Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2008-2009 год

Обаятельный палач

Яков Агранов родился в Могилевской губернии (по некоторым данным, его настоящее имя - Янкель Шмаевич) в семье рабочего.

Как это было
Яков Агранов родился в Могилевской губернии (по некоторым данным, его настоящее имя - Янкель Шмаевич) в семье рабочего. Позже, согласно справке царской охранки за 1915 год, его отец превратился в мещанина, а мать стала хозяйкой бакалейной лавки. В 17 лет Яков окончил четырехлетнее городское училище, почти сразу же вступил в партию эсеров, а затем, поработав бухгалтером и конторщиком на складе лесной конторы, вступил в ряды РСДРП(б). Был арестован и выслан в Енисейскую губернию. А вернувшись, на долгие годы сделался одним из влиятельнейших чекистов. Отвечал за расследование дел Тактического центра, Таганцева, восстания Антонова, Кронштадтского восстания, процессов правых эсеров.

Уже в 24 года, в феврале 1918-го, Яков Саулович занимает высокую должность секретаря Совета Народных Комиссаров РСФСР (!), по совместительству оставаясь сотрудником Особого отдела ВЧК.
Архивные документы свидетельствуют, что он пользовался доверием Ленина. Например, в
1921 году Петроградский ЦК арестовал инженера-технолога Названова по обвинению в участии в контрреволюционной организации профессора Таганцева. По этому поводу Ленин писал Молотову: “Со своей стороны предлагаю отменить приговор Петрогубчека и применить приговор, предложенный Аграновым, т.е. 2 года с допущением условного освобождения”.
Агранов курировал дело Таганцева и несет полную ответственность за расстрел 87 представителей русской интеллигенции, в том числе поэта Николая Гумилева.
Надо отдать должное обаятельному Янечке (так его называли в артистических кругах), он досконально изучил творческую жизнь Москвы и Питера, дружил с литературным критиком, шурином Ягоды - Авербахом, писателем Борисом Пильняком, поэтами Осипом Мандельштамом и Владимиром Маяковским, Бриками. По мнению ряда исследователей, именно Агранов организовал “самоубийство” Маяковского.
В конце 20-х - первой половине 30-х годов Янечка пользовался доверием и у Сталина. Дачи в Зубалове у них были рядом. Ежов даже подозревал, что Агранов был информатором Хозяина.
После убийства Кирова 2 декабря 1934 года именно Агранов вместе со Сталиным прибыл в Ленинград, приняв на себя руководство следствием. Начались массовые аресты, так как Агранов полагал, что убийство подготовлено молодежным звеном Зиновьевской оппозиции, а идейными руководителями стали Зиновьев, Каменев, Евдокимов и в прошлом председатель Петрогубчека Бакаев.
За каких-то десять дней были составлены списки подлежащих высылке как “не внушающих политического доверия” - более 11 тысяч человек. Ну а затем 28 - 29 декабря 1934 года после закрытого заседания выездной сессии Военной комендатуры Верховного суда СССР
14 человек обвиняемых приговорили к расстрелу. Через час приговор был приведен в исполнение.
Не будем вдаваться в подробности смерти Кирова. Об этом уже много написано, скажем только, что после сфабрикованных процессов население Ленинграда сократилось на 35 тысяч человек!
После прихода в НКВД Ежова Агранов еще больше укрепил свое влияние. Под его надзором проводились допросы Каменева, Зиновьева, Бухарина, Рыкова, Тухачевского. Он был награжден двумя орденами Красного Знамени, двумя значками “Почетный работник ВЧК - ГПУ”.
В 1935 году Агранов удостоен звания комиссара госбезопасности 1-го ранга (что соответствовало теперешнему генералу армии).
Но в конце 1936 года к Агранову стал резко охладевать Сталин. В беседе с Ежовым он как-то даже сказал:
- Агранов - это неискренний человек, провокатор. Надо еще посмотреть, как он вел следствие по делу об убийстве товарища Кирова, может быть так, чтобы запутать все дело. Ягода всегда делал на него ставку.
В августе 1937 года Ежов осторожно намекнул Сталину, что на Агранова от бдительных товарищей поступают сигналы о его симпатиях к Троцкому, о вечеринках, на которых присутствовали Каменев, Бухарин, Радек…
Вскоре Агранов понижается до замнаркома и начальника 4-го отдела ГУГБ НКВД, а чуть позже вообще удаляется из центрального аппарата и переходит в Управление по Саратовской области (как оказалось, всего на два месяца).
Из Саратова Агранов пишет Сталину письмо, в котором предлагает арестовать Крупскую и Маленкова… В середине июня 1937 года в Саратов для “чистки” местного руководства едут секретарь ЦК член Политбюро Андреев и… Маленков. Выводы: “Ознакомление с материалами следствия приводит к выводу, что в Саратове остается до сих пор серьезная правотроцкистская шпионская организация. Агранов, видимо, и не стремился к этому. Сам аппарат Саратовского УНКВД до сих пор остается не зачищенным от врагов… Агранов ничего в этом отношении не сделал. На основании этого считаем целесообразным Агранова сместить с должности и арестовать”.
Пожелания Андреева и Маленкова были исполнены. Агранова задержали на другой же день. Он признал себя виновным “в принадлежности к антисоветской троцкистской организации”. Сохранились его покаянные письма Сталину и Ежову. Однако 1 августа 1938 года Яков Агранов был расстрелян.
Через 17 лет дочь Агранова возбудила ходатайство о реабилитации отца. В 1955 году Главной военной прокуратурой вынесено постановление об отказе в пересмотре дела и постановке вопроса о реабилитации. В документе указывалось: “Материалами дела и дополнительной проверкой полностью доказана вина Агранова в систематическом нарушении социалистической законности в период его работы в органах НКВД…”

Юрий ДОЙНИКОВ

Комиссар госбезопасности 1го ранга Яков Агранов (в центре)
и другие руководящие работники НКВД. Февраль 1937 года.

 

 

Другие материалы раздела
Представлен новый министр внутренних дел
УРОКИ ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ
Мухтар, Никулин и Подушкин
Фильм, посвященный сотрудникам МВД и их непростой службе, “Ко мне, Мухтар!” стал легендой отечественного кинематографа. Но мало кто знает, что главным консультантом картины был Сергей Подушкин, тогда - капитан милиции, а роль четвероногого героя Мухтара исполнили две его служебные овчарки - Байкал и Дейка.
15 июня - День медицинского работника
Невольники XXI века
Многим людям старшего возраста еще памятны буквари, которые начинали обучение малышей чтению фразой “Мы не рабы, рабы не мы”. И действительно, тогда казалось, что рабство - это что-то из далекой-далекой истории, а рабы - непременно темнокожие, закованные в кандалы верзилы, которых проклятые эксплуататоры-рабовладельцы нещадно пользуют от зари и до темна на плантациях под палящими лучами изнуряющего солнца.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru