Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

Десять бед - один навет

История о том, как жертвами оговора преступников оказались 10 сотрудников Долгоруковского РОВД Липецкой области

28 декабря минувшего года Елецкий городской суд вынес беспрецедентный приговор. Согласно ему по обвинению в превышении должностных полномочий с применением насилия, оружия и специальных средств (ч. 3 ст. 286 УК РФ) сразу десять бывших и действующих работников милиции, в числе которых шесть руководителей во главе с начальником РОВД, получили реальные сроки лишения свободы - от 4 лет и больше. В самом деле, арестовать весь цвет сельского райотдела - такого в практике российского судопроизводства еще не случалось! Чтобы выяснить, почему это произошло и каково мнение на этот счет у жителей Липецкой области, мы решили направить туда нашего специального корреспондента.

УБИЙСТВО УЧАСТКОВОГО
В Долгоруковском районе Липецкой области, куда я приехал вместе со знакомым адвокатом, проживает свыше 20 тысяч человек. И почти каждый слышал об убийстве участкового майора милиции Владимира Ашихмина, которое произошло 17 ноября 2000 года в селе Стегаловка, расположенном в 12 километрах от райцентра.Однако сегодня о нем вспоминают не только потому, что оно было совершено с особой дерзостью, в день, когда отмечался профессиональный праздник участковых, но и по другой причине. Эта причина напрямую связана с делом долгоруковских милиционеров, которое было возбуждено лишь через год после убийства. С делом, которое вылилось аж в 30 томов (!) и которое в течение трех лет рассматривал Елецкий суд.
- В тот день на моем участке было происшествие, и в шесть утра я уже выехал на него, а часа через два раздался голос по рации: “Немедленно выезжайте в Стегаловку!” - вспоминает близкий друг Ашихмина Владимир Андреев, работавший в то время старшим участковым Долгоруковского РОВД. - Когда мы туда приехали, Кузьмич был уже мертв. А затем в актовом зале райотдела нас собрал начальник милиции Герасимов, который сидел за столом и плакал…
К расследованию этого громкого дела подключилась областная прокуратура. Ее сотрудниками вместе с оперативниками УВД и Долгоруковского РОВД было установлено, что к этому преступлению причастны те, кто совершил разбойное нападение на фермеров, дом которых находится рядом с местом убийства. Как выяснилось, 17 ноября участковый по обыкновению был в форме, но без оружия. Около 7 часов утра он шел к остановке автобуса, чтобы добраться до райотдела, и в это время его внимание привлекли собачий лай и крики, раздававшиеся со стороны фермерского дома.
Ашихмин решил свернуть с дороги и разобраться. Проходя по кустарниковой аллее, в предрассветной темноте он увидел очертания людей. Двое бежали от дома, а еще двое стояли возле светлой “Нивы”. Рядом с этой машиной и случилась трагедия. Ашихмина дважды ударили. От последнего удара, вызвавшего перелом подъязычной кости, и наступила смерть участкового. Боясь быть застигнутыми спешащими к остановке селянами, убийцы так резко ринулись удирать, что их “Нива” посшибала придорожные бетонные столбики…

ДЕЛО ФЕРМЕРОВ
Позже, когда в начале 2001 года оперативникам УВД Липецкой области и Долгоруковского РОВД удалось задержать пятерых подозреваемых, появились сведения, что эта группа причастна к совершению целого ряда преступлений в отношении селян, причем не только на территории Липецкой, но и Тамбовской областей. К одному из наиболее жестоких можно отнести разбой в селе Новая Деревня Липецкой области. Там к дому коммерсанта Петухова бандиты тоже приехали на машинах и, дождавшись прибытия хозяина вместе с женой, сыном, невесткой и их маленьким ребенком, которому не было и года, связали Петухова и стали избивать его, требуя выдачи денег и ценностей. На вопрос “Где ключ от сейфа?!” полуживой, истекающий кровью мужчина произнес: “Ключ в вазе, только семью не трогайте…” Однако открыв сейф, бандиты не вняли мольбам хозяина. Забрав все ценности, они затащили в подвал невестку коммерсанта с грудным ребенком. Несколько часов младенец находился в темном и холодном помещении, пока закрытый в ванной и связанный вместе с матерью сын Петухова не развязался сам и не освободил родителей и жену с ребенком. И лишь случайное обстоятельство - брошенное бандитом в подвал одеяло, в которое молодая женщина завернула дитя, - помогло тогда ему выжить…

ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ СТРИПТИЗ
По информации, которую разрабатывало УВД Липецкой области, в убийстве Ашихмина подозревалась как раз эта пятерка. И все пятеро, а именно Олег Копылов, Сергей Пихунов, Сергей Шишкин, Алексей Денисов и Александр Бельских, первоначально дали признательные показания. Во всех совершенных ими преступлениях, в том числе и в убийстве участкового, сначала они сознались сотрудникам липецкой и долгоруковской милиции, а потом то же самое подтвердили следователю областной прокуратуры.
Однако в октябре 2001 года эти пятеро начинают отказываться от своих показаний. А между тем несмотря на то, что в отношении них уголовное преследование по стегаловским преступлениям областная прокуратура прекратила, было возбуждено другое дело по оставшимся эпизодам, которое удалось довести до суда. Вот там-то и разгорелись самые бурные страсти.
Как нам рассказал председательствовавший на нем судья Липецкого областного суда Владимир Чорненький, который 17 лет прослужил в милиции, пройдя путь от следователя до начальника УБОП УВД, все пятеро дошедших до скамьи подсудимых вели себя очень дерзко. Однажды на судебном заседании, заявив об отказе от своих показаний, они в качестве протеста решили раздеться. Причем раздевание было настолько активным, что один из находившихся в клетке (им был Сергей Пихунов) даже снял с себя армейский ботинок и запустил его прямо в зал, едва не зашибив своего адвоката. Как раз на этом заседании преступники впервые начали говорить, что свои показания они дали под принуждением, под психическим и физическим давлением со стороны руководителей и сотрудников долгоруковской милиции, и стали называть фамилии “обидчиков”.
- Я сделал подробный анализ их обвинений, - вспоминал судья, - и столкнулся с таким парадоксом. К примеру, я их спрашиваю: “Вы говорите, что работники долгоруковской милиции заставили вас дать признательные показания в разбойном нападении на фермера и убийстве Ашихмина с той целью, чтобы скрыть свои недоработки и оправдать ваш арест. Но тогда скажите: какое отношение долгоруковская милиция имеет к Тамбовской области - к совершению разбоя? Зачем ее начальнику Герасимову заставлять свой аппарат работать на чужой территории? Во-первых, ни он, ни кто-то из его подчиненных и не могли знать о совершении этого преступления. А кроме того, вас допрашивал не следователь прокуратуры или органов внутренних дел Липецкой области, а следователь Тамбовской области, и вы дали ему такие показания, о которых, кроме него, не было известно ни одному человеку…”
В итоге этого судебного процесса доказательств их виновности, несмотря на то что они отказались от своих показаний, оказалось вполне достаточно.

СТАВКА НА БЕЗУМИЕ
Вызывающая манера поведения “борцов за справедливость” не могла не повлечь за собой соответствующую реакцию судьи. Не случайно после инцидента с раздеванием особо рьяным действующим лицам этого спектакля - Пихунову и Копылову - он назначил судебно-психиатрическую экспертизу в Липецкой областной больнице имени Плеханова.
- На момент рассмотрения дела в суде эксперт дал заключение о том, что и Копылов, и Пихунов - невменяемые люди, - говорит Владимир Чорненький. - Но я-то вижу, что поведение у них адекватное. Поэтому направил их на экспертизу в институт имени Сербского. Институт дал заключение о том, что Пихунов - нормальный, вменяемый человек, а Копылов признан невменяемым. На этом основании в отношении Копылова я и вынес определение о принудительных мерах медицинского характера, и в апреле 2003 года он был направлен на лечение.
Но проходит чуть больше полугода, и Копылову дают заключение о том, что он уже вылечился. В это время он становится потерпевшим по делу долгоруковских милиционеров, утверждая в своих заявлениях, что потерял здоровье после милицейских пыток. Затем почти то же самое начинают утверждать и его подельники Алексей Денисов, Сергей Шишкин и Сергей Пихунов, которые, несмотря на то что решением Липецкого областного суда были приговорены к длительным срокам лишения свободы, также получают статус потерпевших.
Но, по мнению сотрудников Долгоруковской прокуратуры, районной и липецкой милиции, Копылов и Пихунов просто симулировали сумасшествие, а судя по выводам психиатрических экспертиз, речь об их невменяемости даже не могла идти. В частности, в заключении липецкой судебно-психиатрической экспертизы от 21 марта 2001 года в отношении Олега Копылова было написано: “Контакту доступен, ориентирован достаточно в полном объеме, в беседе лжив, неоткровенен, старается преподнести себя больным человеком. Бреда, галлюцинаций нет. На основании вышеизложенного комиссия приходит к заключению, что Копылов хроническим психическим расстройством не страдает”.
Кроме того, есть один факт, который мог бы опровергнуть доводы Копылова об умопомешательстве, до которого его якобы довели действия сотрудников. В октябре 1988 года, когда по окончании летного училища он работал инженером на военном аэродроме, с ним произошел несчастный случай. Получив ушибленную рану головы и сотрясение головного мозга, Копылов лечился в санчасти, откуда был выписан с диагнозом - астеническое состояние. Но, увы, ни прокурор, возбуждая уголовное дело на милиционеров, ни судья, рассматривая его в суде, этот факт не учли.
Начиная с 1998 года с жалобами невротического характера обращался в лечебные учреждения и Сергей Пихунов. Но и этот факт был проигнорирован, как, впрочем, и заключение института имени Сербского, сделанное в 2002 году. А в нем Пихунову была дана такая характеристика: “Истерическое расстройство личности в стадии декомпенсации… Указанные особенности были присущи подэкспертному на протяжении всей его жизни и не претерпели существенной динамики…” И в конце делается вывод: “У Пихунова обнаружены такие личностные особенности, как эмоциональная лабильность, конфликтность, демонстративность поведения, нарочитое предъявление жалоб…”

ПРИВЛЕЧЕНЫ ЗА РАСКРЫТИЕ
Дело долгоруковских милиционеров началось с жалоб бандитов в областную прокуратуру на то, что сотрудники РОВД выбивали у них эти показания силой. Как писали “потерпевшие” в своих заявлениях в прокуратуру, как давали показания в суде, с 22 января по 7 апреля 2001 года милиционеры их не просто периодически били, а применяли к ним самые изощренные способы пыток. Инициаторами обвинений сотрудников изначально были Олег Копылов и его мать.
- Мать Копылова еще давно стала жаловаться, - рассказывает начальник пресс-службы УВД по Липецкой области полковник милиции Владимир Шумаков. - Она писала в суд и другие инстанции, в газету “02”, которая у нас раньше издавалась, упрекая ее, что, дескать, пресса не ругает милицию, и этим пыталась поднять ажиотаж. Однако большого резонанса в СМИ ее обращения тогда так и не получили. Потому что даже самые оголтелые журналисты этому не верили. Ведь задержанных бандитов всегда допрашивали в присутствии адвокатов, а дело по убийству Ашихмина вели следователи прокуратуры. Поэтому было непонятно: при чем тут оказалась милиция?..
А оказалось все элементарно. Сначала всерьез заявления бандитов областная прокуратура не воспринимала, поэтому в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников отказывала. Но упорства им было не занимать, и они все-таки добились своего. Облпрокуратура была вынуждена выполнить требование Генеральной прокуратуры, которую уже достали многочисленные жалобы “потерпевших”. Согласно этим жалобам и начали возбуждаться уголовные дела. И в конце концов областная прокуратура приняла самое простое решение - привлечь всех милиционеров, которые были поощрены за раскрытие убийства участкового и серии разбойных нападений на фермеров. То есть фактически ст. 286 УК РФ всем вменили огулом без разбора и доказательств, только со слов “потерпевших”. При этом показания сотрудников милиции и Долгоруковской районной прокуратуры учтены не были, так как суд посчитал их заинтересованной стороной.

НЕОЖИДАННЫЙ ПРИГОВОР
Три года шли заседания Елецкого городского суда, куда после долгих дебатов было направлено это дело. Естественно, ни один из обвиняемых милиционеров ни во время следствия, ни в ходе судебного разбирательства так и ни признал свою вину. Да и признавать им было нечего, потому что со стороны так называемых потерпевших шли сплошные оговоры, не подкрепленные реальными доказательствами. Поэтому для десятерых сотрудников Долгоруковского РОВД во главе с его начальником Николаем Герасимовым приговор, вынесенный 28 декабря 2007 года, был полной неожиданностью. И хотя прокурор до оглашения уже озвучил сроки, которые он просил назначить суд, они приняли их за недоразумение, потому что считали, что осуждать их не за что.
- Все сотрудники к судебным заседаниям уже привыкли, так как ездили на них два раза в неделю, - вспоминает исполняющий обязанности начальника райотдела капитан милиции Сергей Матвеев. -  Никто не ожидал такого решения суда, поэтому в отделе у всех был настоящий шок.
- Когда я услышала о вынесении столь абсурдного приговора, то, честно говорю, потеряла сознание, - говорит заместитель прокурора Долгоруковского района Светлана Полухина. - В самом деле, такого переворота в сознании людей после оглашения ошеломившего многих вердикта еще не было. Мало того, что об этом раструбили все липецкие газеты, особенно “желтая пресса”, помещая статьи с броскими заголовками типа “Осудили за пытки” или “В камере пыток” и со злорадством смакуя все подробности приговора, а в Интернете еще до его вынесения были названы сроки, к которым приговорили сотрудников. Помимо этого, по Долгоруковскому району стали гулять нелепые слухи. Мол, милиционеры били каких-то малолеток. И попадут они теперь в “черную зону”, где над ними тоже будут издеваться. Поэтому и сослуживцам, и нам по-человечески обидно за оговоренных и невинно пострадавших сотрудников, за их родственников и жен, которые не знают: как объяснить своим маленьким детям, за что их отцы находятся в тюрьме.
- Как теперь моему племяннику можно объяснить, что у него самый лучший на свете папа, что он никогда никого не обидел, не оскорбил?! - недоумевает  сестра участкового Геннадия Пантелеева Марина, работающая учителем в школе. Даже в региональной “Российской газете” было написано: “Наконец-то завершился суд над десятью “оборотнями в погонах”, что для обывателей звучит так: наконец-то Долгоруковский район освобожден от десяти маньяков-убийц…

НАДУМАННЫЕ ОБВИНЕНИЯ
В действительности все обвинения, которые были отражены в обвинительном заключении и приговоре, были просто надуманы бандитами. Так, обвинение Олега Копылова строилось на якобы нанесенных ему милиционерами побоях, и в приговоре Елецкого суда судья Дмитрий Африканов ссылался на то, что у этого “потерпевшего” имелись повреждения в области плеча. Только вот непонятно: с какой стати эти травмы он связал с сотрудниками Долгоруковского РОВД, ибо еще в 1995 году согласно заключению судмедэкспертизы у Копылова были зафиксированы перелом ключицы и повреждения в районе плечевого сустава, полученные им во время аварии. Аналогичная ситуация и со следами побоев на лице Копылова, которые он тоже пытался вменить в вину долгоруковским милиционерам. Но тут всплыл факт, что при его задержании в Липецке эти следы уже были зафиксированы в протоколе, где на вопрос: “Откуда они взялись?” задержанный ответил, что накануне у него произошел конфликт с одним из посетителей кафе, в котором работала его жена.
По заключению экспертизы у Пихунова и Денисова и вовсе не было никаких телесных повреждений, о чем, кстати, было сказано в их приговоре, который вынес Липецкий областной суд в апреле 2003 года. В нем же был опровергнут и довод Пихунова, утверждавшего, что в феврале 2001 года после избиения его сотрудниками Долгоруковского РОВД он получил медпомощь в местной больнице, которая в действительности ему не оказывалась.
По словам бывшего начальника ОВО при Долгоруковском РОВД майора милиции в отставке Александра Саввина, с которым нам удалось поговорить уже после вынесения приговора, обвинение ему было предъявлено только в 2004 году, когда он уже ушел на пенсию. В приговоре же ему приплели и пытки током, и заламывание за спину рук с подвешиванием к двери, и даже прыганье на животах задержанных, хотя в протоколах их допросов этого не было.

В ПОИСКАХ СПРАВЕДЛИВОСТИ?
Письма с сотнями подписей идут в Липецк и Москву от жителей Долгоруковского района. Почти в каждом из них звучат фразы: “криминал правит бал”, “приговор суда не только несправедливый, но и циничный”, “правоохранительные органы сами нуждаются в защите”, “верните нашим милиционерам честные имена”. В райотдел звонят простые люди и спрашивают: “Чем можно помочь нашим милиционерам? Может, что-то передать им из продуктов и одежды? Да и вообще, скажите, как нам жить после такого?” По сути, порочными, криминальными персонажами были не только оболганы и опозорены, но и посажены за решетку действительно честные сотрудники милиции.
Достаточно сказать, что руководителя РОВД Николая Васильевича Герасимова даже люди с тюремным прошлым так и называли: честный мент. “Он пользовался огромным уважением у населения, - отмечает начальник пресс-службы УВД по Липецкой области Владимир Шумаков. - К нему люди шли, как на исповедь к священнику. Шли даже преступники, отбывшие срок в местах лишения свободы”.
Среди этих десяти милиционеров практически все имеют благодарности и награды, а многие воевали в горячих точках. В 2001 году почти половина из них направилась в Чечню. По мнению сослуживцев и жен арестованных сотрудников, большинство из них - выдержанные люди, которые ни разу не поднимали руку на человека. В их числе и заместитель начальника РОВД по кадрам Павел Буцан, и начальник криминальной милиции Николай Ковыршин, и начальник ОВО Александр Саввин, и оперативник Олег Алябьев… Какая могла быть месть со стороны сотрудников РОВД, о которой стали говорить так называемые потерпевшие?! Могли ли они угрожать жизни Алексея Денисова, который якобы по этой причине не хотел появляться на заседаниях суда, или пугать Шишкина расправой над его 14-летней дочерью?! На эти вопросы Елецкий городской суд так и не ответил. Зато ответила на них жена бывшего начальника уголовного розыска Геннадия Абакумова.
- Хочу вспомнить тот момент, когда
12 лет назад погибла родная сестра моего мужа, - поведала нам Вера Абакумова. - В отделе все знали преступника, который сбил ее на машине, но расправ над ним никто не пытался учинить. Вот и мой муж, несмотря на то что у него было большое горе и боль, тогда никак не отомстил убийце. И у меня даже есть письмо этого человека, в котором он говорит: “Я был просто поражен тем, что ни один сотрудник долгоруковской милиции не применил ко мне никаких мер физического воздействия…”
Смогли бы поступить так Шишкин, Пихунов, Копылов или Денисов, окажись каждый в такой ситуации, - лично я сомневаюсь. Потому что, судя по их прошлым деяниям, ударить человека, издеваться, а то и убить - особого труда для них не составляло. Какие моральные устои могли быть, например, у Сергея Шишкина, который с 15 лет пил и состоял на учете в ИДН, а затем был четырежды судим за грабежи, кражи и хулиганство и не имел ни одного года трудового стажа! Что доброго могло быть в Олеге Копылове, который последние несколько лет жил без официальной работы, занимался рэкетом и всегда отличался лживостью? А какой моралью мог руководствоваться Сергей Пихунов, если он, отслужив в Германии, вдруг стал с легкостью распускать руки и проявил себя как самым наглый и циничный во всей этой компании!
Однако если, несмотря на весьма сомнительное прошлое этих людей, Липецкий областной суд смог учесть как смягчающее вину обстоятельство даже их службу в армии, то Елецкий городской суд при вынесении приговора долгоруковским милиционерам не учел ничего - ни служебные и боевые заслуги, ни положительные характеристики. И это при том, что райотдел на протяжении всех лет, пока велось расследование, занимал только призовые места в области.
Почему подлинным преступникам делают скидку на то, что их родители, жены и дети на длительное время могут остаться без кормильцев, а семейное положение и состояние здоровья оговоренных стражей порядка суд не волнует и в малой толике?
Так, при вынесении приговора судья Дмитрий Африканов не учел, что у Александра Саввина - тяжелобольной отец и трое детей, младшему из которых всего полгода. Не было учтено, что у Геннадия Абакумова тоже грудной ребенок, а из-за болезни сердца он сам стал инвалидом. Не принято во внимание и то, что Николай Герасимов болен сахарным диабетом и ему требуется ежедневное специальное лечение и диета. Что бывший начальник МОБ Олег Лукин, получивший самый большой срок наказания, на службе заработал инсульт и теперь имеет вторую группу инвалидности, а у ребенка старшего оперуполномоченного ОУР Игоря Трубицына - порок сердца, и он состоит на диспансерном учете…

КТО ПРАВИЛ БАЛ?
- Примерно за неделю до приговора у Герасимова состоялась беседа с руководством УВД, на которой прозвучало: “Работайте, все нормально, вы у нас в передовиках”, - вспоминала председатель совета ветеранов Долгоруковского РОВД Нина Митрофановна Вдовченко. - А до этого он был на приеме у генерала, и тот ему сказал: “Я думал, что с вами все давно закончено, а вы еще судитесь…” То есть он сделал вид, что не в курсе дел и не знает, чем все может завершиться. Что называется - верхушку райотдела “сдали”. Другого термина я просто не нахожу.
Милиционеры работали круглые сутки, ни выходных, ни праздников у них не было. Подъем среди ночи в любое время и - куда угодно. Поэтому многие до сих пор не могут понять, как работать дальше. Ведь после такого приговора завтра могут посадить любого…
- Елецкий суд у нас печально известен, - говорит Владимир Шумаков. - Этот суд буквально только что осудил пятерых сотрудников ППС. Дело обстояло так: хулигана, который избил женщину, они задержали, а когда стали сажать в машину, тот начал кричать: “Я вас всех посажу, гадов!” - ударил милиционера кулаком и убежал. Задержанный оказался племянником областного судьи. В Ельце знали, что он - полный отморозок, и среди населения даже собирались подписи в защиту сотрудников милиции. Однако, несмотря ни на что, милиционеры ППС были осуждены и приговорены к реальным срокам наказания. А теперь в Елецком ГРОВД некомплект в патрульно-постовой службе, потому что туда не хотят идти. Поэтому не случайно и дело долгоруковских сотрудников попало в Елецкий суд…
О том, кто стоял за рождением и доведением до суда дела сотрудников Долгоруковского РОВД, сегодня можно только догадываться. Но то, что оно было реализовано не без помощи криминальных структур, не вызывает сомнения. Почему эту банду потом посчитали непричастной к убийству Ашихмина и взамен обвинили одного из трех студентов спортфака Елецкого университета, который тоже был замешан в разбоях, пока остается загадкой. Только любую загадку можно разгадать, если постараться.
По версии ветеранов Долгоруковского РОВД (и ее поддерживает начальник отдела Николай Герасимов), банда, причастная к убийству участкового и разбою, которому подвергся фермер Меркулов, на самом деле состояла из восьми человек и просто была поделена на две части. Наводчиком в ней был сын директора стегаловской средней школы - студент 4-го курса Михаил Алексеев, которого и решили выставить убийцей Ашихмина. В январе 2002 года Липецкий областной суд приговорил Алексеева к 18 годам лишения свободы. Но, как считают многие, этот приговор был преждевременным.
...И все-таки даже при таких чрезвычайных обстоятельствах сотрудники Долгоруковского РОВД не расслабляются, а продолжают работать каждый на своем месте. Потому что все они верят, что справедливость должна восторжествовать и закон все расставит по своим местам.

Андрей ЗЕЛЕНИН
Коллаж Юлии КАДАНОВОЙ
Липецкая обл.

Другие материалы раздела
СТАТИСТИКА УЗНАЛА ВСЁ
ВОПЛОЩЕНИЕ МЕЧТЫ
ушли на взлёте…
Заместитель министра внутренних дел России генерал-полковник милиции Аркадий Еделев
Хищник, защищающий закон
Отряду милиции специального назначения “Рысь” МВД России исполнилось 15 лет.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru