Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Радиограмма из небытия

Старший сержант Александр Чванов бесследно сгинул в лесах Восточной Пруссии осенью 1944 года, сражаясь в тылу врага в составе одной из специальных диверсионно-разведывательных групп в/ч “Полевая почта 83462” 3-го (диверсионного) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта.

Поиск
Старший сержант Александр Чванов бесследно сгинул в лесах Восточной Пруссии осенью 1944 года, сражаясь в тылу врага в составе одной из специальных диверсионно-разведывательных групп в/ч “Полевая почта 83462” 3-го (диверсионного) отделения Разведывательного отдела штаба 3-го Белорусского фронта.
В 90-х годах его имя было занесено на страницы Книги Памяти Калининградской области “Назовем поименно” и Книги Памяти Московской области, но как без вести пропавшего, ибо только эта формулировка присутствует в официальном извещении-похоронке, датированном последними месяцами Великой Отечественной. Но здесь, помимо фамилии, имени и отчества, только дата рождения, дата выбытия из строя и никаких подробностей. И только сейчас активистам Калининградской региональной общественной организации “Союз работников правоохранительных органов” путем детального изучения ранее закрытых архивных источников удалось по крупицам восстановить фронтовую биографию этого мужественного воина-чекиста.
...Родился 30 августа 1922 года в семье крестьян. Его малая родина - деревня Беливцы Вяземского района Смоленской области. В 1939 году в стенах Тумановской средней школы получил аттестат о полном среднем образовании, а вместе с ним как отличник и активист еще и комсомольскую путевку: с лета все того же 1939 года юноша - слесарь в цехах 154-го завода Наркомата авиационной промышленности.
С первыми раскатами Великой Отечественной в большой группе таких же молодых патриотов Александр Чванов принялся осаждать двери военкомата, но, увы, безуспешно - везде получил категорический отказ. Дело в том, что как высококвалифицированный работник оборонного производства он не подлежал призыву на военную службу. Тогда юноша пошел другим путем: 11 июля 1941 года, предварительно вооружившись рекомендацией Реутовского райкома ВКП(б) Московской области, добровольцем вступил в ряды Балашихинского истребительного батальона УНКВД Москвы и Московской области.
Днем трудился на заводе, а по ночам с винтовкой в руках совместно с милицией и военнослужащими войск правопорядка нес службу по противодействию вражеским диверсантам и не раз участвовал в операциях по ликвидации выявленной в Москве и Подмосковье очередной агентурно-диверсионной сети фашистов. Именно тогда в силу своей необычной смышлености и боевой удали он и попал в поле зрения подчиненных легендарного генерала-чекиста Павла Судоплатова по Особой группе при НКВД СССР. В результате с октября 1941 года 19-летний комсомолец Александр Чванов - боец-красноармеец спецчастей оперативной военной разведки Наркомата внутренних дел.
Правда, фронтовиком стал не сразу. Так, в течение первых одиннадцати месяцев в стенах глубоко законспирированной в городе Покров Петушинского района Владимирской области Спецшколы подрывников постигал азы диверсионно-разведывательной работы.
Учеба завершилась в сентябре
1942 года. Награда за успешную сдачу выпускных экзаменов - сержантское звание и предписание об убытии на должность подрывника в энскую спецчасть оперативной разведки НКВД СССР, которая дислоцировалась на подмосковной станции Быково, при аэродроме пограничных войск. Уже к октябрю 1943 года Александр имел на своем счету четыре зафронтовые командировки. К сожалению, подробности тех боевых заданий неизвестны. В его личном деле уже как военнослужащего РККА только две краткие отметки: “Ранен” и “Награжден медалью “Партизану Отечественной войны” 2-й степени”.
2 ноября 1943 года как бывалого диверсанта-разведчика старшего сержанта Чванова перевели в спецроту при аппарате Управления войск НКВД охраны тыла Западного фронта. Однако в условиях успешных наступательных операций Красной Армии боевой работы у бойцов таких спецрот становилось все меньше и меньше. Очевидно, именно по этой причине Александра переводят из кадров войск НКВД СССР в спецчасти оперативной разведки Генерального штаба Красной Армии. В архивных источниках этот факт задокументирован так: “В марте 1944 года был завербован для выполнения разведзаданий и проходил подготовку в 3-м отделении РО 3-го БФ до июня 1944 года”.
Первая зафронтовая командировка в новом качестве - 23 - 29 июня
1944 года. В составе специальной диверсионно-разведывательной группы “Казбек” занимался дезорганизацией оперативного тыла Витебской группировки немецко-фашистских войск. Район выполнения боевой задачи - окрестности Лукомского озера.
В июле 1944 года - короткий отдых и напряженная подготовка к новому заданию. На сей раз совершить слепой прыжок на парашюте предстояло в глубине Земландского полуострова Восточной Пруссии, но уже как разведчику специальной диверсионно-разведывательной группы “Клен”.
ДРГ “Клен” - это одиннадцать человек во главе со старшиной Константином Цепковым, в том числе две девушки - старшина Анна Анисимова и красноармеец Галина Меерович. Костяк группы - такие же, как и Александр Чванов, воспитанники легендарного ОМСБОН и других спецчастей оперативной разведки НКВД СССР, но только теперь в силу фронтовой необходимости проходящие военную службу уже в рядах личного состава военной разведки Красной Армии.
Разведмиссия, которую предстояло выполнять “кленовцам”: контроль за воинскими перевозками гитлеровцев по одной из самых интенсивных железнодорожных веток Кенигсберг (ныне - Калининград) - Тапиау (ныне - Гвардейск).
Выброска с борта самолета была произведена в ночь с 3 на 4 августа
1944 года и прошла успешно. Но на поиск и уничтожение советской разведгруппы были брошены крупные силы войск СС и штурмовиков. Удача карателям сопутствовала 14 сентября 1944 года: ими был обнаружен пост скрытного наблюдения за железной дорогой, на котором в тот самый момент несли дежурство заместитель командира группы лейтенант Николай Макаров и радистка старшина Анна Анисимова. Будучи окруженными, советские диверсанты-разведчики отбивались до последнего патрона, но силы были неравными…
А на следующий день, 15 сентября 1944 года, густая цепь эсэсовцев и штурмовиков в ходе тотального прочесывания лесного массива вышла прямо на базу “кленовцев”. Подчиненные старшины Цепкова, яростно отстреливаясь, отступили в топи труднопроходимого болота. Что было дальше - строками одного из документов архива Генштаба Вооруженных Сил РФ: “Последняя радиограмма была передана группой 30 сентября 1944 года, в которой сообщалось о том, что разведчики оторвались от преследования и попытаются выйти из района в направлении линии фронта. Причины прекращения связи неизвестны. Разведчики группы “Клен” считаются погибшими”.
Место захоронения, к сожалению, так и останется одной из неразгаданных тайн Великой Отечественной.

Юрий РЖЕВЦЕВ
Фото Владимира СУЛЬЖЕНКО
Калининградская обл.

 

Другие материалы раздела
МИЛИЦИЮ ПРИНИМАЛ КРЕМЛЬ
КАВКАЗСКИЙ РАЗЛОМ
МАРШ ЛЕЙТЕНАНТОВ
Расстрелянная ночь
…К теракту бандиты готовились тщательно. Когда январской ночью к засаде приблизилась автомашина начальника республиканского УБОП, огонь был открыт одновременно из нескольких точек.
Круглый стол
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru