Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2009 год

И ПОЛЕЗЛИ ИЗ ЩЕЛЕЙ

Итак, год 1827-й. В рогожной кибитке без свиты и охраны 55-летний “проконсул Кавказа” генерал Ермолов навсегда покидает Тифлис. Опала. В вину поставлено многое. И нелицеприятные высказывания в адрес государя и лиц его окружения. И неуступчивый характер. И симпатии к декабристам. И жестокость в ведении военных действий, которой он отвечал на зверства противоборствующей стороны... Последней каплей терпения царя стало публичное повешение в центре Тифлиса дагестанского муллы. Из столицы последовал строгий выговор. Затем - отставка.

НАМЕСТНИКИ

Итак, год 1827-й. В рогожной кибитке без свиты и охраны 55-летний “проконсул Кавказа” генерал Ермолов навсегда покидает Тифлис. Опала. В вину поставлено многое. И нелицеприятные высказывания в адрес государя и лиц его окружения. И неуступчивый характер. И симпатии к декабристам. И жестокость в ведении военных действий, которой он отвечал на зверства противоборствующей стороны... Последней каплей терпения царя стало публичное повешение в центре Тифлиса дагестанского муллы. Из столицы последовал строгий выговор. Затем - отставка.

Так один за другим уходили с политической и военной карьеры победители Наполеона. Уходила эпоха. Двоюродный брат генерала-героя Денис Давыдов позже напишет:

...То был век богатырей!

Но смешались шашки,

И полезли из целей

Мошки да букашки.

“Полезли” они и на Кавказе. Что мы знаем сегодня, читатель, о таких генералах, как Паскевич, Розен, Головин, Нейдгардт? Практически ничего. Кроме того что в последующие за отставкой Ермолова неполных полста десятка лет они, один за другим, сменяли друг друга на посту кавказского наместника.

“...Они все кидались, - как сообщил один дореволюционный научный сборник, - на дикие кручи Дагестана и только даром губили наши превосходящие войска, ибо и для русских героев есть невозможное”.

Как это частенько бывало и водится в России, новый наместник генерал Иван Паскевич начал со сбора компромата на своего предшественника. Причем составлением всех официальных рапортов от лица наместника занимался... автор “Горя от ума” Александр Грибоедов, вернувшийся после ареста на Кавказ и состоящий чиновником в наместнической канцелярии. (Кстати, своим спасением от репрессий, связанных с декабрем 1825-го, Грибоедов во многом обязан был именно Алексею Ермолову.) Тем не менее вот образец одного из рапортов на имя Николая I: “Вообще при предшественнике моем злоупотребления начальств доходили до высочайшей степени. Часть финансовая в совершенном запущении, контроля в израсходовании казенных сумм не существовало вовсе... Народ же, страдая от местных начальников, более и более терял чувство привязанности к российскому правительству, и наконец неприязнь к оному сделалась общей”.

Рапортов и других бумаг, подобных этой, через канцелярию наместника (то есть через руки великого писателя) проходили сотни. Подсчитывались заколотые, запоротые по приказанию Ермолова... Перечислялись вопиющие злоупотребления военных приставов (говоря сегодняшним языком, военных комендантов), которые подменяли собой местную гражданскую и полицейскую власть во всех завоеванных провинциях. Надо отдать должное Паскевичу. Многие из заворовавшихся приставов с его подачи были разжалованы в солдаты и даже попали в Сибирь. Но, как зачастую у нас случается, большинство из наказанных оказывались мелкими “стрелочниками”.

Такова была гражданская часть деятельности нового наместника.

Что же касается военной, то здесь наступил период относительного затишья. По крайней мере, в действиях против мятежных горцев. Ко всему прочему, в 1827 году Персия и Турция вероломно вторглись в российские пределы. Начались жестокие бои в районе крепостей Эривани (нынешний Ереван), Карса, Арзрума (вспомните пушкинское “Путешествие в Арзрум”). Естественно, все силы Кавказского корпуса были брошены на отражение агрессора.

Ну а пока генерал Паскевич разгонял погрязший в коррупции чиновничий аппарат и бомбардировал Санкт-Петербург доносами на своего предшественника, в горах, приграничных аулах Чечни и Дагестана “неверным”, то есть русским, был объявлен газават - священная война. Возглавили ее лидеры, последователи ранее известного исламского религиозного течения - мюридизма.

Вот в это-то время, дабы еще раз показать горцам, что с кровавым ермоловским “беспределом” покончено, на Кавказе была объявлена... амнистия.

Благо и повод подходящий нашелся.

“По случаю благополучно оконченных войн с Персией и Турцией... всех вообще, без суда сосланных из сего края в Сибирь и другие места за измену и неблагонадежность, возвратить на прежнее жительство и вместе со всемилостивейшим прощением возвратить им отобранные у них имения...”

Так гласил Высочайший рескрипт 1830 года.

И что последовало далее? Нетрудно догадаться: сотни амнистированных тут же влились в боевые отряды  и вскоре уже был осажден Владикавказ, перерезана Военно-Грузинская дорога, штурмовались крепости Грозная, Бурная, Кизляр (причем в Кизляре было полностью вырезано все многотысячное население).

Естественно, после такого итога неполных четырех лет наместнической деятельности император спешно отзывает с Кавказа генерала Ивана Паскевича. (Направляется он на подавление очередного польского восстания.) Новым же кавказским наместником назначен барон Григорий Розен.

Другие материалы раздела
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ "ДИНАМО" ЕЩЁ НЕ ДОПИСАНА
В Москве состоялись финальные соревнования III Спартакиады Всероссийского физкультурно-спортивного общества “Динамо” по служебно-прикладным видам спорта среди сборных команд динамовских организаций федеральных округов Российской Федерации.
ЗА СЛОВО МОГУТ УБИТЬ
Убийство Анны Политковской, возможно, выгодно прежде всего недругам России, которые, видя, что страна, несмотря на все трудности нынешнего времени, уверенно движется по пути возрождения и прогресса, пытаются таким образом подлить масла в огонь, взбудоражить мнение россиян и международной общественности в выгодном для себя свете.
ПРИОРИТЕТНАЯ ЗАДАЧА С НЕИЗВЕСТНЫМИ
Дружелюбно виляя хвостом, безродный пес бежит на полшага позади двух милиционеров, совершающих очередной обход музея деревянного зодчества, раскинувшегося под открытым небом в 25 километрах от Архангельска. Вислоухий “двортерьер” прибился год назад и с тех пор добросовестно несет вахту вместе с сотрудниками Ломоносовского отдела вневедомственной охраны. Наряды работают сутки через трое, и лишь пес не знает выходных. Он уже стал чем-то вроде талисмана для милиционеров, охраняющих этот уникальный объект.
Аксакал на службе джамаата
Эта операция началась ровно в 6 часов 15 минут на Харьковской улице столицы Дагестана. Интересующий оперативников дом был окружен заранее в полной тишине. Бойцы МВД Дагестана и республиканского Управления ФСБ взяли под контроль все прилегающие улочки и все соседние подворья. На крышах домов засели снайперские расчеты. Силовики готовились штурмовать дом и, судя по всему, ожидали, что встретят жесткое сопротивление. Именно такой сценарий предвещала оперативная информация - в доме засели трое бандитов из джамаата “Шариат”, входившие в окружение главаря Расула Макашарипова по кличке Муслим.
ДОРОГА В НИКУДА
Крупная автомобильная катастрофа под Краснодаром вновь заставила средства массовой информации заговорить о проблеме обеспечения безопасности дорожного движения.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru