Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2009 год

Охраняя честь мундира

Функции, которые выполняет служба собственной безопасности МВД России, были востребованы во все времена. Например, раньше обеспечением чистоты рядов занимались партийные и кадровые органы.

Функции, которые выполняет служба собственной безопасности МВД России, были востребованы во все времена. Например, раньше обеспечением чистоты рядов занимались партийные и кадровые органы. Этого вполне хватало. Но после развала СССР изменилась ситуация в обществе, а это не могло не отразиться на милиции. Были упразднены политорганы, прекратили свою деятельность партийные и комсомольские организации, соответственно, нанесен достаточно сильный удар по состоянию дисциплины и соблюдении законности среди сотрудников. Да и криминал в начале 90-х начал набирать силу. Более того, он усиленно стал рваться во власть и в правоохранительные органы. Допустить этого было нельзя.

Об этой службе пишут мало. Даже действующие сотрудники милиции знают о ней немного. Но отсутствие информации всегда порождает массу слухов, сплетен. Именно поэтому наш корреспондент Евгений Катышев попросил поподробнее рассказать о работе службы начальника Департамента собственной безопасности МВД России генерал-майора Юрия Драгунцова.

- Юрий Владимирович, каким образом представители преступных сообществ внедряют своих людей в систему МВД?
- Путей много, и они все известны с древности. Прежде всего это вербовка морально неустойчивых сотрудников, их подкуп. Очень много зависит от того, какие люди приходят на работу в милицию. Поэтому одно из наших приоритетных направлений деятельности - недопущение проникновения в органы внутренних дел лиц, преследующих противоправные цели. Наша задача - оказание помощи кадровым аппаратам в подборе и расстановке личного состава. Несмотря на рекомендательный характер процедуры, она приносит реальные плоды. Только за минувший год и первое полугодие 2006 года подразделениями собственной безопасности не были рекомендованы к назначению на руководящие должности около трех тысяч сотрудников. Особый разговор - о пресечении попыток внедрить своих людей в органы со стороны незаконных вооруженных формирований. А интерес к этому у террористов имеется. В текущем году подразделениями собственной безопасности в Северо-Кавказском регионе выявлен ряд сотрудников милиции, оказывающих содействие членам НВФ, некоторые из них привлечены к уголовной ответственности, некоторые уволены.
- А так называемый детектор лжи применяется в работе?
- Да, причем в последнее время все чаще и чаще. Кстати, многие сотрудники Департамента собственной безопасности тоже прошли проверку на полиграфе.
- И насколько это законно?
- Абсолютно. Ведь применяется полиграф только с личного согласия самого сотрудника - кандидата на ту или иную должность. Не хочешь проходить тестирование, можешь отказаться. Другое дело, что после этого кадровики могут усомниться в искренности человека. Да и руководитель задумается: стоит ли этому товарищу доверять ответственный пост. Благодаря специальному психофизиологическому исследованию (СПФИ) с использованием полиграфа был выявлен большой круг лиц, имевших криминальное прошлое, алкоголиков, наркоманов, тех, кто имел корыстные цели. Многим было отказано в приеме на службу.

Полиграф применяется не только при кадровом отборе, но и при проверках, которые проводят наши сотрудники. Приведу пример. В УСБ ГУВД Ростовской области поступила информация о том, что отдельные сотрудники милиции вымогали и брали взятки. В ходе проверки с использованием полиграфа было установлено, что заявитель оклеветал сотрудников и написал жалобу под давлением. Одновременно была подтверждена причастность сотрудника УБОП к получению незаконного денежного вознаграждения. А ОСБ Кировской области именно с помощью полиграфа изобличил руководителя, похитившего крупную сумму денег.

- На одном из брифингов вы обратили внимание на то, что приоритетное направление работы - защита сотрудников милиции. Хотелось бы узнать несколько примеров такой деятельности.
- Действительно, такая работа нами проводится. Не так давно в одно из подразделений СБ по государственной защите поступила оперативная информация о наличии угрозы жизни и здоровью сотрудника милиции. Согласно полученным сведениям, у преступников имелись серьезные намерения физического устранения этого офицера в связи с его активным участием в контртеррористической операции на территории Чеченской республики. Он и члены семьи были взяты под охрану. Семью перевезли в безопасное место. Параллельно велись оперативно-розыскные мероприятия по разработке угрозоносителей. К операции были привлечены дополнительные силы криминальной милиции и милиции общественной безопасности. Планы бандитов по уничтожению оберегаемого нами сотрудника были очень серьезными и долгосрочными.
- И как закончилась эта драма?
- Благополучно. Так как принятые меры не могли обеспечить защищаемого на длительный срок, возникла необходимость применения дополнительных мер безопасности. С согласия этого сотрудника ему предоставили новое место жительства, перевели на другую работу.
- Но ведь в арсенале преступников не только угрозы? Порой, чтобы отвести удар от себя, в ход идет клевета?
- Совершенно верно. И защита честного имени сотрудника тоже входит в нашу компетенцию. Я уже приводил в пример Ростовскую область. Но аналогичные истории происходят достаточно часто. Жалоб на действия сотрудников милиции приходит много. Только в первом полугодии этого года подразделениями собственной безопасности было рассмотрено более 13 тысяч жалоб и заявлений. И ни одну мы не оставляли без внимания. Примерно в половине случаев факты, изложенные в них, не находят своего подтверждения.
- А если информация подтверждается?
- Тогда принимаются меры, предусмотренные законом. Если сотрудник совершил преступление, возбуждается уголовное дело, и он в конечном итоге может оказаться на скамье подсудимых, кто-то привлекается к дисциплинарной ответственности. Однако главная наша задача иная - предотвратить правонарушение. Министром внутренних дел РФ генералом армии Рашидом Нургалиевым профилактическая работа определена в качестве главного приоритета в работе.
- Управления (отделы) СБ на местах подчинены руководителям ГУВД (УВД). Не мешает ли это работе? Ведь не исключено давление на сотрудников вашей службы со стороны местных милицейских начальников?
- Любой руководитель МВД, ГУВД, УВД субъекта Федерации заинтересован в том, чтобы не было нарушений законности среди его подчиненных и дисциплина была на высоком уровне, а подразделения СБ только помогают ему в этом. Конечно, определенные проблемные вопросы иногда возникают в регионах, но обусловлены они в основном межличностными отношениями.
- Какие методы используются для ведения оперативно-розыскной деятельности, когда в поле зрения ваших сотрудников попадает милиционер?
- Существует закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. Перечень ОРМ, предусмотренный этим документом, исчерпывающий. Организация и тактика проведения конкретных ОРМ регламентирована соответствующими приказами МВД. Она является общей для всех подразделений органов внутренних дел. Поэтому велосипеда мы не изобретаем. Но, конечно же, специфика существует. Ведь нашим сотрудникам приходится работать против тех, кто хорошо осведомлен о методах оперативной работы. А значит, от них требуется особый профессионализм и конспирация.
- Откуда черпаются кадры для работы в подразделениях СБ? Существует ли учебное подразделение, которое готовило бы специалистов этого профиля?
- Естественно, с улицы мы людей не берем, так же, как и по блату. Для того чтобы попасть на работу в подразделение СБ, нужно иметь незапятнанную репутацию, высокие морально-волевые качества. Да и опыт работы, оперативной или следственной, должен быть соответствующим. Только проработавший “на земле” не менее пяти лет сотрудник может написать рапорт для перевода в подразделение СБ. Но у него должна быть отличная рекомендация из отдела (управления) СБ.
А вот специальных учебных заведений нет. Ведь в нашу структуру приходят люди уже состоявшиеся как специалисты в различных областях правоохранительной деятельности. Однако в учебных заведениях системы МВД проводятся сборы. Ежегодно на высших академических курсах Академии управления МВД повышают квалификацию 30 руководителей подразделений СБ, а во Всероссийский институт повышения квалификации МВД РФ мы направляем до ста слушателей. Кстати, это единственное учебное заведение, где читается специализированный курс для сотрудников СБ.
- Имеют ли сотрудники СБ какие-либо дополнительные льготы?
- Никаких дополнительных льгот для наших сотрудников действующим законодательством не предусмотрено, в отличие от ряда других подразделений криминальной милиции. На мой взгляд, было бы справедливо рассмотреть вопрос об их введении. Ведь работа наших сотрудников сложная и очень напряженная. А профессионализм и самоотверженность их пока не вознаграждается должным образом. Судите сами: одно из приоритетных направлений деятельности - обеспечение собственной безопасности органов внутренних дел Северо-Кавказского региона. В Чечне и приграничных с ней республиках, входящих в зону контртеррористической операции, на постоянной основе работают оперативные группы из числа сотрудников СБ, командированные туда со всей страны. Основная задача таких групп - выявление сотрудников милиции, причастных к совершению преступлений террористической окраски. И при этом никаких особых льгот нет. Поэтому в настоящее время нами разрабатывается ряд предложений по повышению социальной защищенности сотрудников службы.
- Существует ли в ваших подразделениях так называемая палочная система?
- Отвечу категорично - нет! И никогда не было. Никакого “тайного плана” по выявлению нечистоплотных сотрудников не существует. Но это отнюдь не означает, что работа подразделений СБ ведется бессистемно. Правильнее было бы ее рассматривать применительно к конечному результату. Ведь важно не только выявить нарушителя в среде сотрудников, но и принять меры к профилактике подобных явлений. Не допустить его влияния на сослуживцев. Сохранить в коллективе здоровую деловую атмосферу. А когда удается добиться такого результата, мы считаем это своим успехом.
- Как и чем ДСБ может помочь обыкновенному человеку?
- Конечно, хотелось, чтобы не было поводов у граждан для обращения в службу собственной безопасности. Но одно дело мои желания, совсем другое - жизнь. Если человек считает, что он пострадал от неправомерных действий сотрудников милиции, то может обратиться в территориальное подразделение СБ или непосредственно в департамент. Контактный телефон и адрес можно узнать в дежурной части любого органа внутренних дел. Кроме того, практически во всех УСБ (ОСБ) организованы горячие линии, и каждый гражданин по этим телефонам может сообщить об известном ему правонарушении сотрудника милиции.

Фото Владимира МАРКИНА

Телефоны подразделений СБ:
ДСБ МВД РФ - 239-07-30;
УСБ ГУВД города Москвы - 255-96-57;
УСБ ГУВД Московской области - 317-24-66.

Другие материалы раздела
СПЕЦНАЗОВЦЫ УЧИЛИСЬ И УЧИЛИ
На базе Учебного центра Новосибирского военного института внутренних войск в городе Искитим Новосибирской области прошли третьи тактико-специальные антитеррористические учения среди взводов специального назначения и взводов разведки внутренних войск МВД России.
БЕЗ КОМПРОМИССОВ
ВЕКТОР ПРОФИЛАКТИКИ
Нельзя не заметить, что на улицах столицы, других крупных городов России в последнее время стало меньше малолетних попрошаек, юных оборванцев, ночующих на вокзалах, чумазых пареньков, сбивающихся в стаи в поисках легкого, как правило, незаконного заработка или просто куска хлеба. Сказываются целенаправленные меры, принимаемые милицией, органами социальной защиты, здравоохранения, другими государственными и общественными структурами, по роду деятельности обязанными заниматься молодежной проблематикой. Все вместе это становится частью государственной политики в этой сфере, плоды которой уже налицо. Хотя говорить о полной победе над детской беспризорностью, безнадзорностью и негативными последствиями подобных явлений мы, к сожалению, пока не вправе. Потому и разговор на очередном заседании Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав шел довольно острый.
Новобранцам необходимо мужество
Предлагаем вниманию читателей отрывок из статьи “Можем ли мы противостоять террористу-самоубийце?”, опубликованной в журнале Chief of Police, США. Ее автор майор Ави Нардия служил в израильском спецподразделении YAMAM, аналоге американского Delta Force, инструктор CQB - оборонительной тактики, известной на иврите как KАРАР, что означает бой лицом к лицу. Четверть века он занимается обучением личного состава армейского и полицейского спецназа из разных стран, включая и антитеррористические подразделения.
Вертикаль высокой ноты
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru