Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2009 год

КТО ОТВЕТИТ ЗА БАЗАР

Сегодня в стране осуществляется национальный проект “Развитие АПК”. Главная цель всех национальных проектов - повысить благосостояние граждан, сделать их жизнь более качественной. Большинство колхозников и фермеров, которых сегодня в стране насчитывается около 40 миллионов, вряд ли могут похвастаться высоким уровнем жизни на селе. Потому что вместо рыночной экономики их жизнь стал регулировать дикий рынок. Тот рынок, который сегодня создан кланом перекупщиков и торговцев, скупающих сельскохозяйственную продукцию по грабительски заниженным ценам и наживающихся на горожанах, продавая им товар уже по запредельно высоким.

Сегодня в стране осуществляется национальный проект “Развитие АПК”. Главная цель всех национальных проектов - повысить благосостояние граждан, сделать их жизнь более качественной. Большинство колхозников и фермеров, которых сегодня в стране насчитывается около 40 миллионов, вряд ли могут похвастаться высоким уровнем жизни на селе. Потому что вместо рыночной экономики их жизнь стал регулировать дикий рынок. Тот рынок, который сегодня создан кланом перекупщиков и торговцев, скупающих сельскохозяйственную продукцию по грабительски заниженным ценам и наживающихся на горожанах, продавая им товар уже по запредельно высоким. При огромных сверхприбылях рыночных спекулянтов госбюджет недополучает огромные суммы налогов. Засилье же мигрантов на сельскохозяйственных рынках, в основном “лиц кавказской национальности”, подогревает националистические настроения обывателей. Торговцев называют не иначе как “рыночная мафия”. “Мафия” в переводе с итальянского - “произвол”, “насилие”, “самоуправство”. Это очень точная характеристика того, что сегодня происходит на рынке сельхозпродукции.

Непристойное предложение
Зимние морозы, грянувшие в начале года, ощутимо сказались не только на состоянии энергосистем страны, но и на потребительском рынке. Вследствие временного отсутствия свежего завоза овощей и фруктов на них резко подскочили цены. Стало понятно, что уложиться в заданные правительством параметры инфляции 8,5 - 9 процентов при таком положении дел станет невозможно. Были предприняты срочные меры, чтобы сбить рост цен, главным образом путем интервенций на продовольственный рынок более дешевой продукции с плодоовощных баз, введения льготных тарифов на железнодорожные перевозки фруктов. Но, к сожалению, испытанные средства в этом году не принесли ожидаемых результатов. По данным Росстата, с начала года цены на плодоовощную продукцию взлетели более чем на 35 процентов. Как всегда, это больнее всего ударило по пенсионерам и другим социально незащищенным гражданам, для которых недорогие картошка с капустой всегда являлись основными продуктами на столе. В несомненном выигрыше остались лишь торговцы, положившие себе в карман дополнительные прибыли.

Но к той картошке, капусте и морковке, что сегодня продаются на рынке, зимние морозы не имеют никакого отношения. Овощи, как известно, сажаются уже по весне. А весна в России была теплая. Мало того, Оренбургскую область в этом году, например, поразила столь небывалая засуха, что привычную пшеницу здесь решили не сеять, а занялись выращиванием бахчевых. И собрали столь богатый урожай, что девать некуда. Вот этот самый урожай и пошел в различные регионы России под видом астраханских арбузов. По розничной цене 10 - 12 рублей за килограмм. В то время как на рынках Оренбуржья полосатую ягоду отдавали по десять рублей за... десятикилограммовый плод. Откуда ж такие высокие цены, скажем, в столице? Или почему, например, излюбленный покупателями виноград кишмиш, приехавший из солнечного Узбекистана, где был скуплен по пять рублей за кило, продается здесь в десять раз дороже? Или почему астраханские помидоры предлагаются на рынке по цене импортных?

По данным московской мэрии, в последние годы между оптовыми и розничными ценами образовалась пропасть. Например, по официальным данным, в сегодняшний летне-осенний сезон розничные цены превышают оптовые по картофелю на 70, луку репчатому - на 75, по капусте - на 76, по свекле - на 150, по моркови - на 165 процентов. Впрочем, официальные данные, как видно, не отражают реального положения дел. В действительности розничные цены зачастую превышают закупочные в 5 - 10 раз. И всю эту сверхприбыль в карман кладут торговцы, а не производители фруктов-овощей, вынужденные отдавать свою продукцию перекупщикам за бесценок. Вынужденные, поскольку сбыть свой товар самостоятельно на рынке производителям сегодня практически нереально.

 Теоретически любой фермер или владелец дачного участка должен быть беспрепятственно допущен за прилавок, предъявив справку из поселкового совета, что вырастил овощи самолично на своем приусадебном участке. На деле торговых мест для частника на рынке просто не оказывается. Все они давно арендованы на год вперед. А у ворот его машину с картошкой, привезенной для продажи, обступают торговцы из стран ближнего зарубежья, предлагая продать товар оптом по цене, иногда едва-едва покрывающей производителю расходы на потраченный бензин. Объездив несколько рынков и поняв, что картина везде одинаковая, фермеры, чтобы не понести окончательные убытки, чаще всего соглашаются на предложение, от которого уже не могут отказаться. И на следующий год, наученные горьким опытом, уже не везут свои овощи-фрукты в город. А, кляня на чем свет стоит торговую мафию, послушно ждут грабителей-перекупщиков, которые сами приедут за товаром. И отдают свои помидоры, скажем, всего по 3 рубля, прекрасно зная, что на рынке плоды их труда продадут уже по 30 - 40. Но выбора у них нет.

Когда-то в каждом сельском рай-оне работали заготконторы, пищеплодокомбинаты, сушильные и даже винные цеха. Имелись агенты-заготовители, которые буквально ходили по дворам и закупали у населения излишки продукции. В городе же были овощная база и доступный любому селянину колхозный рынок. Сегодня заготовительный, перерабатывающий и снабженческо-сбытовой механизм нарушился. Муниципальных рынков в той же столице практически не осталось, подавляющее число бывших колхозных рынков сданы в аренду предпринимателям. Это они сегодня устанавливают там “рыночную” экономику.

Крестьянин торговцу не конкурент
О том, что такое “свободная” торговля на частном рынке, не понаслышке знают сотрудники подразделений по борьбе с экономической преступностью. Был период, когда в рамках профилактической операции “Сфера”, проводившейся на плодоовощных рынках, им ежегодно приходилось влезать в шкуру колхозников и, как говорится, удалось прочувствовать все прелести рыночной диктатуры на себе. Речь идет о проведении оперативных экспериментов, когда сыщики, правдами и неправдами прорвавшись на торговые площади, пытались продать, например, партию арбузов или картошки по более низкой, чем у торговцев-завсегдатаев, цене. Не проходило и получаса, как к “экспериментатору” подходили “люди с кавказским акцентом” и недвусмысленно заявляли, что если он не прекратит это безобразие, то лучше ему и не знать, что его ожидает. Иные, впадая в ярость от такой наглости “новичка”, сопровождали свои угрозы демонстративным уничтожением его товара. Дебоширов тут же вязали, везли в околоток, но до уголовных дел чаще всего даже не доходило. А горячие рыночные парни отделывались штрафами за хулиганские выходки.

По мнению практиков, сегодня подобного рода мероприятия вообще сходят на нет. И не только оттого, что не влекут за собой возбуждения уголовных дел. Но и оттого, наверное, что рыночная мафия стала умнее и сотрудника милиции уже за версту чует. Недавно в одном из регионов сотрудники БЭП решили вспомнить порядком подзабытое старое и пригнали на рынок машину картошки. По божеской, естественно, а не рыночной цене. Через несколько минут тихо, без споров и драки, по этой самой цене вся картошка была скуплена у оперативника оптом. На этом, собственно, оперативный эксперимент и закончился, едва начавшись.

Никто сегодня не спорит с тем, что рыночная торговля монополизирована определенными коммерческими структурами, пресекающими здоровую конкуренцию. Все знают, что на рынках сегодня наблюдаются ценовые сговоры, ограничивается свободный доступ сельхозпроизводителей или последних просто выживают. И, казалось бы, данные нарушения должны выявляться и пресекаться Федеральной антимонопольной службой. Ведь еще с 1991 года в России введен в действие Закон “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”. Только действует ли он? Оказывается, весьма выборочно. По разъяснениям специалистов ФАС, закон направлен против монополистов, занимающих доминирующее положение на рынке: то есть крупных хозяйствующих субъектов, которые владеют на рынке определенного товара долей более чем в 35 процентов. В начале года Федеральная антимонопольная служба во исполнение решения Правительства России осуществляла проверку соблюдения антимонопольного законодательства на товарных рынках плодоовощной продукции. И пришла к любопытным выводам. Согласно отчету службы грандиозная общероссийская проверка территориальными органами ФАС не выявила “фактов злоупотреблений доминирующим положением, антиконкурентных соглашений, ограничения доступа производителей и продавцов плодоовощной продукции к оптово-розничной сети, а также административных и иных барьеров, ограничивающих конкуренцию”. Мало того, ФАС было сделано еще одно собственное “открытие”: “Рынки плодоовощной продукции являются конкурентными. В подавляющем большинстве случаев ни один из хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность в системе оптово-розничной торговли как на федеральном, так и на региональном уровнях, не занимает доминирующего положения”. Читай, антимонопольная служба просто умыла руки. Рынки, мол, не ее епархия. Слишком мелко.

Нет ничего странного в том, что ответственными за порядок на потребрынке в конечном счете, как обычно, назначают органы внутренних дел. Они, по замыслу госчиновников, и должны заниматься его декриминализацией. И действительно, в Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 года включена статья 178, предусматривающая уголовную ответственность за “монополистические действия, совершенные путем установления монопольно высоких или монопольно низких цен, а также ограничение конкуренции путем раздела рынка, ограничения доступа на рынок, устранения с него других субъектов экономической деятельности, установления или поддержания единых цен хозяйствующим субъектом”. Однако со времени своего введения статья показала практически полную свою недееспособность.

В прошлом году, по словам замначальника отдела по борьбе с преступлениями в сфере нарушения антимонопольного законодательства ДЭБ МВД России полковника милиции Андрея Кирикова, по данной статье было возбуждено всего 6 уголовных дел, годом раньше - 10. В прошлом году в суд из них попало всего 7. Лишь по одному из них был вынесен обвинительный приговор, во всех остальных случаях имело место “деятельное раскаяние” обвиняемых. Но даже среди этих единиц “рыночных” дел нет. Уголовно наказуемыми правоприменители сегодня считают лишь те действия, которые причинили крупный ущерб государству, обществу или отдельным участникам экономической деятельности. Крупным же ущербом в данной статье признается сумма, превышающая... один миллион рублей. Вот и получается, что колхозник с его дешевой морковкой и смехотворными, по мнению закона, убытками - вовсе не потерпевший. Однако отсутствие здорового рынка сбыта сельхозпродукции - отнюдь не частная проблема производителя, а убытки, которые несет государство вследствие сложившегося положения дел, исчисляются уже не миллионами, а десятками миллиардов рублей.

Рыночный Клондайк для мафии
- Сегодня рынки - это огромный и практически неподконтрольный клондайк, более 60 процентов оборота которого приходится на теневой сектор, - говорит заместитель начальника отдела по выявлению и пресечению налоговых преступлений в сфере торговли и услуг Управления по налоговым преступлениям ГУВД города Москвы майор милиции Максим Самсонов. - И это по самым скромным подсчетам.

Схема ухода от налогообложения, по словам Самсонова, везде одна и та же. Директор рынка обычно сдает торговые площади в аренду некой управляющей компании и, теоретически, умывает руки. Управляющая компания распределяет эти площади между частными предприятиями, занимающимися торговлей. Торговые места делятся между “своими” продавцами. Последние платят за аренду мест управляющей компании, управляющая компания - директору рынка. Все счастливы и довольны. Полная рыночная идиллия. Вот только когда налоговики начинают разбираться, вдруг оказывается, например, что директор управляющей компании - бомж или пьяница, который не в состоянии вразумительно объяснить, как ему доверили управление целым рынком. А торговые компании - вообще призраки. На бумаге они есть, в реальности - никто и никогда не видел их руководителей. Потому как оформлены эти фирмы по утерянным паспортам. Остается только гадать, кому и как выплачиваются арендные платежи. При этом в бухгалтерских документах фирм-призраков все оказывается очень гладко. Комар носа не подточит. Вот только показываемые цифры далеки от реальности. Так, официально с одного торгового места взимается в среднем около 3 тысяч рублей в месяц. Неофициально любой торговец не под запись объяснит, что платить ему приходится минимум в десять, а то и в двадцать раз больше. Наличными. И, естественно, минуя кассу. Итого - от тысячи до 2 тысяч долларов в месяц с одного торгового места уходит в теневой сектор. В прошлом году предприятия потребительского рынка внесли в столичную казну налогов на 9 миллиардов рублей. Можно предположить, что бюджет недополучил сумму, превышающую официальную как минимум в десять раз. А посему удивляться, отчего картошка с моркошкой на рынках оказываются “золотыми”, уже не приходится. Перекупщики закладывают в стоимость партии овощей убытки, которые они несут по пути следования до рынка, а это, помимо расхода бензина, еще и отчисления в виде взяток на постах ДПС за беспрепятственный проезд фуры. Торговцы же просто закладывают в стоимость товара свои убытки от теневых поборов рыночных “управленцев”. Плюс - убытки от многочисленных штрафов, а то и просто откровенных поборов различных контролирующих органов.

- Сегодня более половины рынков столицы - сфера влияния граждан Азербайджана, - говорит Самсонов. - А, как известно, у этого народа весьма развиты традиции взаимопомощи. Потому и торгуют на рынках в основном соплеменники владельца, иногда целыми селами. Впрочем, допускаются и продавцы из других республик постсоветского пространства, главное условие - чтобы они торговали круглогодично. Сельхозпроизводители, с их сезонными овощами и низкими ценами, с которых нечего взять, управляющим рынками не интересны. Отсюда и складывается на рынке постоянное сообщество “своих” торговцев, давно окрещенное обывателями “торговой мафией”. При проверках оказывается, что у большинства из них нет не только разрешения на работу, но зачастую регистрации. А, как известно, осуществление мигрантами трудовой деятельности без официального разрешения незаконно. И что? Платят очередную порцию мизерных штрафов и вновь возвращаются за прилавок. Впрочем, те, кто крутится в этом бизнесе уже не первый год, делают умнее - нанимают для торговли своим товаром российских граждан. Их же торговцы из ближнего зарубежья регистрируют и в качестве зиц-председателей различных ООО или в качестве частных предпринимателей, являясь фактическими арендаторами торгового места. Сегодня для частных предпринимателей созданы благоприятные условия по налогообложению: фиксированный вмененный налог на прибыль - в среднем каких-нибудь 700 с небольшим рублей в месяц. Это сумма, которую торговец с легкостью выручит за пару часов торговли. А издержки в его бизнесе - в основном транспортные плюс незначительные затраты при реализации купленного почти задарма сельхозтовара. Это пустяк по сравнению с вложенными крестьянами средствами на производство той же продукции. А если перекупщик работает по липовой справке о частном подворье и перепродает товар, купленный по дешевке у крестьянина при въезде на рынок, то он и вовсе платит только за торговое место.

- Проверка сельскохозяйственных рынков для налоговых полицейских - занятие неблагодарное, - говорит Максим Самсонов. - Потому что проконтролировать, сколько, чего и почем продал торговец, практически невозможно. Эти рынки - единственные на сегодняшний день торговые объекты, где не запрещена торговля без контрольно-кассовых машин. Какие средства прокачиваются через эти “черные дыры” потребительского рынка, мы можем только догадываться.

Впрочем, вот информация для размышления. Несколько лет назад еженедельник Stringer, ссылаясь на аналитиков азербайджанского журнала “Монитор”, приводил любопытные данные. Более 20 процентов оборотного капитала азербайджанцев в России приходится на сферу торговли. Суммарный оборот денег, заработанных азербайджанцами в России, - около 25 миллиардов долларов. Примерно половина из них приходится на Москву. На тот момент это были суммы, превышающие валовой продукт Азербайджана. Каковы эти суммы сейчас, похоже, никто не считал.

На что обычно тратятся теневые средства? Это общеизвестно. Они легализуются, будучи вложенными в недвижимость, ценные бумаги, золото, автомобили. Они, наконец, идут на взятки чиновникам, закрывающим при случае глаза на существование и процветание параэкономики. И не на эти ли средства на месте бывших колхозных рынков сегодня ведется массовое строительство дорогих торговых центров, вход в которые колхозникам будет окончательно заказан? И не оттого ли беспредел на рынках продолжает существовать многие годы, что кому-то удобно ловить рыбку в мутной воде?

Алена НОВИКОВА
Фото автора
и Елены НОВГОРОДЦЕВОЙ


 RNJ

Другие материалы раздела
ЗАЩИТИТЬ ЛЮДЕЙ ОТ ВЫМЫСЛА
Статфакт
На жилищном учете
ЗОЛОТАЯ РАПИРА "ДИНАМО"
Самосвал, следовавший в попутном направлении, вдруг резко затормозил и стал разворачиваться на проезжей части дороги. Реакция фехтовальщицы не подвела Горохову: “Бери вправо”, - скомандовала она водителю “Москвича”. И все же столкновения с “тяжеловесом” не удалось избежать. От удара в колесо самосвала автомобиль, в котором Горохова и ее подруги по команде ехали со сборов в Обнинске, отбросило вправо. Раздался скрежет металла, и машина нырнула в огромную кучу гравия. ...Очнулась Галина в институте Склифосовского. Сильно ныла правая рука, тупая боль пронизывала голову. От одной мысли о том, что она не будет снова выступать на соревнованиях, чтобы снова и снова звучал гимн нашей страны, честь которой отстаивала, становилось не по себе. “Я действительно так думала, - призналась мне всемирно известная спортсменка, - мы были другие, страна была другой, и выступали мы не за деньги, нами двигало чувство гордости за СССР...” Слушая Галину Евгеньевну, я пытался понять: откуда в ней такая уверенность в себе, несгибаемость, стремление быть первой, быть лидером во всем?
Социальный пакет или деньги?
Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ для определенной категории льготников установлены ежемесячные денежные выплаты, которые осуществляются за вычетом стоимости набора социальных услуг (стоимости социального пакета).
Слабое звено высоких технологий
Совсем недавно я стоял на “нейтралке” между Сирией и Ливаном. Пережидал, пока закончится очередной налет и можно будет ехать дальше. От разрывов бомб, гремевших буквально за соседней горой, гудела под ногами земля. И еще предстояло узнать и испытать, что после налета израильских бомбардировщиков дорога для нас станет почти на 300 километров длиннее - штурмовики полутонными бомбами перепахали и разорвали шоссе Домаск - Бейрут. Попасть в Бейрут можно было только кружным путем через Тартус… Теперь та война стала историей. Тела убитых преданы земле, разрушенные дома становятся стройплощадками. В вымершие города по обе стороны ливано-израильской границы возвращаются беженцы. Наступает время анализа, когда каждый старается понять, чем же была эта война, каковы ее причины и итоги.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru