Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

ВНУТРЕННЯЯ СИЛА

Здесь нет такого слова “не могу”!

(О сдаче на краповый берет)

- Встать!  - боец в краповом берете, здоровенный, косая сажень в плечах, наклонившись над стоящим на коленях в грязи парнем, в лицо выкрикивает ему команды. И уже вполголоса добавляет: - Немного же осталось, потерпи, братишка…

- Не могу больше… все… - хрипло, прерывисто дыша, уперев приклад автомата в грязное месиво под ногами, парень из последних сил пытается подняться. Ему почти удается, но в последний момент он теряет равновесие и вновь падает лицом в сентябрьскую стылую жижу.

- Не понял?! Нет слова “не могу”! - сорвав с себя краповый берет, инструктор тычет им в лицо пареньку. - Видишь?! Я смог, значит, и ты сможешь! Давай!

Неимоверным усилием, будто выныривая из холодного бездонного омута, солдат поднимается-таки на ноги. Но это только начало. Теперь его задача - догнать ушедшую вперед группу. Хотя не так уж далеко она и ушла. У всех силы на пределе: ведь позади уже более десяти километров марш-броска, в ходе которого инструкторы постоянно подкидывали всевозможные вводные: преодолеть брод, проползти по-пластунски, скатиться с холма… Ребята бежали с попеременным ускорением, передвигались гусиным шагом, несли на плечах “раненых”. И на все это дается не более двух часов. Попробуй здесь уложиться, когда на плечи давит тяжеленный броник, соленый пот течет из-под “сферы”, заливает глаза, в которых и так уже стоит мутное марево. И одна только мысль гулким эхом отдается в голове - дойти, добежать, доползти… Уже слышны крики инструкторов, замыкающих растянувшийся строй, последний рывок - догнал! И сразу стало легче, открылось второе, третье, десятое дыхание, и пришло наконец понимание того, что теперь-то уж точно не отстанешь от группы, дойдешь до финиша, чего бы это ни стоило.

Вот и ворота КПП показались за изгибом дороги. Каких-то двести - триста метров до них, а кажется, что луна - и та ближе. Совсем чуть-чуть не добежав до финиша, два бойца сходят с дистанции. Один, прихрамывая на подвернутую ногу, уныло бредет в сторону лагеря, не обращая внимания на утешающих его товарищей по отряду. Другой просто стоит на том самом месте, где услышал такие страшные для каждого кандидата на получение берета слова “снят с дистанции”, и, уткнувшись невидящим взглядом в мокрое полотно асфальта, плачет. Тихо, по-мужски. Стекая по щекам, слезы оставляют две дорожки на его покрытом коркой засохшей грязи лице. И, глядя на него, понимаешь, что все, кто борется сегодня за краповый берет, все те, кто бежит сейчас, разрывая легкие холодным утренним воздухом и увязая по щиколотку в мокром, чавкающем под ногами суглинке, - все они, и этот парень в том числе, знают что­то такое, о чем ты даже не догадываешься. Что-то, что заставляет их идти до конца, несмотря на тянущую боль в готовых порваться мышцах и на сбитые в кровь ноги.

Марш­бросок окончен, и, словно обозначая завершение первого этапа, закрываются ворота контрольно-пропускного пункта.

Следующий этап - специальная штурмовая полоса. По команде строй “уцелевших” после марш¬броска легким бегом отправляется на старт. Отмашка инструктора  начали! Здесь, на полосе, ты уже не один. В условиях, максимально приближенных к боевым, ты - часть группы, боевая единица, от которой во многом зависит успех или провал выполнения поставленной задачи. На полосе редко кого сразу снимают со сдачи, зато предупреждения зарабатывают очень и очень многие. Три предупреждения - и ты снят. Вот и бегут пацаны, сплевывая на ходу вязкую солоноватую слюну и забыв про оставшиеся позади километры марш-броска, ныряют под “колючку”, раздирая в клочья камуфляж и вдавливая себя в сырую холодную глину.

- Граната! - крик бегущего впереди.

Мгновение - и все лежат. Хлопок! Со стороны посадок уже рявкает пулемет. А значит, опять, уперев приклады в плечо, все распластались в лужах жидкой грязи и обозначают огонь по предполагаемому противнику. В другое время в другом месте, когда противник будет самый что ни на есть настоящий, патроны будут боевыми. И тогда уж точно никто не вспомнит о саднящем колене и разодранных о “колючку” ладонях.

Последнее препятствие - подземный тоннель. И вот уже все выстроились на финише в одну шеренгу, подняв в низкое осеннее небо стволы автоматов. Здесь отсеиваются те, кто не уберег оружие. Песок в затворной раме или в ударно-спусковом механизме, забитое грязью дуло автомата - любая из этих досадных неприятностей - и прощай надежда на берет. Щелчок затвора - выстрел! Столпившиеся вокруг “краповики” поздравляют прошедших этот сложнейший этап. Тридцать секунд на то, чтобы прийти в себя, и группа выдвигается в сторону стрельбища.

А в это время другая группа, ушедшая раньше, а потому уже сдавшая огневую подготовку, штурмует высотку. И вот тут ребята начинают “сыпаться”. Кто-то, не рассчитав скорость спуска, влетает ногами вперед в оконный проем, кто­то, пытаясь достать гранату, роняет ее, кто­то просто не укладывается в норматив. У всех сказывается напряжение последних изматывающих часов. Всего на штурме высотного здания отсеивается до тридцати процентов кандидатов.

Далее - акробатика. Здесь обычно проблем не возникает. Как на конвейере, спецназовцы один за другим выполняют комплекс: подъем¬разгиб из положения лежа, удар ногами в прыжке по ростовому силуэту с последующим кувырком ¬ и завершающий элемент: сальто вперед с акробатического трамплина. По правилам на выполнение дается три попытки, хотя обычно большинству ребят хватает одной. Но не в этот раз. Очередь доходит до невысокого, худощавого и жилистого паренька. Без особых огрехов выполнив первые три элемента, он, подбежав к трамплину, вдруг останавливается, будто наткнувшись на невидимую преграду.

- Спокойно, не волнуйся. Еще раз попробуй. Главное ¬ сильнее оттолкнуться и сгруппироваться в воздухе, -  командир отряда спецназначения “Пересвет” подходит к сдающему и успокаивающе хлопает его по плечу. - Вторая попытка. Пошел! Под ободряющие крики зрителей парень уверенно выполняет начальные элементы норматива, подбегает к мостику, отталкивается и… не докрутив сальто, падает на спину. С трудом поднявшись, морщась от боли, он идет на исходную. Теперь уже ему наперебой советуют все зрители. Третья попытка - и опять неудача! Сопровождаемый сочувственным гулом, он покидает акробатическую площадку: снят! На его угрюмом лице смесь злости с растерянностью. И в то же время какая¬то одному ему понятная решимость.

- Жалко пацана, - шепчет кто­то в толпе зрителей, - третий раз на берет сдает. Думаю, забьет он на это дело…

- Да ты что?! Только глянь на него! Ему сейчас арматурину дай, так он ее зубами перекусит! Говорю тебе, этот, если надо, будет и четвертый, и пятый раз сдавать, пока берет свой не заслужит.

Время к полудню. Изрядно поредевшие группы претендентов выстроились неподалеку от места заключительного испытания. Парни надевают защиту и шлемы, утягивают липучки перчаток - впереди рукопашный бой. Завершающий и, пожалуй, самый сложный этап. На протяжении 12 минут каждый сдающий проводит жесткий спарринг с тремя партнерами попеременно, один из которых инструктор¬“краповик”. На краю ринга, ограниченного импровизированными канатами (полиэтиленовой лентой в красно¬белую полоску), капитан в белом халате поверх камуфляжа раскладывает на плащ¬палатке медикаменты. Здесь же разминаются инструкторы. При одном взгляде на них становится жалко уставших, измученных ребят, которым предстоит выйти с ними на ринг. Свежие, подтянутые, мускулистые, на уровне подсознания они заведомо вызывают какую-то ничем не оправданную неприязнь в противовес дошедшим до финала спецназовцам. Бой! Четыре пары в разных углах сходятся в жестокой рукопашной схватке. По истечении первой трехминутки бой становится все больше похож на уличную драку. Кажется, никто уже не думает о защите, не видит в противнике недавнего товарища по кроссу или специальной штурмовой полосе. На самом деле это не так. Стоит приглядеться, и становится понятно, что в действиях каждого бойца четко прослеживается жесткая линия атаки и контр­атаки, каждый умело строит свою защиту, несмотря на накопившуюся усталость. Те же, у кого сил уже совсем не осталось, бьют наотмашь, не замечая пропущенных ударов и не чувствуя боли. Лишь бы не получить замечание за пассивное ведение боя и не быть снятым за считаные секунды до конца, лишь бы не упасть… Всего 12 минут… Всего?! Сейчас это больше чем вечность. Кровь хлещет из разбитого носа одного из спецназовцев все сильнее, с каждым “пойманным” ударом превращая лицо в жуткую маску. Зрители кричат, поддерживая бойцов, в стороны брызжет липкая красная морось. Вдруг команда: “Минутная замена!” Как львы на гладиаторскую арену, на ринг врываются четверо инструкторов. Град ударов обрушивается на ребят, непонятно каким чудом еще стоящих на ногах. Инструкторы   бьют хлестко, зло. Это называется “разогреть” бойцов. Можно подумать, без этого им было прохладно. Последние мгновения боя. Такое ощущение, что все часы остановились и время застыло, как муха в янтаре. Стоп! Вот теперь действительно все.

Впереди - вручение беретов на плацу учебного центра, торжественная речь министра, но то, что они чувствуют сейчас, невозможно ни повторить, ни описать словами. Они смогли. Они теперь “краповые береты”!

Из 115 военнослужащих, допущенных к сдаче, все испытания до конца прошли лишь 12. Вот их имена: капитан Евгений Антипин, младший сержант Сергей Белоконь, младший сержант Сергей Бер, младший сержант Сергей Чунаев, ефрейтор Михаил Авдеев, ефрейтор Олег Репенко, рядовой Алексей Калинин, рядовой Владимир Ковалев, рядовой Владимир Недоцуков, рядовой Игорь Самсонов, рядовой Дмитрий Суворов, рядовой Алексей Фельчегов.

Присутствующие на вручении беретов министр внутренних дел генерал армии Рашид Нургалиев и главнокомандующий внутренними войсками генерал армии Николай Рогожкин поздравили новоиспеченных “краповиков” и пожелали им с честью носить высокое звание элиты спецназа.

 

 

 

Тернистый путь к высотам мастерства

(о состязаниях взводов спецназа и разведки)

Первые соревнования взводов спецназа и разведки на первенство внутренних войск МВД России состоялись в 2003 году. Победителями стали военнослужащие отряда специального назначения “Витязь” Отдельной дивизии оперативного назначения.

В 2004 году соревнования приобрели международный статус. Кроме команд внутренних войск МВД России, в них приняли участие спецназовцы из Белоруссии, Казахстана, Молдовы. Для обмена опытом учебный центр под Смоленском посетили официальные представители силовых ведомств Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдовы, Таджикистана, Украины, представители силовых министерств и ведомств России.

В 2006 году соревнования проводились в учебном центре отряда специального назначения Сибирского регионального командования “Ермак”. На них первое место занял взвод отряда спецназа Северо­Кавказского регионального командования внутренних войск МВД России из города Минеральные Воды.

Во всех соревнованиях спецназа и разведки внутренних войск участвовали команды 45¬го гвардейского отдельного разведывательного полка ВДВ и отдельной бригады специального назначения внутренних войск МВД Белоруссии.

...Впереди - “разрушенный мост”. Верхний пролет шириной двадцать сантиметров ¬ на уровне третьего этажа. Не дай бог сорваться оттуда! Что-то подсказывает, что опилки, насыпанные под стропилами, не сильно смягчат падение с такой высоты. Короткими шажками спецназовцы как можно быстрее минуют опасный участок.

И вот наконец скрепленные между собой автопокрышки - “барсучья нора”. Место, где может застрять любой. Кряхтя и чертыхаясь, парни лезут в резиновый тоннель. На другом конце двое счастливчиков, которые уже преодолели это препятствие, помогают выбраться товарищам. Но вот незадача: один застрял. Зрители шутят: проще принять роды у слонихи. С юмором у спецназа тоже все в порядке. Наконец “слониха” производит на свет пулемет, затем противогаз. И только потом из резинового чрева товарищи рывком вытаскивают раскрасневшегося бойца.

Группа ускоряется изо всех сил. Финиш! Проклятущие пятьсот метров остались позади…

…Пока в голове чертиками прыгали воспоминания о специальной штурмовой полосе, взвод преодолел еще двести метров дистанции марш-броска. Финиш все ближе, ноги - все тяжелее. Губы запеклись. Лица превратились в зеленоватые маски с покрасневшими от напряжения глазами. Пот заливает глаза, на спину давят килограммы металла. Лямки рюкзака пытаются перепилить горящие огнем плечи. Сердце ухает внутри паровым молотом. Легкие готовы взорваться. Но надо держать дыхание, держать! Три шага - вдох, следующие три - выдох.

Осталось каких­то пять сотен метров. Надо найти силы их преодолеть. Иначе все, что сделали в предыдущие дни, будет напрасным. Надо собрать волю в кулак, стать единым целым, как это было на огненно­штурмовом комплексе…

Там им предстояло показать все свое мастерство в ведении огня в здании и на открытой местности. И сделать это после сверхнагрузок, полученных на специальной штурмовой полосе!

…К зданию быстро приближается группа спецназовцев. Подбегает к строению, рассредоточивается. В помещении нужно не только поразить мишени, изображающие террористов, но и досмотреть все комнаты на наличие взрывного устройства. И самое главное - не зацепить при стрельбе “заложника”, иначе команда получит штрафные баллы.

Штурмовики в стальных шлемах и бронежилетах занимают позицию у входа, остальные ¬ на рубеже прикрытия.

- Готовы? Вперед! - Секундомеры в руках двух офицеров-“краповиков”, которые оценивают действия спецназовцев на этом этапе, начинают свой неумолимый отсчет. Теперь время работает на “противника”.

Дверь распахивается от мощного удара. Мгновение - и штурмовая группа уже в здании. Впереди на стене силуэт “террориста”. Секунда на прицеливание - два быстрых выстрела. Первая пуля попадает “противнику” в голову, вторая, почти задев “бандита”, в паре сантиметров от шеи уходит в “молоко”. Но это не важно, ведь “террорист” уже мертв, а “заложник”, которым он прикрывался, цел и невредим.

Справа и слева - коридоры. Не мешкая, бойцы двумя плотными колоннами ныряют в лабиринт. Надо во что бы то ни стало успеть освободить остальных “заложников”. Каждая упущенная секунда может стоить им жизни.

Прикрываясь кевларовым щитом и ощетинившись стволами пистолетов и автоматов, спецназовцы на полном ходу друг за другом врываются в комнату, уничтожают еще одного “бандита”, освобождают “заложника”. Быстро и тщательно досматривают всю мебель и коробки, разбросанные на полу. Один из бойцов стволом автомата аккуратно приоткрывает дверцу старенького шкафа. С осторожностью заглядывает.

- Чисто! - рапортует он.

- Чисто… чисто… - Эхом отзываются остальные бойцы.

За доли секунды группа снова собирается в кулак и вламывается в очередное помещение. Еще один “террорист” получает свою порцию свинца, а “заложник” - свободу. Камуфляжный вихрь проносится по комнате. “Чисто… чисто”, - слышится из разных углов. В соседней комнате также сноровисто работает вторая подгруппа.

Не прошло и полминуты, как командир доложил о выполнении боевой задачи. Стрелки секундомеров замерли.

Судья-“краповик” проверяет мишени. С особым удовлетворением отмечает красным маркером попадания в головы “бандитов”:

- Неплохо, неплохо, - улыбается офицер.

Спецназовцы строятся на исходной, утирают пот. Сегодня им повторно предстоит штурмовать это здание, а потом и автобус. Только уже ночью…

До финиша - всего ничего. Пробежали еще сто метров. Рифленые подошвы ботинок методично месят чавкающую глину. Главное - не поскользнуться и не упасть, не оказаться ничком на земле, а постоянно переставлять задеревеневшие ноги. Каждый метр - настоящая пытка. Переступать через “не могу” все труднее и труднее. А надо!

Кровь стучит в висках, в голове стоит сплошной гул. Как тогда, в вертолете, перед высадкой взвода на ночной марш…

…Вертушка зависла над точкой. Выпускающий дал сигнал, борттехник открыл дверь. Все сосредоточенны, как перед реальной боевой операцией. Улыбки исчезли с лиц, первые номера замерли в готовности. Три, два, один… Пошли! До земли около двух метров. Спецназовцы приземляются и сразу же занимают круговую оборону. Вертушка тут же взмывает ввысь.

Командир подает условный знак рукой, созывая к себе сержантов. Пока они колдуют над картой, остальные бойцы собирают весь сухпай и в спешном порядке “хоронят” его в ближайшей канаве. Сейчас он лишний балласт, а в эту ночь каждому предстоит прочувствовать на себе ненужные граммы веса. Заранее просчитав ситуацию, командир накануне раздал всей группе по два “Сникерса”: на ближайшие сутки они и обед, и ужин, и завтрак.

Офицер Разведывательного управления ГКВВ МВД России полковник Валерий Чумаков ¬ главный судья на втором этапе соревнований:

- Впервые на соревнования были привлечены разведывательные подразделения специальных моторизованных батальонов “Север” и “Юг” 46-й отдельной бригады оперативного назначения внутренних войск, комплектуемые гражданами, проживающими на территории Чеченской Республики.

Эти подразделения неплохо показали себя на соревнованиях. Их бойцы имеют реальный боевой опыт и потому достойно смотрятся рядом с военнослужащими других спецподразделений. В ходе соревнования мы увидели их сильные стороны, а заодно помогли вскрыть узкие места в подготовке, над которыми еще предстоит поработать. Самое главное ¬ военнослужащие батальонов “Север” и “Юг” получили опыт участия в мероприятиях, проводимых под эгидой Главного командования внутренних войск.

...Менее чем через десять минут после высадки спецназовцы начинают движение. Проскакивают перелесок, форсируют распаханное поле. Надо выйти на проселок, пока не стемнело.

Проходит час, пора выходить на связь. Связист разворачивает радиостанцию, пытается поймать волну, но бесполезно. Спецназовцы сворачиваются и быстро перебегают на небольшую возвышенность. Снова звучат позывные, но в ответ - тишина. Слышно только, как разрывают эфир другие группы. У них дела идут не лучше. Видно, в этом месте какая¬то аномалия. Уже потеряли на организацию связи добрых полчаса времени. Гадать некогда - быстрее к новой контрольной точке.

Группа движется в полной темноте. Как командир определяет маршрут, знает только он сам. Единственные ориентиры для бойцов - рюкзаки бегущих впереди. Но и они периодически проваливаются то в яму, то в болото. В редкие минуты отдыха, когда взводный определяет точку на карте, ребята валятся от усталости на землю, пытаясь хоть чуть¬чуть восстановиться.

Где¬то через пять-шесть часов изнурительного марша группа выходит на проселочную дорогу. Привал! Офицер дает время немного отдохнуть. Все, теперь будет рывок. Не обращая внимания на кровавые мозоли, непослушные, негнущиеся ноги, надорванные спины, они бегут в сторону базы. Когда до нее остается не более пяти километров, проселок переходит в тропинку, а потом и вообще теряется.

Дальше - болото, с колючими кустарниками, крапивой и пеньками, которые так и норовят вцепиться в тебя и повалить в зловонную жижу. Командир уходит вперед с головным дозором, в тумане по цепочке передаются их предупреждения: “Коряга! Пенек! Трясина!”

Сил нет вообще, все движутся на автопилоте. По узенькому бревнышку пробегают 4¬5 метров. Один не удержался, упал. Хорошо хоть мимо торчащих из воды, как острые пики, обгоревших деревьев.

Связист уже не разворачивает станцию, а выходит на связь на ходу. Ему очень тяжело, он хрипит и еле ворочает языком. Где-то впереди раздается крик: “Братцы, поднажми, километр остался!” На самом деле бежать еще минимум два. Но желание быстрее закончить этот бешеный марш-бросок пересиливает усталость, и хруст веток под ногами, и хлюпанье зловонной жижи становятся веселее…

Наконец группа выходит из этого дьявольского болота. Остается на самом деле совсем чуть-чуть. У кого есть силы ¬ помогают остальным, у кого нет - просто стараются не падать.

 

 

 

Начальник отдела Разведывательного управления ГКВВ МВД России полковник Игорь Медведев - начальник штаба соревнований:

- Традиционно в соревнованиях приняли участие десантники 45¬го отдельного разведывательного полка ВДВ. Если на первых соревнованиях они заняли шестое место, то на этих ¬ уже второе. Это говорит о высоком уровне их подготовки и объективности судейства. Второе место десантники заслужили по праву. Они упорно готовились, использовали для тренировок любую свободную минуту. Не стеснялись перенимать опыт спецназа внутренних войск. Их работа достойна уважения.

...Запахло костерком. И вот наконец­то открывается полянка с палатками.

-12 часов ровно, уложились! - подводит итог судья после того, как последний боец группы перенес свое тело через финишную черту.

Одним из главных качеств бойца спецназа является умение мыслить логически, быть внимательным и наблюдательным даже при сильнейшей усталости. Поэтому после тридцатикилометрового (а для заплутавших - и того больше) ночного марша бойцы прошли психологическое тестирование.

Сдача тестов стала лишь кратковременной передышкой. Для завершения четвертого этапа каждой команде еще необходимо было оборудовать место для отдыха, замаскировать его, выставить наблюдательные посты, установить по периметру своей временной базы или на направлениях наиболее вероятного появления “противника” имитацию минно­взрывных заграждений. И только после этого можно было перевести дух...

…Финиш уже рядом, за изгибом дороги. Думать о хорошем: впереди баня, горячая еда и лучший четвероногий друг спецназовца - кровать.

Внезапно один из парней подворачивает ногу. Гримаса боли.

Бедолагу подхватывают под руки товарищи:

- Потерпи, братишка. Осталось чуть-чуть, - хрипит один из них.

Боец до крови закусывает губу. Он не плачет, не ломается. Держит темп, хотя и сильно хромает.

Небольшое финишное ускорение - и последний из бежавших за долгожданной чертой. Не верящие в то, что все уже позади, ребята принимают поздравления. И воздух рвут их победные кличи: “Спецназу - слава!”, “Разведке - слава!”

Они сделали. Они смогли.

Потому что они ¬ спецназ!..

 

 

 

Начальник Разведывательного управления ГКВВ МВД России генерал­лейтенант Сергей Куцов -главный судья соревнований:

- В учебном центре “Жорновка” отряда специального назначения “Меркурий” Центрального регионального командования созданы все условия для подготовки военнослужащих воинских частей специального назначения и разведки. На полигоне - отличная учебно-материальная база, развитая инфраструктура обеспечения. К тому же центр полностью автономен.

За последние четыре года у войск правопорядка появилось несколько аналогичных учебных центров. Например, на Северном Кавказе успешно работает учебный центр “Хацавита”, в котором подразделения проходят подготовку для действий в горах.

Для обучения офицеров-спецназовцев и разведчиков в Новосибирском военном институте создана кафедра служебно-боевого применения воинских частей специального назначения и разведывательных воинских частей. Курсанты, занимающиеся по специализированной программе, уже закончили первый курс и на экзаменах показали хорошие результаты. На основе этой кафедры в институте в перспективе будет создан факультет для подготовки офицеров спецназа и разведки внутренних войск.

Победу в общем зачете соревнований одержал взвод 17-го отряда специального назначения внутренних войск МВД России во главе со старшим лейтенантом Федором Бабаевым. Второе место заняли гвардейцы­десантники, которыми командовал гвардии старший лейтенант Роман Исупов, третье - разведчики 46-й отдельной бригады оперативного назначения с командиром старшим лейтенантом Жамбеком Утиулиевым. Командам­победительницам вручили почетные грамоты и переходящие кубки главнокомандующего внутренними войсками МВД России, а отличившимся военнослужащим - ценные подарки.

В пятерку лидеров вошли разведывательный взвод софринской бригады оперативного назначения во главе со старшим лейтенантом Александром Игнатьевым и взвод спецназа отряда “Пересвет”, которым командовал капитан Андрей Родин.

Кубок “За снайперскую стрельбу” достался взводу 17-го отряда спецназа, “За волю к победе” - подразделению отдельного разведывательного батальона 46-й бригады оперативного назначения. Наградой “За силу, ловкость и выносливость” организаторы отметили взвод отряда спецназа “Пересвет”. Кубки “За боевое содружество” получили разведывательный взвод 4-го полка ВДВ России и спецназовцы внутренних войск МВД Республики Беларусь. Специальные призы “За активное участие в соревновании” были вручены разведывательным взводам батальонов “Север” и “Юг”.

Организаторы соревнований единодушно признали: мастерство спецназа и разведки растет. Состязания показали, что все подразделения год от года прибавляют в знаниях, боевом опыте. Силы специального назначения внутренних войск готовы брать новые высоты.

 

 

 

Материал подготовили:

 Александр КУДРЯВЦЕВ,

 Роман ВЯЗИН

 и Александр КУЗНЕЦОВ

Фото Натальи ФИЛИМОНОВОЙ и Дмитрия ЛЫКОВА

 

Другие материалы раздела
Если ребенок ходит в детсад
1 января 2008 года вступил в силу приказ МВД России от 6 ноября 2007 года № 974 “О пособии сотрудникам милиции на содержание детей, посещающих государственные и муниципальные детские дошкольные учреждения”.
Безопасность собственная становится общей
За последние несколько лет существенно активизировано сотрудничество правоохранительных органов в рамках Союзного государства России и Беларуси.
Монополия на зубную боль
Имеют ли право жители глубинки на квалифицированную медицинскую помощь? Может ли житель, скажем, Егорьевска, ощутив банальную зубную боль, не снаряжаться в столицу, а вылечить зуб на месте?
“А” и “Б” сидели на радиотрубе
Со стороны станция радиоперехвата выглядит эдаким сонным царством: в кунге тишина, да и недвижно сидящие перед мониторами бойцы на первый взгляд будто и вправду кемарят, прикрыв глаза.
ОМОН и в море не подведет
В начале апреля исполнилось 15 лет со дня создания мурманского отряда милиции особого назначения. За это время бойцов отряда провожали в командировки на Северный Кавказ 38 раз!
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru