем не менее согласно приказу трое спецназовцев должны задерживать одного правонарушителя. В практике сотрудников других подразделений все иначе. Оперативники нередко идут на задержание без всякой поддержки, один милиционер ППС зачастую противостоит двум-трем преступникам. Получается, что постовые - беззащитнее экипированного с ног до головы омоновца, они оказываются в самых сложных ситуациях. И они же менее всего подготовлены к применению оружия, потому что их запугали: нельзя применять и использовать оружие - по прокуратурам затаскают. Вся же проблема в том, что наших сотрудников не учат писать первый рапорт после совершения того или иного действия. А как известно, именно первый рапорт ложится в основу прокурорской проверки. И если он написан впопыхах, безграмотно, то часто становится свидетелем против сотрудника же: дескать, не было оснований для применения или использования оружия. А если бы он был написан грамотно, обоснованно, мол, я это сделал,  потому что… И далее перечень: там стоял тот-то, я просчитал то-то. В соответствии с пунктом таким-то Закона “О милиции”… Все это должно даже не в голове быть, а в записной книжечке каждого постового. Тогда он будет применять и использовать оружие, не боясь стать обвиняемым.

ТИПОВОЙ ЭКСТРИМ
Как уже говорилось, семинар проходил на базе Центра служебной и боевой подготовки УВД по САО города Москвы. Аналогичные центры были созданы в порядке эксперимента в 1997 году во всех столичных окружных управлениях внутренних дел. Задача центра - обучение личного состава УВД, начиная от милиционера ППС и заканчивая заместителями начальников райотделов. Предполагалось, что переподготовку здесь будут проходить и милиционеры, и участковые, и оперуполномоченные, и следователи, и дознаватели, и начальники штабов, и оперативные дежурные, и инспектора по работе с несовершеннолетними. Что, собственно, большую часть прошедшего десятилетия и происходило. Однако потом ситуация изменилась.
Четыре года назад распоряжением руководства столичного главка центр стал временным филиалом Учебного центра ГУВД, и на его преподавателей возложили обязанности заниматься профессиональным обучением милиционеров ППС (то, что раньше называлось первоначальной подготовкой). Отныне в течение года в центре обучаются азам милицейской профессии патрульно-постовые. Понятно, что это отнимает львиную долю и рабочего времени, и сил преподавательского состава, который, к слову, не так уж и велик - всего-то 10 человек. Так что возможность проводить занятия по повышению квалификации аттестованного состава округа сведена к минимуму. Это огорчает, ведь в центре собрались специалисты высочайшего класса, которые, помимо прочего, проходят регулярную переподготовку по методике Николая Устюжанина и с 2002 года обучали специалистов по его программе действиям в типовых экстремальных ситуациях. Недаром же на базе центра уже не первый раз проходят подобные сборы.
Конечно, понять руководство столичного ГУВД можно: учебные центры уже давно не справляются с многократно возросшей на них нагрузкой. Во-первых, штатная численность личного состава патрульно-постовой службы в каждом округе выросла с двух-трех тысяч до шести. Но это полбеды. Настоящая беда - просто огромная текучка. Скажем, в прошлом году только в Северном округе было вновь принято порядка 700 сотрудников, и всех их нужно обучить. Аналогичная ситуация складывается и в других округах. Помню, как-то в приватной беседе командир одного полка ППС сказал мне: “У нас только один способ хоть как-то удерживать комплект личного состава - забрасываем сеть, хватаем всех подряд, авось кто-то и задержится в милиции на два-три года. И так снова и снова. А ведь каждого вновь принятого нужно обучить, потратив на него полгода (!) времени и немало денег. Я уже не говорю о средствах, выброшенных на его медицинское обследование, проверку благонадежности и другие издержки. Получается, что машина профессионального обучения работает, как в русской поговорке “решето, несущее воду…”. В трубу вылетают огромные деньги, которых сегодня так не хватает милиции, чтобы действительно поднять ее профессиональный уровень.
Вот и Центр служебной и боевой подготовки с его суперпреподавателями, каждый из которых давно заслужил себе имя в среде профессионалов, тратит время на первоначальную подготовку мальчишек, которые приходят в милицию на год-два, а потом уходят, и хорошо еще, если они оказываются не по другую сторону баррикад.
Тем не менее здесь не опускают руки и стараются регулярно проводить учебно-методические сборы для сотрудников округа. К обучению подходят нестандартно. Рассказывает начальник центра подполковник милиции Олег Потапенко:
- Мы ставим перед собой задачу - обучить сотрудников действиям в экстремальных ситуациях. Разыгрываемые сценарии берем из печального опыта сотрудников нашего округа. Например, была у нас в округе такая ситуация: милиционеры ППС во время проверки документов были тяжело ранены ножом. А в одном райотделе вооруженный преступник ворвался в дежурную часть и из ружья ранил оперативного дежурного. Сотрудник, стоявший на посту, не предпринял необходимых мер для обеспечения безопасности отдела. Все эти ситуации мы прорабатываем с обучающимися, чтобы они умели грамотно действовать с точки зрения правомерности, законности, оказывать первую медицинскую помощь, быть психологически подготовленными к неожиданностям. Мы организуем пятидневные учебные сборы для сотрудников уголовного розыска, участковых, милиционеров ППС... Конечно, срок маловат, но, увы, на две недели сотрудника того же угро ни один начальник не отпустит. Нагрузка на остальной состав резко увеличивается. Но и за это время мы успеваем многое им дать. Даже тех сотрудников, которые проходят первоначальную подготовку, мы уже готовим не только по стандартному курсу обучения, но и по программе обучения действиям в экстремальных ситуациях. И опыт показывает, что бывшие наши ученики, работая на территории, действуют совсем по-другому. Конечно, наши силы слишком малы, чтобы охватить весь личный состав округа. Конечно, нам стоило бы сосредоточить свои усилия на подготовке профессиональных кадров, инструкторов боевой и служебной подготовки, которые проводили бы занятия в отделах внутренних дел. Сегодня столичный ОВД - это минимум 150 сотрудников. Один инструктор на отдел - это не так уж и много. По крайней мере три категории сотрудников - патрульно-постовой службы, участковые и опера, то есть те, кто первым сталкивается с преступностью лицом к лицу, - должны уметь грамотно действовать, а это требует регулярных тренировок. Сегодня мало научиться говорить: “Ваши документы”.
Нужно уметь распознавать, предугадывать преступные действия, но, что очень важно, не видеть при этом в каждом человеке злодея…
За прошлый год через центр прошли 1858 сотрудников. Это и те, кто шесть месяцев постигал азы милицейского мастерства, и стажеры, и сотрудники, неуверенно владеющие оружием, и другие. Но лишь 189 из них - это руководители учебных групп, то есть заместители начальников ОВД, которых обучали организации и проведению занятий с личным составом по боевой и служебной подготовке. Слишком мало для того, чтобы хоть немного поднять качественный уровень целой системы. А если вспомнить, что замы начальников, прибыв на службу, окунаются в море других не менее важных служебных забот, начисто забросив организацию занятий с подчиненными, то и вовсе ничто.
Который год подряд специалисты бьют тревогу: милиция непрофессиональна, а многие ее представители и вовсе профнепригодны. Но воз и ныне там. Что-то изменить пытаются лишь энтузиасты. Но их голоса по-прежнему не слышат.

Богдана ЛАГУТИНА
Фото автора

Другие материалы раздела
Пастырь всея Руси
ГЕНЕРАЛЫ РЕКОРДОВ
БРОНЕЖИЛЕТ СТРАНЫ
Официальный отдел
Место работы - небо
Белая полоса на хвостовой балке вертолета - уже тридцать лет отличительный знак, символ принадлежности вертолета к авиации внутренних войск.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru