Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

Огненный рассвет 1941-го

У нас в средней школе физику в старших классах преподавал ветеран Великой Отечественной войны Иван Савон. Был он высокого роста, худощавого телосложения и абсолютно седой. Еще запомнилось и всегда вызывало удивление, что летом, даже в несносную жару, ходил Иван Филиппович в теплых зимних ботинках. На выпускном вечере, когда мы пошли встречать рассвет, классный руководитель рассказал, с чем это связано. В начале 1941 года наш учитель физики окончил военное артиллерийское училище и служить попал на западную границу в район ураинского города Броды. Вот там его и застала война. Во время одного из сражений батарея, которой он командовал, была полностью уничтожена танковым огнем противника, а сам Иван Филиппович, тяжело контуженный, попал в плен, где прошел, что называется, все круги ада. Последствия и сказались на ногах…

Увы, Ивана Филипповича уже давно нет в живых, как и многих из тех, кто семьдесят лет назад первыми приняли на себя удар фашистской бронированной армады, кто ценой собственной жизни сдерживал ее мощный натиск, порой в полном окружении, без всякой надежды на помощь и поддержку регулярных частей Красной армии. Эти люди совершали чудеса мужества и героизма, которые вызывали глубокое восхищение даже у врага. Плечом к плечу до последнего патрона сражались русские, украинцы, казахи, грузины, белорусы… Представители всех союзных республик, оказавшиеся в то время на одной линии огня. Символом несгибаемой стойкости и отваги в летописи начала Великой Отечественной войны стал, несомненно, подвиг защитников Брестской крепости.

Здесь дрались с врагом, нередко переходя в рукопашную, пограничники, красноармейцы Брестского гарнизона, бойцы 132¬го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Не было ни еды, ни лекарств, раненые умирали в жутких муках. Но самым зловещим испытанием являлся призрак жажды, нависший над горячими, расплавленными огнеметами руинами. “Дьявольский план фашистского командования исполнялся четко и по пунктам, - рассказывает автор и составитель книги “Брестская крепость на ветрах истории” А.М. Суворов, - все подходы к рукавам Мухавца и Буга находились под прицелом засевших в окопах и за деревьями на другом берегу солдат 45¬й дивизии. Простреливался каждый метр. Бросок к реке, наполненная теплой речной водой фляга стоили непомерно дорого. Часто - дороже жизни”.

 

На третий день обороны цитадели немцы применили против ее защитников 150 штурмовых орудий. На крепость обрушились артиллерийские снаряды самоходной системы “040” (“Карл”) весом более двух тонн. В это время в районе боевых действий находились германские журналисты. Вот что сообщил в Берлин с пометкой “срочно” корреспондент журнала “Сигнал”: “Немецкая артиллерия и немецкие бомбардировщики штурмуют Брест¬Литовск. Три дня наша пехота лежит на берегу перед цитаделью. 10 часов утра… В казематах и казармах сражаются… советские солдаты с упрямой настойчивостью. Вокруг горят дома и по полю перекатывается отравленный дым. Советские стрелки стреляют с крыш… 11 часов 30 минут. Еще раз вступает в бой немецкая артиллерия. Начинается канонада страшной силы. Адский шум заглушается голосом гигантской мортиры. Поднимаются облака дыма высотою с дом, взлетают на воздух пороховые погреба, дрожит земля”.

Только за первую неделю боев, в период с 22 по 30 июня 1941 года, и только по данным самого же гитлеровского командования (наверняка приуменьшенным, ибо на то существовали веские причины), потери 45--й пехотной дивизии, которая принимала активное участие в штурме крепости, составили 482 человека убитыми и свыше тысячи - ранеными. Это более пяти процентов всех потерь вермахта на огромном Восточном фронте - от Балтики до Карпат! Невероятно, но - факт. Возможно, как военный объект Брестская крепость была уничтожена. Но она так и не была покорена.

Только 23 июля, на 32-й день войны, принял свой последний бой защитник крепости майор Гаврилов, ставший впоследствии Героем Советского Союза. Как и Иван Савон он тоже в бессознательном состоянии попал в плен, где также прошел все круги ада.

“Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина! 20.VII - 41” - такая надпись была обнаружена в 1952 году на стене оборонительной казармы в районе Белостокских ворот. Она сделана неизвестным героем на 29-й день войны…

Нижайший поклон всем, кто семьдесят лет назад с оружием в руках встретил огненный рассвет 1941-го, кто выстоял, кто разрушил планы врага на блицкриг! И вечная память их подвигу!

 

Валерий КУЛИК

 

 

 

Другие материалы раздела
Комета не сгорела
В Москве снова ЧП - пожар в гостинице “Комета”.
С ангелами-хранителями не спорят даже министры
1-му Отделу милиции Центра охраны объектов высших органов государственной власти МВД России - 50 лет.
С ангелами-хранителями не спорят даже министры
1-му Отделу милиции Центра охраны объектов высших органов государственной власти МВД России - 50 лет.
Опираясь на прошлое, строим будущее
На вопросы Татьяны КОЛГАНОВОЙ отвечает начальник Департамента кадрового обеспечения МВД России генерал­лейтенант милиции Владимир КИКОТЬ.
Новое о пенсиях
Заместитель начальника отдела Нормативного управления ФЭД МВД России подполковник внутренней службы Сергей Денисевич
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru