Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

Индульгенция для наркоторговки

Мать заявила, что жить им с дочкой было не на что, потому и стала приглашать в свою квартиру наркоманов, которые за “услуги” оставляли часть дозы... для нее, мамаши.

Горячая тема
“Мамочка, я тебя люблю и обещаю хорошо учиться! Мама!!!” - написала девятилетняя девочка на листе бумаги. На этот помятый листок наркополицейские наткнулись совершенно случайно, когда проводили обыск в одном из владивостокских притонов. Рисунок валялся на подоконнике, возле него так же небрежно лежал использованный шприц. А рядом на столе - большой пакет с ними. Все шприцы были аккуратно помечены: одни перевязаны красной ниточкой, другие подписаны, на некоторых следы крови и на всех, как потом напишет в своем заключении эксперт, “следовые остатки опия”.
Объяснение “мамы” на суде просто обескуражило своим цинизмом.  Она  заявила, что жить им с дочкой было не на что, потому и стала приглашать в свою квартиру наркоманов, которые за “услуги” оставляли часть дозы... для нее, мамаши.
Кадры задержания этой дамы облетели все телеканалы Приморья. И все журналисты задавали один вопрос: а как же ребенок? Только сама мама этой девочки таких вопросов не задавала. Несколько лет назад ее уже судили за наркотики. Тогда она получила 5 лет условно...

Кто они, эти наркодамы? В основном низовое звено - розничные распространители, содержатели притонов. Некоторые сами употребляют наркотики. Ни образования, ни работы. Зато у многих есть дети. И как ни странно, именно они и спасают их от ответственности. В Приморье были десятки случаев, когда наркоторговкам грозил реальный срок наказания. И едва ли не в каждом втором подсудимая просила учесть ее беременность или то, что у нее на иждивении находится несовершеннолетний ребенок... Три года условно - это обычный приговор по совершенно “стандартному” уголовному делу по факту сбыта наркотиков.
27-летняя жительница Уссурийска Оксана Г. торговала героином. К этому ее якобы принуждал сожитель. Задержана на последнем месяце беременности. Суд учитывает это как смягчающее вину обстоятельство - приговор условный. Хочется, конечно, верить, что ребенок действительно спасет ее от дальнейших ошибок. Но, к сожалению, обратных примеров намного больше.
Так, неоднократно судимую (в том числе за хранение наркотиков) 27- летнюю цыганку из Артема Анжелику Г. органы наркоконтроля задержали за сбыт опия ровно через год после ее условно-досрочного освобождения. Очередной приговор - 4 года с отсрочкой исполнения на 5 лет, пока ее ребенку не исполнится 14 лет.
В августе 2003 года за сбыт героина 7 лет условно получила Наталья А. Через год вновь оказалась под следствием. Опять героин, опять ч. 4 ст. 228 УК РФ. И… отсрочка приговора до достижения ребенком 14 лет. Можно торговать дальше?
Наверное, это гуманно - оставлять мать с ребенком. Вот только примеры из практики заставляют задуматься: чему такая мать научит? В небольшой истории приморского наркоконтроля есть примеры создания “семейного бизнеса” наркоторговок. Так, например, жили в Уссурийске в бараке на окраине города двое детишек - 8 и 6 лет. А их бабушку и маму, организовавших в своей квартире притон, задержали сотрудники уссурийского межрайонного отдела наркоконтроля. Женщины продавали “химку” (смесь гашишного масла с табаком) и предлагали покупателям, “чтобы не попались милиции”, выкуривать ее прямо на месте.
Или еще пример: 30-летняя жительница небольшого приморского городка Арсеньев, мать двоих детей, устроила из своей квартиры притон. Плата за возможность “уколоться и забыться” - доза для себя. За день через квартиру проходили больше десятка наркоманов. И так каждый день. Чего насмотрелись и чему научились дети в таком “семейном гнездышке”, остается только догадываться.
А еще руками детей, оказывается, очень удобно продавать наркотики. Они же несовершеннолетние, значит, уголовной ответственности не подлежат. Поэтому горе-мамаши активно вовлекают собственных детей в наркоторговлю. Эта схема давно и успешно используется цыганами. Теперь, видимо, она опробована и получила широкое распространение.
Приняв во внимание наличие ребенка у 38-летней жительницы поселка Трудовое, суд назначил ей за сбыт наркотиков в особо крупном размере наказание в виде… 8 лет лишения свободы условно. Не прошло и года, как ее задержали повторно. В том числе и за то, что она толкнула на преступление собственную несовершенолетнюю дочь. Мамаша только доставляла домой наркотик и готовила его, а продавала дочка. Теперь ей придется отвечать уже не только за сбыт наркотиков, но и за вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетней.
Подобные примеры можно перечислять долго. Поэтому закономерно напрашивается вопрос: торгуя наркотиками на глазах у малолетних детей, ежедневно показывая им изнанку жизни, по сути, развращая собственных детей, а часто и напрямую толкая их на путь преступления, не совершают ли эти, с позволения сказать, матери еще более страшное преступление, чем просто сбыт наркотиков или содержание наркопритона? Ведь они, без сомнения, ломают судьбу и детскую неокрепшую душу. Так почему же в нашей судебной практике наличие ребенка практически всегда учитывается как смягчающее обстоятельство? Может, хватит считать детей автоматической индульгенцией? И, напротив, - еще жестче относиться к тем, кто поменял в своем сознании ребенка на наркотик?
Конечно, судья при вынесении приговора руководствуется нормами права, и детей жалко в любом случае. Вот только где им будет лучше: в наркопритоне с мамашей-наркоторговкой или под опекой государства, в детском доме? Хотелось бы знать, что думает об этом общество. Наше мнение, здесь нельзя судить по шаблону, с каждым таким случаем нужно разбираться персонально, привлекая органы опеки и попечительства, общественные организации, ставя такие семьи на особый учет в подразделениях по делам несовершеннолетних. Возможно, где-то в регионах наработано свое решение проблемы. Мы приглашаем читателей к дискуссии.

Наталья ФЕДУЛОВА
Коллаж
Евгения КАРТАШОВА
Приморский край


Другие материалы раздела
Первый заместитель министра внутренних дел России генерал­полковник милиции Александр Чекалин
Опираясь на прошлое, строим будущее
На вопросы Татьяны КОЛГАНОВОЙ отвечает начальник Департамента кадрового обеспечения МВД России генерал­лейтенант милиции Владимир КИКОТЬ.
Комета не сгорела
В Москве снова ЧП - пожар в гостинице “Комета”.
В нашем доме сирот не будет
Обстоятельную консультацию дает заместитель начальника Нормативного управления ФЭД МВД России полковник внутренней службы Светлана АЛЕШИНА.
Избирком на колесах
Через год транспортная милиция России отметит свое девяностолетие. Поэтому нынешний день рождения службы по праву можно считать промежуточным рубежом на пути к юбилею,..
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru