Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

В книгах памяти не значатся...

“Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41 г.” - эти слова, штыком выцарапанные на стене Брестской крепости, давно стали символом несгибаемой стойкости и беспримерного мужества нашего народа в борьбе с фашизмом. Но мало кто знает, что это послание, сразу ставшее бессмертным, было обнаружено исследователями именно в казарме одного из четырех подразделений войск НКВД СССР

Неизвестное об известном
“Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41 г.” - эти слова, штыком выцарапанные на стене Брестской крепости, давно стали символом несгибаемой стойкости и беспримерного мужества нашего народа в борьбе с фашизмом. Но мало кто знает, что это послание, сразу ставшее бессмертным, было обнаружено исследователями именно в казарме одного из четырех подразделений войск НКВД СССР, которые наряду с гарнизоном Красной Армии дислоцировались в Брестской крепости, - 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР.

К сожалению, в советский период тема подвига солдат правопорядка, совершенного при героической обороне Брестской крепости, в открытой печати чаще всего деликатно обходилась стороной. Если уж большие статьи и очерки и посвящались воинам войск НКВД СССР, то речь, как правило, в них шла отнюдь не о “васильковых”, а о “зеленых” фуражках. То есть о пограничниках.
А что касается настенной надписи, то где-то в 50 - 60-е годы она была перенесена из Бреста в Москву, где стала экспозицией, но не Центрального музея внутренних войск, что было бы более логично, а современного Центрального музея Вооруженных Сил.
…Но вернемся к разговору о 132-м отдельном конвойном батальоне.
С самого рождения батальон входил в состав 15-й отдельной стрелковой бригады войск НКВД СССР, ставшей с декабря 1940 года 42-й отдельной бригадой конвойных войск НКВД СССР.
К началу Великой Отечественной батальон организационно состоял из трех конвойных рот, выполнявших служебно-боевые задачи пенитенциарного характера, обеспечивая охрану тюрем…
В ночь с 21 на 22 июня 1941 года в расположении ядра части отсутствовал караул из 25 человек во главе с младшим политруком Бродяным. Это подразделение несло боевую службу по охране городской тюрьмы. И, конечно, отсутствовали большинство офицеров и сверхсрочников, поскольку проживали с семьями в городских квартирах.
В первые же секунды огненный шквал вражеской артиллерии накрыл в Брестской крепости и военный городок основных сил отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР, после чего в промежутках между новыми артиллерийскими и авиаударами волна за волной последовали массированные атаки гитлеровской пехоты. И начиная с этого момента казармы и подсобные помещения 132-го конвойного превратились в одну из наиболее стойко сражавшихся цитаделей обороны Брестской крепости. В том числе и по состоянию на 20 июля 1941 года, когда безымянным бойцом штыком на стене была сделана та сама бессмертная надпись.
Сегодня на скрижалях воинского мемориала, расположенного в Брестской крепости, - двадцать две фамилии солдат и сержантов 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Дата смерти у всех одна - июнь 1941 года.
Но это, поясним, имена тех, кого удалось некогда установить сотрудникам Музея-мемориала “Брестская крепость”. Все остальные несколько десятков, включая офицеров, до сих пор за редким исключением - неизвестные герои без имен и воинских званий.
Выжить же в пекле боев лета 41-го и дойти до Победы посчастливилось лишь четверым бывшим воинам 132-го отдельного конвойного. Это Д. Кажанов, В. Севрук, Н. Токарев и А. Чубаров. (В 1966 году они впервые встретились после разлуки длиной в четверть века…)
Лично мне удалось установить судьбу еще двоих воинов из числа двадцати двух - гранатометчика
2-й конвойной роты красноармейца Ивана Усова и шофера автотранспортного взвода красноармейца Михаила Ивановича Юдина. Оказывается, оба в бою 24 июня 1941 года попали в плен. На момент пленения ранений не имели, что косвенно указывает на то, что захвачены они были, когда в винтовках закончились патроны и драться уже было нечем. Увы, война без пленных не бывает, точно так же, как без убитых и покалеченных. А значит, это ни на йоту не умаляет их подвига как героев-защитников легендарной Брестской крепости.
Расскажем о каждом из них:
Иван Усов, костромич. Русский. Из крестьян. Православный. В плену сумел скрыть принадлежность к войскам НКВД СССР, по причине чего был учтен нацистами как военнослужащий 2-й роты мифического 132-го стрелкового полка Красной Армии. Лагерный номер - “20830”.
Михаил Юдин родом из Волгоградской области. В плену своей принадлежности к войскам НКВД СССР не скрывал, что было чревато расстрелом на месте. Так, в лагерной карточке крупно выведено: “132 G.P.U. Bat.” - производное от одного из прежних названий чекистского ведомства - Государственного политического управления (ГПУ). Тем не менее казни каким-то чудом избежал. Такое случалось, когда офицеры полевых частей вермахта считали должным отдать особую дань мужеству васильковых и зеленых фуражек. Лагерный номер - “21176”.
Эти два солдата вместе служили в рядах солдат правопорядка, плечом к плечу сражались с врагом в стенах Брестской крепости, до конца оставаясь верными воинской Присяге и Родине. Они прошли и дорогой нечеловеческих мучений как узники гитлеровских концлагерей. Погибли они с разницей в две с половиной недели: Николай Усов - 21 января, судя по всему, от истощения и болезней, а Михаил Юдин - в феврале 1942-го. При этом у Михаила факт смерти обозначен немецким словом “gestorben” (умерший индивидуально, единично): в отличие от “verstorben” (умерший в массе других умерших в этот же день) - оно применялось лагерным начальством чаще всего как термин, обозначающий лиц, уничтоженных через расстрел.
Странно, но факт: в официальной интернет-версии Книги Памяти современной Волгоградской области, в отличие от скрижалей воинского мемориала Брестской крепости, имя красноармейца Михаила Юдина почему-то отсутствует…
Из официального перечня частей, входящих в состав действующей армии, 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР как целиком уже погибший в боях был исключен 10 июля 1941 года. Однако эту дату вряд ли стоит считать справедливой, ибо остатки 132-го конвойного в действительности продолжали организованно сражаться еще как минимум на протяжении месяца. Причем не только в стенах Брестской крепости, но и, например, в рядах защитников другой, не менее героической цитадели обороны лета 41-го - областного центра Белоруссии города Могилева. В августе 1941 года здесь был пленен немцами 22-летний уроженец Ярославской области красноармеец Иван Дряхлов. Так вот, в графе о месте службы в переводе на русский стоит: “132-й пограничный”, что является прямым указанием на 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР. В качестве энциклопедической справки поясним, что одноименная непосредственно пограничная военная часть была рождена только в апреле 1943 года. Речь идет о 132-м пограничном полке войск НКВД СССР.
Красноармеец Иван Дряхлов, как и его однополчане Николай Усов и Михаил Юдин, тоже не дожил до светлого дня освобождения из нацистской неволи: не выдержав нечеловеческих мук и издевательств, умер 3 мая 1942 года в застенках печально известного на весь мир Бухенвальда.
Кстати, его имя тоже почему-то отсутствует в официальной версии Книги Памяти по месту рождения. В данном случае это, напомним, Ярославская область.

Юрий РЖЕВЦЕВ


Другие материалы раздела
Заместитель министра внутренних дел России генерал-полковник милиции Аркадий Еделев
Хищник, защищающий закон
Отряду милиции специального назначения “Рысь” МВД России исполнилось 15 лет.
Отдыхать нам точно не придется
Ушел на пенсию… Так сказать, на заслуженный отдых. Красиво звучит, не правда ли? Хочешь - действительно отдыхай. Хочешь, если есть силы и желание, - ищи себе применение “на гражданке”.
Камчатка не станет мачехой
Одиннадцать руководителей служб и подразделений органов внутренних дел во главе с начальником УВД по Камчатскому краю генерал­майором милиции Валерием Лукиным вылетели в служебную командировку в районы бывшего Корякского автономного округа. После объединения субъектов Федерации сотрудникам милиции предстоит работать вместе.
Никому не нужное убийство
В ночь с 7 на 8 января 1918 года в Мариинской больнице Петрограда на Литейном проспекте группой вооруженных матросов и красногвардейцев были зверски убиты бывшие члены Временного правительства Андрей Шингарев и Федор Кокошкин.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru