Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2009 год

ВМЕШАТЕЛЬСТВО БЕЗ ПРОИЗВОЛА

Противодействие новым вызовам и угрозам, с которыми человечество столкнулось в конце XX - начале XXI века (терроризм, организованная преступность, коррупция, наркобизнес), объективно невозможно без использования правоохранительными органами и специальными службами широкого арсенала специальных средств и методов, которые находятся вне рамок уголовного судопроизводства и носят, как правило, тайный характер. Многие из таких средств и методов ограничивают конституционные права и свободы человека и гражданина, но без их применения борьба с преступными проявлениями, особенно их тяжкими и особо тяжкими формами, теряет свою эффективность.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации,
заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор
Валерий ЗОРЬКИН.

 

Противодействие новым вызовам и угрозам, с которыми человечество столкнулось в конце XX - начале XXI века (терроризм, организованная преступность, коррупция, наркобизнес), объективно невозможно без использования правоохранительными органами и специальными службами широкого арсенала специальных средств и методов, которые находятся вне рамок уголовного судопроизводства и носят, как правило, тайный характер. Многие из таких средств и методов ограничивают конституционные права и свободы человека и гражданина, но без их применения борьба с преступными проявлениями, особенно их тяжкими и особо тяжкими формами, теряет свою эффективность.

Использование специальных (оперативных) методов работы, обмен оперативной информацией предусмотрены во многих международно-правовых документах (конвенциях, договорах, соглашениях, резолюциях и так далее).

В Российской Федерации на законодательном уровне оперативно-розыскная деятельность регламентирована с 1992 года Законом РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”. В 1995 году принят Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” (ФЗ об ОРД). Помимо него, оперативно-розыскную деятельность регламентируют Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, Таможенный кодекс РФ и еще целый ряд законодательных и иных нормативных актов.

Осуществление оперативно-розыскной деятельности вызывает неоднозначную реакцию граждан, которые усматривают в этом ущемление своих прав и свобод и полагают, что некоторые положения законодательных актов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, неконституционны.

В практике Конституционного Суда с самого начала его деятельности утвердился подход, когда общепризнанные принципы и нормы международного права используются в качестве эталона, сообразуясь с которым в государстве осуществляются права и свободы человека и гражданина, закрепленные Конституцией.

В силу ст. 32 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейский Суд по правам человека имеет право решать все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и протоколов к ней.

Поэтому правовые позиции Европейского Суда, излагаемые им в решениях при толковании положений Конвенции и протоколов к ней, и сами прецеденты Европейского Суда признаются Российской Федерацией как имеющие обязательный характер.

Все более активное внедрение элементов прецедентного права свидетельствует об углублении интеграции судебной системы России в международное судейское общество.

Из официального признания Россией юрисдикции Европейского Суда, обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и протоколов к ней, следует, что российским судам необходимо учитывать в своей деятельности прецедентную практику Европейского Суда.

Этот вывод в полной мере относится и к правовым позициям Европейского Суда по правам человека по вопросам специальных средств расследования (оперативно-розыскных мероприятий).

Европейский Суд по правам человека при рассмотрении этих мер (в свете ст. 6 и 8 Конвенции о защите прав человека) признает, что для успешного решения проблемы преступности и терроризма во всем многообразии их современных форм и проявлений специальные средства расследования необходимы. Суд, стало быть, не исключает применение негласного наблюдения, прослушивания телефонных переговоров, агентурных операций и тому подобное. Тем не менее суд требует, чтобы вмешательство в частную жизнь и его степень были пропорциональными (соразмерными) и вызванными необходимостью. И что, возможно, еще важнее, такое вмешательство должно сопровождаться достаточными процессуальными гарантиями в отношении проведения и санкционирования таких мер с тем, чтобы избежать произвола, непредсказуемости и бесконтрольности.

Конституционный Суд РФ неоднократно рассматривал жалобы граждан на несоответствие Конституции РФ отдельных положений ФЗ об ОРД и иных законодательных актов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность.

Решения Конституционного Суда по этим жалобам подтвердили конституционность положений указанного закона, сформулировали правовые позиции, имеющее существенное значение для правоприменительной практики.

В ряде определений Конституционного Суда (от 14 июля 1998 года № 86-О, от 4 февраля 1999 года № 18-О, от 21 мая 1999 года № 102-О, от 6 марта 2001 года № 58-О) рассматриваются заявления, оспаривающие конституционность положений ст. 5 ФЗ об ОРД, регламентирующей защиту государственной тайны в этой деятельности.

Конституционным Судом отмечено, что оперативно-розыскная деятельность объективно невозможна без значительной степени секретности. Прежде всего это касается сведений о лицах, участвующих в ней или способствующих ее осуществлению. Проведение негласных оперативно-розыскных мероприятий с соблюдением требований конспирации и засекречивание сведений в области оперативно-розыскной деятельности само по себе не нарушает прав человека и гражданина, в том числе права на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

В то же время из положений ст. 5 ФЗ об ОРД следует, что лицо, в отношении которого проводились оперативно-розыскные мероприятия, даже если оно только полагает, то есть предполагает, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, вправе обжаловать их в вышестоящий орган, прокуратуру или в суд.

По смыслу ст. 5 ФЗ об ОРД во взаимосвязи с задачами оперативно-розыскной деятельности (ст. 2) и положениями, определяющими порядок и основания ведения дел оперативного учета (ст. 10), при неподтверждении данных о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, и, следовательно, при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела оперативно-розыскные мероприятия подлежат прекращению, что позволяет проверяемому лицу в порядке ч. 4 ст. 5 истребовать сведения о полученной о нем информации, а в случае отказа - обжаловать его в суд; при этом в процессе рассмотрения дела в суде обязанность доказывать обоснованность такого отказа возлагается на соответствующий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность. В процессе рассмотрения такой жалобы в суде орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию об обжалуемых действиях и их результатах, за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие (ч. 4 ст. 5). Эти исключения не могут препятствовать судье принять законное и справедливое решение, в том числе по восстановлению нарушенных прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда, как того требуют положения ч. 8 и 9 ст. 5 ФЗ об ОРД.

В случае признания необоснованным решение органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, об отказе в предоставлении необходимых сведений заявителю судья в соответствии с ч. 6 ст. 5 ФЗ об ОРД может обязать его предоставить заявителю сведения, предусмотренные ч. 3 данной статьи.

Что касается лиц, привлеченных в качестве обвиняемых по уголовному делу, то в соответствии с УПК они вправе знакомиться со всеми собранными в отношении их материалами по уголовному делу, включая доказательства, полученные с использованием оперативно-розыскных мероприятий, а также со сведениями об источниках этих доказательств и порядке их получения.

Таким образом, ФЗ об ОРД, в частности его ст. 5, гарантирует судебную защиту прав граждан от возможных нарушений в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий.

Относительно обжалования конституционности ст. 8 ФЗ об ОРД (определение от 18 декабря 2003 года № 498-О) на том основании, что ее положения позволяют сотрудникам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в целях задержания разыскиваемого лица проникать в жилище без согласия на то проживающих там лиц и без судебного решения, Конституционный Суд дал следующее разъяснение.

Статья 8 ФЗ об ОРД устанавливает, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации: о признаках противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших такое противоправное деяние; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Лишь в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, допускается проведение таких оперативно-розыскных мероприятий на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов.

Таким образом, ст. 8 ФЗ об ОРД не нарушает конституционных прав на неприкосновенность жилища, частной жизни, личную и семейную тайну.

В ряде заявлений в Конституционный Суд обжаловались законоположения, не допускающие участие защитника при проведении до возбуждения уголовного дела оперативно-розыскных мероприятий (например, такого, как проверочная закупка), направленных на изобличение лица в совершении преступления. По мнению заявителей, этим нарушается конституционный принцип равенства всех перед законом и их права на свободу и личную неприкосновенность, на государственную защиту прав и свобод, на получение квалифицированной юридической помощи.

В определении от 24 февраля 2005 года № 4-О отмечено, что требование об обеспечении права на помощь адвоката (защитника) не может быть распространено на случаи проведения в отношении лица оперативно-розыскного мероприятия в виде проверочной закупки в силу того, что указанное мероприятие носит характер безотлагательного и внезапного действия, подготавливаемого в условиях секретности, что исключает как предоставление лицу, в отношении которого проводится проверочная закупка, возможности свободно выбрать себе адвоката (защитника), так и привлечение адвоката к участию в этом мероприятии органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Это не означает лишение лица, в отношении которого проводится проверочная закупка, государственной защиты его прав и свобод и права на квалифицированную юридическую помощь, поскольку такое лицо в случае, если оно полагает, что в результате осуществления оперативно-розыскной деятельности были нарушены его права и законные интересы, имеет право обжаловать соответствующие действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокуратуру или в суд (ч. 3 ст. 5 ФЗ об ОРД). Кроме того, оно не лишается права при осуществлении, по завершении безотлагательных оперативно-розыскных мероприятий, последующей процессуальной деятельности требовать обеспечения ему квалифицированной юридической помощи адвоката (защитника) на общих основаниях.

Продолжение темы в следующих выпусках страницы “Правовое поле”.

Другие материалы раздела
СКОРОСТЬ ДОВЕРИЯ
Понятия “байкер” и “злостный нарушитель ПДД” как-то незаметно стали синонимами в нашем сознании. Хотя, если внимательнее присмотреться, это далеко не так.
КАК НЕ РАЗБУДИТЬ ЛИХО
Поволжье - уникальное место, где на берегах великой русской реки живут разные народы, соседствуют многие культуры, и вопросы взаимного уважения, толерантности приобретают здесь особое звучание. Взять Ульяновскую область, где испокон веков насчитывается свыше ста национальностей. Причем если в большинстве российских областей, расположенных в европейской части страны, русских свыше 90 процентов, то здесь их на сегодняшний день только 70 с небольшим. 14 процентов татар, за ними по численности следуют чуваши, мордва и все остальные. Традиционные конфессии представлены православием, исламом, а совсем недавно в Ульяновскую область приехал раввин. Собственно, иудеи были и раньше, но не было священнослужителя, который бы отправлял религиозные обряды. Администрация области выделила для этих целей помещение. Теперь можно сказать, что здесь есть и иудаизм. Для полного комплекта не хватает только буддизма. О том, как в этом непростом регионе, где представлено столько разноплановых культур, решаются проблемы межнациональных и межконфессиональных взаимоотношений, мы попросили рассказать помощника губернатора Ульяновской области, курирующего эти вопросы, Татьяну СЕРГЕЕВУ.
А ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ - НИЗШИЙ ЧИН ПОЛИЦИИ
Летом 1752 года среди московского градоначальства разразился скандал. Перед самым приездом императрицы Елизаветы в Москву был заслушан доклад генерал-прокурора о подготовке к торжественной встрече. А из него следовало, что даже близ Триумфальных ворот, воздвигнутых из патриотических побуждений горожанами, прилегающая площадь с пустующими лавками буквально до крыш завалена грязью, навозом, мусором. Причем свезли сюда нечистоты с улиц, которые тщательно очищались дворниками в плане подготовки к тому же самому визиту царицы.
Будущее - за универсалами
В прошлом номере газеты “Щит и меч” мы сообщали о прошедшей в Георгиевском зале Кремля встрече сотрудников подразделений спецназначения силовых министерств и ведомств России. О задачах, возложенных на спецподразделения внутренних войск МВД России, нашему корреспонденту Сергею ДЮЛЬДИНУ рассказал заместитель начальника Главного штаба внутренних войск МВД России - начальник Разведывательного управления генерал-лейтенант Сергей КУЦОВ.
ВРЕМЯ НОВЫХ ЦЕНТУРИОНОВ
Пять лет назад Указом Президента России Владимира Путина в стране были созданы федеральные округа. Тогда же, в сентябре 2001-го, приказом министра внутренних дел России было создано Главное управление по Центральному федеральному округу. Сегодня мы предлагаем эксклюзивное интервью с начальником Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу полковником милиции Александром БАСТРЫКИНЫМ.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru