Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Горькое новоселье

Недвижимость в Петербурге продолжает дорожать, а мечты о квартире с каждым днем уходят за горизонт жизненных притязаний.

Нештатная ситуация
Недвижимость в Петербурге продолжает дорожать, а мечты о квартире с каждым днем уходят за горизонт жизненных притязаний. Получить ипотеку, банковскую ссуду или потребительский кредит удается не многим, а жить по-человечески очень хочется. Вот тут в дело и вступают мошенники, расставляя ловушки для доверчивых граждан. Потребительское общество “Альтернатива” за год работы в Санкт-Петербурге успело одурачить около тысячи своих пайщиков. Финансовые потери людей более чем масштабны - каждый лишился от 10 до 40 тысяч долларов. Недавно в Северной столице начался судебный процесс над учредителями ПО “Альтернатива”. Уголовное дело насчитывает несколько десятков томов, официально пострадавшими признаны более 70 человек. Ущерб, причиненный людям, оценивается в 36 миллионов рублей.

ШАМПАНСКОЕ ДЛЯ ПАЙЩИКА
А вначале все выглядело весьма респектабельно: объявления в газетах и журналах, обещавшие людям покупку квартир в кредит и со скидкой, интернет-сайт, где были выложены фотографии конкретных счастливцев, недавно справивших новоселье, рекламные проспекты, выступление руководителя потребительского общества “Альтернатива” Дмитрия Щербакова в одной из популярных телевизионных передач (по неподтвержденным данным, ее ведущий получил за это 50 тысяч долларов). Солидный офис в бизнес-центре на Сенной площади, в котором шесть кабинетов, и в каждом - клерки в костюмах и галстуках с умными лицами. На стене приемной - портрет Президента и грамота, благодарность депутата Законодательного собрания (который, как потом оказалось, эту грамоту не подписывал). Тут же - приемная депутата Госдумы.
Приходящим клиентам доходчиво объясняли, что общество работает в соответствии с государственной программой, отсюда и деньги на кредиты. Таковые даются на 15 лет, а в итоге покупка обходится дешевле на 10 процентов. Квартиры предлагали выбрать из списка, содержащего конкретные адреса (которые размещались и в бюллетенях недвижимости). Можно было проехать и посмотреть.
Естественно, когда человек видит такие замечательные перспективы, он напрочь забывает поговорку о бесплатном сыре и торопится подписать договор, совершенно не вникая в его содержание. Потом требовалось заполнить подробную анкету о себе, необходимую, по словам сотрудников общества, для проверки личности через ФСБ, заплатить начальный взнос в размере 33 процентов от стоимости квартиры и около тысячи рублей за вступление в общество в качестве пайщика. После улаживания формальностей дружно поздравляли новоиспеченного пайщика, открывали шампанское и говорили без пяти минут новоселу красивые тосты. А затем отправляли домой ждать, когда ему позвонят и предложат вселяться в новую квартиру.
Проходили дни, недели и даже месяцы, но никто не звонил. Обеспокоенные пайщики снова приходили в офис на Сенной. Там все было без изменений - и портрет Президента, и улыбчивая секретарша, и клерки в костюмах, которые и объясняли людям, что возникли непредвиденные трудности, и поэтому правление общества приняло решение срок получения квартиры отдалить на неопределенное время. А решение правления для любого пайщика - закон, потом протягивают человеку подписанный им собственноручно договор с соответствующим пунктом.
Пайщик ждет долго, пока терпение не начинает заканчиваться, и снова едет в “Альтернативу”, где ему сообщают, что квартира, на которую он рассчитывал, уже продана и нужно подобрать другую. И так до бесконечности. Когда пайщик начинал понимать, что его попросту дурят, он пытался вернуть свои деньги. Тогда-то и выяснялось, что денег уже нет - “ушли на нужды общества”. И дальнейшая судьба этого пайщика была предопределена: каждый день с утра он вставал и ехал в офис “Альтернативы”, выбивая с клерков по 100 - 200 долларов. Правда, пайщикам предлагали другой вариант: получить все деньги сразу можно было лишь в том случае, если они приведут в общество двух человек, которые согласятся в него вступить.

КАК СТАТЬ БОМЖОМ
Николай Григорьев - один из тех, кто благодаря ПО “Альтернатива” остался без квартиры, без работы, без жены… Его история похожа на десятки таких же трагических историй пайщиков этого общества. В мае 2004 года ему на глаза попался “Бюллетень недвижимости”. В то время Николай Сергеевич жил в коммунальной квартире в Рыбацком и мечтал улучшить свои жилищные условия. Перспектива, которую предлагал рекламный модуль “Альтернативы”, была заманчивой: Григорьев продает свою комнату, приносит деньги в общество, а через 40 дней уже переезжает в хорошую однокомнатную квартиру в Выборгском районе Петербурга.
По словам Григорьева, решение стать пайщиками этого общества было обдуманным и взвешенным, как ему тогда казалось. Все говорило о солидности и благополучии этой организации: и здание в центре города, и грамотные менеджеры. И Николай Сергеевич решился: комнату продал, деньги принес и стал ждать. Но через сорок дней новоселье справить не удалось. Сначала ему говорили, что хозяин квартиры в Выборгском районе приболел - прийти и оформить сделку не может, потом - уехал куда-то. Из своей комнаты Григорьев выехал - туда заселились новые хозяева. С работы без прописки его уволили. Превратившись в бомжа, жене тоже стал не нужен.
Последующая жизнь превратилась для Николая Сергеевича в хождение по мукам: с утра - в офис ПО “Альтернатива”, чтобы выслушать очередное “приходите завтра”, потом - для дачи показаний в милицию, где уже к тому времени было возбуждено уголовное дело по ст. 159 УК РФ “Мошенничество” в отношении руководителей общества. Недавно к привычному маршруту добавился Октябрьский районный суд. Сейчас уголовное дело по обвинению руководителей ПО “Альтернатива”, которое там рассматривается, насчитывает несколько десятков томов. В нем - множество эпизодов, большинство из которых - квартирные мошенничества. Ущерб оценивается в 36 миллионов рублей.
Даже понимая всю безысходность ситуации, Николай Сергеевич не падает духом - он обращается в общественные организации, пишет письма в Генеральную прокуратуру и ходит в редакции газет. За эти три года ему удалось выиграть один суд, гражданский, который своим решением обязал взыскать с ПО “Альтернатива” всю вложенную им сумму в размере 680 тысяч рублей. Решение вступило в законную силу почти три года назад, и все это время Николай Григорьев пытается заставить судебных приставов исполнить решение суда. Но те разводят руками - у “Альтернативы” на счетах нет денег. Николай Сергеевич не поленился, взял исполнительные листы и лично прошелся по петербургским банкам. В первом же обнаружил счет, правда, денег на нем было действительно немного - тысяч шесть в рублях. Но для него, безработного и бездомного, и это хоть что-то. Зашел во второй банк - и здесь приблизительно такая же сумма. Он прекрасно понимает всю трагичность ситуации: даже при условии, что все свои деньги удастся вернуть, купить на них даже комнату теперь не получится.

ЖИЛЬЦЫ НА БОБАХ
В начале 2004 года заявления обманутых пайщиков один за одним ложились на столы в разных милицейских структурах, но “Альтернатива” продолжала работать еще долго и до последнего принимала деньги от граждан. Руководитель общества Дмитрий Щербаков все это время вел активную рекламную кампанию, разъяснял преимущества накопительной схемы в телепередачах, вел даже переговоры о приобретении собственного телеканала. Пока в офисе компании не был проведен обыск и изъяты документы. Следствию удалось установить, что “Альтернатива” была предприятием многопрофильным. Потребительское общество занималось кредитованием, поставками компьютерной техники, продуктов питания. Но важнейшим направлением, приносящим поистине серьезный доход, была все же “покупка” жилья для пайщиков.
Основанием для возбуждения дела в отношении руководителей “Альтернативы” послужило заявление одной из пайщиц - Елены Кипер. Это невеселая история о том, как многодетная семья хотела улучшить жилищные условия и доверилась многообещающему потребительскому обществу.
- Наша семья остро нуждалась в улучшении жилья, - рассказывает женщина. - Мы с мужем и четырьмя детьми жили в двухкомнатной “хрущевке” со смежными комнатами площадью 31 квадратный метр и кухней 5 квадратных метров. Таким образом, на человека приходится чуть больше 5 квадратных метров жилой площади. Понятно, что, проживая в таких условиях, мы не имели элементарных условий для полноценной здоровой жизни: дети часто болели, не хватало места для школьных занятий, и было много других неудобств. Из рекламы в “Бюллетене недвижимости”, а также из передачи “Синие страницы” мы узнали о ПО “Альтернатива”. Я вступила в общество, внесла все необходимые взносы. Затем заключила договор, согласно которому ПО “Альтернатива” брало на себя обязательства приобрести для нас 2-комнатную квартиру на средства, внесенные наличными деньгами в размере 36 тысяч долларов США. Квартира была предложена нам из их банка данных, поэтому я даже не ознакомилась с правоустанавливающими документами на эту жилплощадь, рассчитывая на профессионализм и порядочность общества в лице господина Щербакова и других членов правления. По договору в течение 40 дней должны были быть собраны документы и проведено заключение сделки у нотариуса.
Ожидая истечения этого срока, Елена Кипер неоднократно связывалась с Щербаковым и спрашивала о ходе подготовки и сроках проведения сделки по покупке квартиры. В ответ получала клятвенные заверения в том, что работа ведется и квартира будет непременно приобретена. Однако по истечении 40 дней господин Щербаков предоставил Елене письменное уведомление о том, что эта квартира не может быть приобретена по вине хозяина - Александра Г.
- Еще большим было мое недоумение, когда, сделав запрос в ГБР, я получила ответ о том, что собственником этой квартиры является Наталья У., - говорит Елена. - Связавшись с ней по телефону, я выяснила, что она действительно является владелицей квартиры, в которой проживает ее старший сын Александр, и что квартиру никто продавать не собирался.
Елена Кипер написала заявление в ПО “Альтернатива” с требованием вернуть деньги, но от нее стали отмахиваться мелкими подачками: по 100 - 200 долларов в неделю, и то не всегда. Отношение сотрудников организации к женщине тоже резко изменилось: с ней стали разговаривать грубо и цинично, нередко переходя на нецензурную брань. Господин Щербаков лично выгонял Елену и ее мужа из офиса, грозя при этом прекратить выплату денег вообще. Женщина обратилась в Октябрьский суд Петербурга с иском к ПО “Альтернатива” о взыскании денежных средств и возмещении ущерба.
- Не знаю, хватит ли у меня сил, здоровья и терпения бороться с “Альтернативой”, чтобы вернуть свои деньги и улучшить жилищные условия, - уже не скрывает слез Елена Кипер. - Ведь вместе с деньгами моя семья потеряла всякую надежду купить квартиру. Хочется кричать: “Люди, помогите!” Помогите всем обманутым пайщикам, число которых насчитывает не один десяток человек. Среди них и пенсионеры, и военнослужащие, и студенты, оказавшиеся в такой же ситуации.

КУЗНИЦА КАДРОВ-АЛЬТЕРНАТИВЩИКОВ
Когда встал вопрос о наложении ареста на принадлежащее топ-менеджерам “Альтернативы” имущество, выяснилось, что и у них ничего нет: все оформлено на третьих лиц. Необходимая для юридической квалификации действий Щербакова и его компании экспертиза длилась четыре месяца. Выводы ее даже превзошли ожидания следствия. Оказалось, что в “Альтернативе” было нарушено практически все, что только можно было нарушить. В обществе отсутствовали полагающиеся по закону органы управления. Использовались договорные отношения, которые организация данного типа не имела права использовать, да и сами договоры, по сути, были филькиными грамотами. Доверчивые и, увы, юридически малограмотные клиенты явно не понимали, что им обещают не сам объект покупки, а лишь оказание услуги по его приобретению. Что это за услуга, конкретно не обговаривалось.
Проще говоря, привлечь к ответственности подписавшего договор представителя общества, скажем, за нарушение прав потребителя (не говоря уже о мошенничестве) только на основании этой бумажки было невозможно. Потому что он всегда мог сказать примерно так: “Я тут не жалея сил стараюсь, с ног сбиваюсь, ищу варианты подходящие, а вы еще и недовольны. Ну, не получается, я не виноват - будем работать и дальше в таком же духе”.
Тем не менее по совокупности всех имеющихся в деле доказательств следствие все же смогло предъявить организаторам общества обвинение в мошенничестве. ПО “Альтернатива” было закрыто, Щербаков и несколько его товарищей были арестованы. Остальные успели скрыться и были объявлены в федеральный розыск.
Потом пайщики стали узнавать, кому они доверили собственные сбережения, и иллюзии относительно их возврата безутешно таяли. Главный “альтернативщик” Дмитрий Щербаков - человек в определенных кругах достаточно известный: был дважды судим, во второй раз за хищение в особо крупных размерах получил девять лет с конфискацией имущества, но был освобожден условно-досрочно. Создал кооператив “Союз-Авто”, где обманул десятки пайщиков, затем зарегистрировал ПО “Альтернатива”.
Говорят, когда Щербаков отбывал срок в учреждении УС-20/5 (колония в поселке Металлострой), он познакомился с другими фигурантами “альтернативного” дела. Алексей Харитонов, например, сидел там же за вооруженное разбойное нападение на автозаправку. По версии следствия, именно он впоследствии занимался активным “окучиванием” пайщиков - убеждал их подписать договор и внести деньги. После задержания Щербакова Харитонов ударился в бега - его искали по обвинению в мошенничестве, а задержали за разбой. Во Всеволожске он попытался ограбить зал игровых автоматов: угрожая персоналу обрезом, он хотел похитить выручку в размере 150 тысяч рублей.
Третий персонаж этой аферы Сергей Савинцев (он возглавлял ПО “Союз-Авто”, находясь в федеральном розыске) был арестован в начале 2006 года. Потом задержали еще двоих бывших сотрудников “Альтернативы” - ранее судимого в Узбекистане (и попавшего там под амнистию) Виталия Семенова и Анну Хомченко, которая к тому времени уже создала аналогичную фирму и успела одурачить нескольких клиентов.
Остальные четверо сотрудников “Альтернативы” были объявлены в федеральный розыск, материалы в отношении них выделены в отдельное производство. По данным следствия, почти все они отбывали наказание вместе с Щербаковым: Борис Гевирц за убийство был осужден на 12 лет с конфискацией, но попал под амнистию, Антон Калошин получил второй десятилетний срок за разбой, но был помилован по президентскому указу, как и Евгений Иванов, не до конца отсидевший свои 8 лет, полученные за убийство.

Ирина ПОЛЯКОВА
г. Санкт-Петербуг

Другие материалы раздела
Поздравления
ЗАСТАВА СТРАНЫ
Здесь творят чудеса
О курганских кудесниках пациенты узнают после того, как безуспешно полежат по разным медучреждениям, где не то что не могут вылечить - могут всю жизнь искалечить, отправив раньше времени на пенсию в статусе “инвалид”.
За цифры заглянула кинокамера
В Министерстве внутренних дел прошла конференция Общественного совета при МВД России и руководителей общественных советов при органах внутренних дел по субъектам Российской Федерации. Благодаря видеосвязи в ней приняли участие представители милиции и общественности из разных регионов страны.
Только тверже выходила из огня…
Заметки обозревателя
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru