Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Последние стражи престола

В Санкт-Петербурге поминали убитых в дни Февральской “бескровной” революции - городских полицейских,..

Ритуал
В Санкт-Петербурге поминали убитых в дни Февральской “бескровной” революции - городских полицейских,  а также всех сотрудников Министерства внутренних дел, отдавших свои жизни при выполнении служебного долга.
О  захоронении на Марсовом поле 170 полицейских - жертв Февральской революции 1917 года петербургскому ГУВД стало известно в результате изучения архивов. Городовые погибли, честно выполняя свой долг блюстителей порядка, сохраняя, несмотря ни на что, верность присяге и своему государю. Пока установлены фамилии только 78 стражей порядка.
Отметим, что по сей день о жертвах революции и о тех, кто первыми встал на ее пути, известно не так уж и много. Ведь вопреки широко распространенному мнению, несмотря на чуть ли не общее предательство военнослужащих петербургского гарнизона и большинства царских чиновников, нашлись и те, кто пытался вооруженной рукой остановить беспорядки. Напомним, чем стали февральские дни для солдат правопорядка Российской империи.
Революционерами после жестокого избиения, со сломанной ногой из здания Петроградского губернского жандармского управления был выволочен и позже застрелен не покинувший своего поста начальник ПГЖУ 70-летний генерал Иван Волков. В ночь с 27 на 28 февраля, после того как 27 февраля из Государственной Думы был получен приказ об аресте “всей полиции”, в Петрограде произошло повсеместное избиение полицейских, из которых, по некоторым свидетельствам, погибла едва ли не половина.
Причем часто дело было не только в революционном угаре, но и в том, что ситуацию постарались использовать и обычные уголовники. Писатель Михаил Пришвин записал в те дни в своем дневнике: “Две женщины идут с кочергами, на кочергах свинцовые шары - добивать приставов”. А барон Врангель вспоминал: “Во дворе нашего дома жил околоточный; его дома толпа не нашла, только жену; ее убили, да, кстати, и двух ее ребят. Меньшего грудного - ударом каблука в темя”. Жандармов и полицейских забивали до смерти прикладами, им выкалывали глаза, кололи штыками, расстреливали, привязывали веревками к автомобилям и разрывали на части, топили в Неве, сбрасывали с крыш домов… “Те зверства, - писал генерал Константин Глобачев, - которые совершались взбунтовавшейся толпой в февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию. Они нисколько не уступают тому, что проделывали над своими жертвами большевики в своих чрезвычайках”.
Говоря о поведении в февральско-мартовские дни городовых и околоточных, полковник Федор Винберг писал, что они составляли плоть от плоти и кровь от крови того народа, от имени которого их объявляли врагами и супостатами: “Как только началась наша революция, первоначальная дикая злоба черни обратилась именно на полицию, тем более что представители полиции оказались действительно достойными и твердыми в своей служебной чести слугами государственности, вверенных им постов не покидали и гибли жертвами жестокой расправы, доблестной смертью своею давая пример оголтелому русскому народу, как надо долг свой исполнять не только тогда, когда все обстоит благополучно и исправная служба сулит награды и повышения, но и тогда, когда грозная буря сметает всякое встречающееся ей сопротивление, и когда стойкое соблюдение верности долгу сопряжено с неизбежною гибелью в мучениях и страданиях… Солдаты и рабочие рыскали по всему городу, разыскивая злосчастных городовых и околоточных, выражали бурный восторг, найдя новую жертву для утоления своей жажды невинной крови, и не было издевательств, глумлений, оскорблений и истязаний, которых не испробовали бы подлые звери над беззащитными своими жертвами. Этим зверям петербургское население в массах своих деятельно помогало: мальчишки, остервенелые революционные мегеры, разные “буржуазного” вида молодые люди бежали вприпрыжку вокруг каждой охотившейся группы убийц и, подлаживаясь под “господ товарищей”, указывали им, где и в каком направлении следует искать последних скрывающихся полицейских… Скоро, с Божьей помощью, воссияет над нашей Россией светлая заря возрождения… Тогда вспомнят и о тебе, доблестный мученик городовой… и над твоею скромною могилою построят памятник благодарные твои соотечественники, умеющие ценить истинное величие духа и истинные заслуги перед Родиной”.
То время, о котором писал полковник Винберг, пришло. На Марсовом поле, на месте погребения верных царских воинов, была отслужена панихида перед ранее установленным здесь православным крестом.
Обряд был совершен священником Георгием Сычевым. После панихиды он обратился к присутствующим. Отец Георгий отметил, что лежащие на Марсовом поле городовые с честью выполнили свой долг. Обращаясь к сотрудникам МВД, священник сказал: “Восстанавливая старые традиции, мы обретаем прошлое, без которого не может быть настоящего. Так что служите не за страх, а за совесть”.

Сергей СМИРНОВ

 

Другие материалы раздела
БЕЗОПАСНОСТЬ ГЛОБАЛЬНОГО МАСШТАБА
КУРОРТНЫЙ ПОЕЗД
Вооруженные аэрозолем
В германской федеральной земле Гессен местной полиции помогают наводить общественный порядок… домохозяйки.
Радиограмма из небытия
Старший сержант Александр Чванов бесследно сгинул в лесах Восточной Пруссии осенью 1944 года, сражаясь в тылу врага в составе одной из специальных диверсионно-разведывательных групп в/ч “Полевая почта 83462” 3-го (диверсионного) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта.
Бежал бродяга с Сахалина
Открытый в XVII веке русскими казаками остров Сахалин долгие годы оставался вне государственных интересов России. И причин тому было множество.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru