Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Процессуальные близнецы

Принимая новый УПК Российской Федерации в 2001 году и вводя его в действие с 1 июля 2002 года, законодатель допустил большое количество неточностей и откровенных ошибок в регламентации процедурных вопросов.

Принимая новый УПК Российской Федерации в 2001 году и вводя его в действие с 1 июля 2002  года, законодатель допустил большое количество неточностей и откровенных ошибок в регламентации процедурных вопросов. Многие неурегулированные своевременно правоотношения повлекли за собой трудности в практике применения конкретных норм, негативные оценки отдельных положений кодекса со стороны правоприменителей и ученых и как результат - большое количество (более 100) поправок. Исследование и истинная оценка внесенных изменений -  дело будущего и уж во всяком случае тема не одной специальной научной разработки и публикации.  Пока же о тех изменениях, которые были внесены в регламентацию дознания Федеральным законом от 6 июня 2007 года
№ 90-ФЗ, и о своем взгляде на то, что еще необходимо сделать для разрешения остающихся в этой сфере проблем, рассказывает доктор юридических наук, профессор, начальник ВНИИ МВД России генерал-майор милиции Сергей ГИРЬКО.

ОБ ОЧЕВИДНЫХ РЕШЕНИЯХ
Посредством принятия указанного закона были разрешены многие требующие урегулирования проблемы. Законодатель установил срок дознания  30 суток и предусмотрел его продление еще на 30 суток, то есть всего 2 месяца. Далее предусмотрено продление срока дознания еще, а в общем - до 6 месяцев. Заметим, что грань различий дознания и предварительного следствия оказалась стертой.
Законодатель установил, что органы дознания расследуют все преступления своей подследственности, невзирая на то, с лицами они или без таковых. Он же отнес вновь квалифицированные кражи к видовой  подследственности следователей органов внутренних дел.
Думается, что все принятые изменения в регламентацию дознания позволят устранить тот многогранный перекос, который возник в практике осуществления процессуальной деятельности органами дознания и предварительного следствия.
Рассматриваемый федеральный закон решил и еще несколько важных проблем. Так, в ст. 40.1 наделил самостоятельной процессуальной компетенцией начальника подразделения дознания. Надо сказать прямо -  это долгожданное решение законодателя. Он возложил на указанного участника уголовного судопроизводства практически те же полномочия, которыми еще недавно обладал начальник следственного подразделения. И самое главное в том, что теперь по закону начальник подразделения дознания (начальник специализированного подразделения дознания МОБ - в милиции) наделен функциями процессуального контроля за работой подчиненных дознавателей. Это обстоятельство приобретает еще большую значимость именно сейчас, когда все ощутимее реальная централизация следственного аппарата в России и выведение его из состава органов внутренних дел. Укрепление и конкретизация полномочий подразделений дознания, их процессуальных полномочий - меры необходимые.
Федеральный закон в ст. 223.1  ввел институт уведомления о подозрении в совершении преступления. Как представляется, данное решение связано с заполнением многочисленных пробелов и откровенных упущений, которые допустили разработчики кодекса при регламентации процедурных вопросов дознания и которые выявила практика правоприменения.
Разрешил ли принятый федеральный закон все существующие проблемы процессуальной регламентации досудебного производства, и прежде всего дознания? Убежден, что нет. Принятый федеральный закон, отреагировав на настойчивые требования ученых и практиков, сделав очевидное, лишь обострил другую очень важную проблему. Новеллы закона окончательно стерли грани различия между дознанием и предварительным следствием. Сегодня, по существу, мы имеем дело с двумя одинаковыми практически по всем параметрам, и прежде всего по процессуальным срокам и средствам доказывания, процессуальными формами расследования. При этом одна из них именуется предварительным следствием, а другая, которая по определению должна быть унифицированной, - дознанием.
Это противоречие требует устранения. И не только потому, что есть некое теоретическое несоответствие заявленным и провозглашенным целям и задачам,  но и потому, что практическим работникам, и прежде всего милиции, которая и “обрабатывает” нарастающий вал преступлений малозначительных и средней тяжести, нужен инструментарий для  более эффективного осуществления процессуальной работы. Милиции нужна унифицированная модель досудебного производства. Вопрос о том, какой должна быть эта модель, является темой самостоятельного исследования. Замечу лишь, что для этих целей в МВД России образована рабочая группа, в которую включены и представители ВНИИ МВД России.

О СОКРАЩЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
Несколько отдельных принципиальных моментов хотелось бы назвать.
Представляется, что возможность сокращенного производства должна быть предусмотрена по всем раскрытым преступлениям небольшой и средней тяжести, за которые предусмотрено максимальное наказание не свыше 5 лет лишения свободы либо более мягкое.
Еще одним из таких условий, на мой взгляд, должна быть очевидность преступления. Понятие очевидности - оценочное, законодательно установить его критерии довольно трудно. Но уголовно-процессуальная наука может разработать признаки очевидных преступлений. Не вдаваясь в детальный анализ этого сложного понятия, замечу лишь, что под очевидностью следует в первую очередь понимать отсутствие сомнений в том, что совершенное деяние - преступление и что совершило его именно данное лицо.
Следующее условие применения сокращенного производства - небольшая степень сложности установления обстоятельств совершенного преступления. Органы дознания смогут обеспечить качественное расследование преступлений в сокращенной форме только тогда, когда конструкции составов преступлений несложны и не представляют трудностей для доказывания. Здесь, полагаю, обязательно должна быть предусмотрена возможность перехода от сокращенной к более сложной процессуальной форме производства.
Условием применения сокращенного производства также должно быть отсутствие обстоятельств, указывающих на невозможность его окончания в короткий срок. Кроме сложностей в доказывании, такими обстоятельствами могут быть: большое число потерпевших или свидетелей, необходимость производства длительных ревизий, экспертиз...
Следующим условием применения сокращенного производства является, на мой взгляд, отсутствие обстоятельств, указывающих на необходимость применения мер процессуального принуждения.
Должно быть принято и еще одно условие - признание лицом, совершившим преступление, своей вины, поскольку в противном случае изобличить его без применения принуждения будет невозможно.
Несомненно, что сокращенное производство невозможно и в тех случаях, когда совершивший преступление скрылся или заболел психическим или иным тяжким заболеванием, а также при наличии других оснований для приостановления производства по делу.
Кроме перечисленных условий, считаю, что необходимо получить у совершившего преступление согласие на проведение расследования в сокращенной форме, поскольку это, с одной стороны, учитывало бы его интересы, а с другой - сводило бы к минимуму факты произвольного применения государственными органами и должностными лицами сокращенной формы производства.
Применение сокращенного производства должно быть возможно только при наличии всего комплекса перечисленных условий, которые и  должны быть законодательно закреплены.
Срок сокращенного производства должен составлять не более 15 дней. Как показали проводившиеся ранее исследования, в основном соблюдался и 10-дневный срок протокольного производства, однако 15-дневный представляется все же более реальным.

О СИСТЕМЕ ДОКАЗЫВАНИЯ
Необходимо сформулировать и уникальную для дознания систему доказывания. При производстве дознания должны использоваться источники доказательств, отличные от предварительного следствия.
Заимствование и адаптация средств доказывания для процедуры дознания возможны прежде всего в процедурах, применяемых в рамках административного, гражданского и даже оперативно-разыскного процесса. Обязательным условием является то, чтобы отобранные средства были допущены УПК.
Должен быть индивидуализирован и процесс доказывания, а также критерии полноты, всесторонности и объективности, критерий  достаточности доказательств.

О РЕАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ
Зачастую вопрос об унификации протокольной формы связывают с проблемой сохранения действующих в рамках уголовного судопроизводства процессуальных гарантий. Замечу, что процессуальные гарантии - это установленные законом средства, создающие условия для достижения целей уголовного процесса. В более узком понимании процессуальные гарантии - это способы обеспечения прав и обязанностей участников уголовного процесса. Таким образом, реальные гарантии в уголовном процессе можно разделить на две группы: гарантии осуществления гражданами своих прав и гарантии - обязанности государственных органов действовать определенным образом. При упрощении досудебного производства гарантии первой группы, безусловно, должны оставаться неизменными, не должно допускаться ни малейшего изъятия из прав участников процесса и, кроме того, должны действовать все общие принципы уголовного процесса.  Гарантии же второй группы в этом случае могут определенным образом изменяться. Государственные органы, осуществляющие досудебное производство, по-прежнему должны действовать только так, как это установлено в законе. Но дело в том, что закон будет регламентировать эту деятельность уже по-другому. То есть одни обязанности государственных органов при упрощении досудебного производства исчезают, а вместо них появляются другие, которые так же, как и раньше, должны гарантировать достижение целей уголовного процесса.

О ПЕРСПЕКТИВАХ
Сокращенное досудебное производство - это объективно необходимая уголовно-процессуальная форма производства по определенной категории дел, существенно измененная за счет ликвидации ненужных формальностей и смены форм процессуальных гарантий, осуществляемая оперативнее и с меньшими затратами по сравнению с обычным производством.
Необходимость существования сокращенного досудебного производства не вызывает сомнений. На мой взгляд, наиболее удачной его формой было протокольное производство, существовавшее до принятия УПК РФ 2001 года. Представляется, что исключение его из Уголовно-процессуального кодекса было поспешным и непродуманным. Этот вид сокращенного досудебного производства имеет перспективы дальнейшего развития и совершенствования.
ВНИИ МВД России занимается проблемой разработки теоретических и правовых основ сокращенного досудебного производства по уголовным делам в рамках научной темы, зарегистрированной в Российском фонде фундаментальных исследований Минобразования России. У нас имеется авторская модель ускоренного производства...

 

Другие материалы раздела
Вектор правопорядка
Реальное дело печатного слова
50 лет - возраст отнюдь не юношеский. Солидный. Половина века - это пора зрелости и мудрости. Золотой юбилей, как именуют его в народе. Именно столько лет исполнилось журналу внутренних войск МВД России "На боевом посту".
Судьбы
Игра нашего будущего

«Щит и меч» своей акцией открыл команду мальчишек «Метеор», которая сразу взяла «серебро» во Всероссийском конкурсе «Золотой пьедестал».

Последний парад в Голом поле
Военная история России творилась на многих ратных полях: на Куликовом, Бородинском, на просторах Курской дуги… Но есть среди этих хорошо известных всем мест и Голое поле, где была одержана еще одна победа - не столько силой оружия, сколько силой духа.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru