Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2007 год

И пусть плачет кинематограф!

Недавно московскому ОМОНу исполнилось 20 лет. Ему есть чем гордиться в свой юбилей.

Человек и его дело
Недавно московскому ОМОНу исполнилось 20 лет. Ему есть чем гордиться в свой юбилей. И в первую очередь - людьми, которые связали свою судьбу со службой в этом особом подразделении.
Один из них - командир 3-го оперативного батальона полковник милиции Владимир Сердюк. В органах - более четверти века, в ОМОНе - со дня его образования, когда подразделение именовалось 2-м полком патрульно­постовой службы. Все радости, все тяготы и невзгоды делил с отрядом Сердюк. Теперь, что называется, душой прикипел к подразделению. Стал его неотъемлемой частью.

Внешне улыбчивый, мягкий человек - искорка в глазах, черные волосы с проседью... На первый взгляд никак не скажешь, что Владимир Иванович ¬ боец, прошедший огонь и воду, командир батальона. Ему бы в кино сниматься!

С самого начала контртеррористической операции в Чеченской Республике московские омоновцы были на передовой. Только в первую кампанию свыше тысячи бойцов отряда приняли участие в разоружении бандформирований и восстановлении конституционного строя на территории республики.

Как только был сформирован первый сводный отряд, Владимир Иванович оказался в его рядах. И пошло­поехало. Штурм Грозного, войсковые операции по освобождению от боевиков населенных пунктов Аргун, Гехи­Чу, Рошни-Чу, специальные задачи в Гудермесе. Позднее - Дагестан, Карачаево¬Черкесия, Ингушетия, Северная Осетия.
 
Сейчас за плечами Сердюка шесть командировок на Северный Кавказ. И все же из всех особо комбату запомнилась самая первая. Первая, а потому и самая тяжелая.
 
Январь 1995 года. Омоновцы, только¬только оказавшиеся в Чечне, на “Уралах” пробирались к месту дислокации по ночному Грозному. Кругом шли бои. Гремели выстрелы, разрывались снаряды. Трассеры очередями метались из стороны в сторону, а непрекращающееся зарево вспышек заставляло небо постоянно светиться. Любопытство взрослых мужиков оказалось настолько неудержимым, что они прорезали тент в “Урале” и стали с изумлением разглядывать происходящее вокруг. Ведь подобное практически все из них до этого видели разве что в американских фильмах­боевиках. Чудом они тогда добрались до места назначения без потерь.

Разные задачи в разное время приходилось выполнять бойцам отряда в Чеченской Республике. Бывало всякое. Так, в начале второй кампании омоновцы именно этого отряда одними из первых оказались на высоте более 2 тысяч метров над уровнем моря, в высокогорных районах Чечни.
Главной же задачей отряда во все времена было боевое прикрытие и физическая поддержка следственно­оперативных групп. Сколько раз вступали в непосредственный огневой контакт с противником при таком раскладе - и не счесть. Но один эпизод особо запомнился комбату Сердюку.

- Выехали тогда в станицу Ассиновская, - вспоминает Владимир Иванович. - Надо было по адресу отработать, задержать троих подозреваемых. Выехали в ночь. Переночевали под станицей, а рано утром вошли в адрес. Взяли “клиентов”. И не успели толком отъехать, а за нами уже погоня. И машин все больше и больше садится нам на хвост. Пытаются догнать и остановить. Водитель - по газам.

Позволь омоновцы догнать их, и провокаций со стороны односельчан задержанных было бы не избежать. А тактика такая уже применялась не раз, когда под общий шум толпы раздавались выстрелы. И не дай бог при этом открыть ответный огонь и зацепить кого-либо. Последствия непредсказуемы. Свыше двадцати (!) машин пытались тогда нагнать “Уральский автопром”. И догнали бы, если б омоновцы вовремя не сообразили уйти от преследования через буруны.

Песчаные волны затруднили преследователям движение. Да и к тому же вскоре “Урал” выскочил на заставу внутренних войск одной из тактических групп, располагавшихся в те времена по всей границе с Чечней. Преследователи не рискнули продвинуться дальше и окружили плотным кольцом заставу. Последняя, в свою очередь, вместе с прибывшими омоновцами заняла круговую оборону ¬ все изготовились к бою. Тогда-то и пересчитали милиционеры своих преследователей - свыше ста человек. Минут через 20 все они расселись по своим машинам и убрались восвояси.

Владимир Иванович ¬ далеко не замкнутый человек. Но он не из тех, кто охотно рассказывает о своих подвигах. О боевых действиях вообще предпочитает не распространяться. Такая у него внутренняя установка. Приезжал как­то в Чечню корреспондент, собиравшийся писать книгу о московском ОМОНе. Кого­кого, но Владимира Ивановича так и не смог разговорить. “Мы просто выполняем свой долг. И Родина достойно оценила наш труд по защите конституционного строя, по защите страны от бандформирований”, - односложно отвечал Сердюк. Вот и сейчас немногословен.
- Что такое боевые действия? - переспрашивает. - Это чисто мужская работа. И об этом лучше не рассказывать. Потому что это слезы, кровь и человеческое горе. Ведь самое важное, когда возвращаешься домой, встречаешься с родными и близкими, с друзьями и товарищами. А потом идешь на кладбище: вспоминаешь своих друзей, тех, с кем вместе уезжал в командировку и кто не вернулся с тобой...

Последние слова дались комбату особенно нелегко. Ведь все мы - живые - в долгу перед теми, кто погиб. И такой долг не имеет срока давности, он навеки поселяется в сердце тяжелым грузом. Комбат потерял за все свои командировки троих человек.

И, конечно же, каждый - перед глазами, словно и не погибал. Но глубоко в памяти - вспышки, озаряющие те роковые мгновения.

Боец Василий Левченко. В Аргуне пуля снайпера вошла под “сферу” - самое уязвимое место на полностью экипированном омоновце...

Игорь Сапрыкин. Подорвался на радиоуправляемом фугасе...

Анатолий Макаров. Попал с товарищами в засаду боевиков...

- Каждый из них был Бойцом отряда с большой буквы, профессионалом высшего класса, - говорит комбат. - На каждого можно было положиться и не сомневаться в выполнении поставленной задачи. Но так распорядилась судьба, что именно Левченко оказался в прицеле снайпера, а не кто­нибудь другой из нас.
 
Мы не были военнослужащими в прямом смысле этого слова, то есть не обладали всеми теми знаниями и навыками ведения боя, которые присущи нашим армейским коллегам, - вспоминает Сердюк. - Но с нами в первые командировки были два майора из внутренних войск - Дмитрий Дейниченко и Владимир Мунтяев. Мы на ходу учились у них стратегии, тактике, обороне, словом, всем армейским премудростям. Виталий Кийко, ныне почетный ветеран отряда, - отчаянный парень, никогда не боялся принимать смелых решений, вести за собой людей. Я счастлив, что мне повезло выполнять боевые задачи в Чечне и с такими людьми, как Александр Константинов, Вячеслав Козлов ¬ тогдашний командир отряда, а ныне генерал­майор милиции, заместитель начальника ГУВД по Москве, начальник МОБ...

Сложно сказать, сколько наберется килограммов чистого веса, если задаться целью и взвесить все боевые награды столичных омоновцев. Одно ясно - груз такой окажется неподъемным. В прямом и переносном смысле весомым будет вклад в этот общий вес полковника милиции Владимира Сердюка: за боевые заслуги он награжден именным оружием, орденом Мужества, орденом “За личное мужество”, тремя медалями “За отвагу”, медалями ордена “За заслуги перед Отечеством” 1-й и 2-й степени, медалью “За отличие в охране общественного порядка”. Вот такой у комбата “иконостас”. Взвесить­то награды можно, но нет таких весов, чтобы измерить ту титаническую работу, что проделали бойцы, из которых 33 человека погибло. Как и то, сколько пережито и испытано каждым из ребят в отдельности. А сколько еще предстоит испытать. Ведь пока таким настоящим бойцам, как Владимир Сердюк, и в повседневной жизни работы хватает. Мужской работы.

Сергей БАШКАТОВ
Фото автора

 

Другие материалы раздела
Имам Шамиль называл его “звездой князей”
Эх! Об этом бы человеке писать любовно-романтические эссе! Посвящать сонеты, воспевающие верность даме сердца, слову!
Хроники атакующего ОМОНа
Тысячи российских милиционеров приняли участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе. В пылающей Чечне восстанавливали конституционный порядок и московские омоновцы. Сводный отряд ОМОНа до сих пор находится в республике.
Псковский форпост России
В райотдел въехала на лыжах
Без преувеличения скажем - трудно себе представить Совет ветеранов центрального аппарата МВД России без Тамары Степановны Щербаковой.
...А потехе – душу
Эти удивительные женщины трудятся в нашей редакции много лет. По роду деятельности они не носят погоны,..
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru