Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2009 год

СЛАВА ЕГО ПРИНАДЛЕЖИТ РОССИИ

Алексей Ермолов - одно из самых громких имен России первой половины XIX века... Умница, красавец, громадного роста и невероятной силы (по свидетельству очевидцев, он мог одним ударом сабли отрубить голову буйволу), образец воинского и гражданского мужества. Это он получил свой первый Георгиевский крест по представлению самого Суворова. Это он совершил чудеса храбрости и самоотверженности в Бородинском сражении. И это он на вопрос императора Александра I: “Чем я могу отблагодарить вас, генерал?” дерзко ответил: “Сделайте меня немцем, Ваше Величество” (намекая на засилье в российской службе лиц иностранного происхождения). И это о нем гениальный Пушкин написал в “Кавказском пленнике”: “Смирись, Кавказ: идет Ермолов”. И хотя официально титула наместника Алексей Ермолов не носил (он будет учрежден позже), но именно он первым получил неофициальный, но гордый титул “проконсул Кавказа”. С него мы и начинаем серию публикаций о кавказских наместниках.

Алексей Ермолов - одно из самых громких имен России первой половины XIX века... Умница, красавец, громадного роста и невероятной силы (по свидетельству очевидцев, он мог одним ударом сабли отрубить голову буйволу), образец воинского и гражданского мужества.
Это он получил свой первый Георгиевский крест по представлению самого Суворова. Это он совершил чудеса храбрости и самоотверженности в Бородинском сражении. И это он на вопрос императора Александра I: “Чем я могу отблагодарить вас, генерал?” дерзко ответил: “Сделайте меня немцем, Ваше Величество” (намекая на засилье в российской службе лиц иностранного происхождения). И это о нем гениальный Пушкин написал в “Кавказском пленнике”: “Смирись, Кавказ: идет Ермолов”.
И хотя официально титула наместника Алексей Ермолов не носил (он будет учрежден позже), но именно он первым получил неофициальный, но гордый титул  “проконсул Кавказа”. С него мы и начинаем серию публикаций о кавказских наместниках.

Впервые на Кавказ Ермолов попал еще в царствование Екатерины, едва начав свою боевую карьеру в качестве капитана артиллерии. Он принимал участие в военной экспедиции, известной как Персидский поход графа Зубова. 35-тысячный Каспийский корпус взял тогда Дербент, считавшийся воротами в Персию. Занят был весь прибрежный Дагестан и покорены все ханства восточного Закавказья. Передовые кавалерийские отряды перешли Куру, и дорога на Тегеран была открыта.

В том походе Ермолов получил Владимирский крест и чин подполковника. Возможно, уже тогда он пришел к мысли, которую высказал и осуществил много лет спустя: “Кавказ - это огромная крепость, защищаемая полумиллионным гарнизоном. Штурм будет стоить дорого, так поведем же осаду...”

Но столь удачно начавшаяся служба оказалась не такой уж безоблачной. При непредсказуемом Павле Ермолов угодил даже в Петропавловскую крепость, а затем и в ссылку. При Александре I - выдержал долгую неприязнь всесильного Аракчеева.

В 1816 году последовало назначение на Кавказ. К этому времени 39-летний Ермолов имел чин генерал-лейтенанта, был награжден орденами святого Георгия трех степеней и святого Владимира, получил золотую шпагу с надписью “За храбрость”. Он был назначен командиром Отдельного Грузинского (с 1820 года - Кавказского) корпуса и управляющим гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях. То есть сосредотачивал в своих руках всю полноту военной, полицейской и гражданской власти.

За годы своего “проконсульства” Ермолов провел череду глубоких преобразований. Прежде всего позаботился о войсках: облегчил (учитывая горный характер театра войны) амуницию, зато прибавил провианта и денег, убрал гарнизоны из гиблых мест. Строил дороги, казенные здания, наладил почту. Установил дипломатические отношения с Персией и продвинул на юг российские границы. При нем в Тифлисе начала выходить первая газета на грузинском языке. Изменилась и сама стратегия военных действий. Он первым начал рубить просеки и медленно, но неуклонно двигал в горы кордонные линии и крепости. За девять лет он многое сумел изменить на Кавказе, но многое изменилось и в самой России. Взошедший на престол Николай I не больно-то благоволил к генералу. Ко всему прочему Ермолов промедлил с присягой в декабре 1825 года своих войск Николаю. Опасались даже, что он идет с Кавказским корпусом на помощь восставшим. На следствии декабристы Якубович и Пестель показали, что Ермолов хотел отделить Кавказ от России и стать во главе новой династии. А фельдъегерь, прибывший с известием о том, что Кавказский корпус спокойно присягнул Николаю, от себя добавил: “Иначе и быть не могло. Прикажи Алексей Петрович, войска присягнут и шаху персидскому”.

Это высказывание оказалось для Ермолова роковым. С началом персидской войны на Кавказ, на его место, был послан генерал Паскевич. Ермолов же, незаслуженно обвиняемый в том, что затеял войну, и в том, что сам же оказался к ней не готовым, подал в отставку.

В “Путешествии в Арзрум” Пушкин писал, что, говоря о победах Паскевича, Ермолов заметил: “...они одержаны слишком дорогой ценой. Можно было бы сберечь людей и издержки...” Сберечь людей... Именно поэтому Ермолова так любили в армии. Никакой другой военачальник, руководивший кавказскими войсками, такой любви не был удостоен. А стратегия, к которой русское командование после очень долгих неудач и огромных потерь вынуждено было прибегнуть в войне с горцами, была стратегией Ермолова.

Личность Ермолова никогда не была обделена вниманием литераторов. Хоть и дают они порой противоречивые оценки, но именно из всего этого многообразия и можно сложить объективный портрет этого незаурядного человека. Недаром сам Ермолов говорил: “Поэты есть гордость нации”. Они платили ему тем же вниманием: “С первого взгляда я не нашел в нем ни малейшего сходства с его портретами, писанными обыкновенно профилем. - Так писал Пушкин о встрече с ним. - Лицо округлое, огненные, серые глаза, седые волосы дыбом. Голова тигра на геркулесовом торсе... Когда же он задумывается и хмурится, то он становится прекрасен и разительно напоминает поэтический портрет, писанный Довом” (портрет, написанный английским художником Джорджем Доу для галереи героев войны 1812 года в Зимнем дворце). Известно и письмо Пушкина, в котором он высказал намерение издать записки Ермолова или даже быть его историком: “...Ваша слава принадлежит России, и Вы не вправе ее утаивать... Прошу Вас удостоить меня чести быть Вашим издателем”. Несколько месяцев в тифлисской канцелярии Ермолова прослужил лицейский друг Пушкина Вильгельм Кюхельбекер. Он посвятил оду “своему герою” и до конца дней причислял себя к “ермоловцам”. Кондратий Рылеев в стихотворении “А. Ермолову” призывал его “спасать сынов Эллады”, то есть во главе войск спешить на помощь грекам, поднявшим восстание против владычества турок.

Среди декабристов Ермолов пользовался огромной популярностью. С ним, видимо, связывали определенные надежды, оказавшиеся, к их разочарованию, совершенно неоправданными, о чем впоследствии с горечью кто-то из них писал: “Ермолов мог предупредить арестование стольких лиц и казнь пяти мучеников; мог бы дать России конституцию, взяв с Кавказа дивизию пехоты, две батареи артиллерии и две тысячи казаков, пойдя прямо на Петербург... Помещики-дворяне не смели бы пикнуть и все до одного присоединились бы к грозной армии, ведомой любимым полководцем. Это было бы торжественное шествие здравого ума, добра и будущего благополучия России. Но Ермолов был всегда только интриган и никогда не был патриотом...”

О Ермолове писали и Жуковский, и Полежаев, и Бестужев. Грибоедов несколько лет служил на Кавказе при Ермолове и считал его “одним из самых умнейших и благонамереннейших людей в России”. Получив в крепости Грозной приказ об аресте Грибоедова по делу о 14 декабря, Ермолов предупредил об этом поэта, и тот успел сжечь все компрометирующие его бумаги.

Словом, недаром писать о Кавказе и обойтись без Ермолова было невозможно. Пушкин по дороге в Грузию сделал двести лишних верст и заехал в Орел, чтобы познакомиться с ним. Лермонтов упомянул Ермолова четыре раза: дважды в “Герое нашего времени”, в очерке “Кавказец” и в стихотворении “Валерик”.

Знаменитый поэт и партизан Денис Давыдов был двоюродным братом Ермолова и всегда относился к нему с благоговейным почтением. В его военных записках имя Ермолова встречается едва ли не на каждой странице.

“Примерная и столь редко встречающаяся бережливость относительно казенных денег и людей, - читаем в записках Давыдова, - умение увлекать за собою тысячи людей одними высокими качествами ума и сердца и побуждать их к благотворной  деятельности справедливо стяжали ему завидную славу и искреннее уважение современников”.

В конце своей службы на Кавказе попавший в опалу Ермолов выехал из Тифлиса в той же простой рогожной кибитке,  в которой десять лет назад приехал сюда.

Николай I впоследствии вернул его на службу и назначил членом Государственного совета, отправив боевого генерала в собрание престарелых сановников.

Неординарный Ермолов (такого еще не знала наша история) написал царю прошение об увольнении его от... заседаний.

Умер Ермолов на 84-м году жизни и был похоронен в Орле. Перед могилой установили лампаду, устроенную из чугунной гранаты, со скромной надписью: “Служащие на Гунибе кавказские солдаты”. (Высокогорный Гуниб - последнее пристанище Шамиля, там он был пленен спустя тридцать лет после того, как Ермолов навсегда покинул Кавказ.) Тем не менее, когда Шамиля привезли в Москву и спросили, что он хочет увидеть, грозный имам, не задумываясь, ответил: “Прежде всего - Ермолова”.

Согласитесь, такое признание врага многого стоит.

Юрий ДОЙНИКОВ

Другие материалы раздела
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ "ДИНАМО" ЕЩЁ НЕ ДОПИСАНА
В Москве состоялись финальные соревнования III Спартакиады Всероссийского физкультурно-спортивного общества “Динамо” по служебно-прикладным видам спорта среди сборных команд динамовских организаций федеральных округов Российской Федерации.
ЗА СЛОВО МОГУТ УБИТЬ
Убийство Анны Политковской, возможно, выгодно прежде всего недругам России, которые, видя, что страна, несмотря на все трудности нынешнего времени, уверенно движется по пути возрождения и прогресса, пытаются таким образом подлить масла в огонь, взбудоражить мнение россиян и международной общественности в выгодном для себя свете.
ПРИОРИТЕТНАЯ ЗАДАЧА С НЕИЗВЕСТНЫМИ
Дружелюбно виляя хвостом, безродный пес бежит на полшага позади двух милиционеров, совершающих очередной обход музея деревянного зодчества, раскинувшегося под открытым небом в 25 километрах от Архангельска. Вислоухий “двортерьер” прибился год назад и с тех пор добросовестно несет вахту вместе с сотрудниками Ломоносовского отдела вневедомственной охраны. Наряды работают сутки через трое, и лишь пес не знает выходных. Он уже стал чем-то вроде талисмана для милиционеров, охраняющих этот уникальный объект.
Аксакал на службе джамаата
Эта операция началась ровно в 6 часов 15 минут на Харьковской улице столицы Дагестана. Интересующий оперативников дом был окружен заранее в полной тишине. Бойцы МВД Дагестана и республиканского Управления ФСБ взяли под контроль все прилегающие улочки и все соседние подворья. На крышах домов засели снайперские расчеты. Силовики готовились штурмовать дом и, судя по всему, ожидали, что встретят жесткое сопротивление. Именно такой сценарий предвещала оперативная информация - в доме засели трое бандитов из джамаата “Шариат”, входившие в окружение главаря Расула Макашарипова по кличке Муслим.
ДОРОГА В НИКУДА
Крупная автомобильная катастрофа под Краснодаром вновь заставила средства массовой информации заговорить о проблеме обеспечения безопасности дорожного движения.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru