Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2010-2011 год

Пиявки нефтяных артерий

Среди российских регионов Самарская область печально лидирует по хищениям нефтепродуктов. По некоторым данным, годовой оборот этого криминального бизнеса в области достигает двух миллиардов рублей.

Среди российских регионов Самарская область печально лидирует по хищениям нефтепродуктов. По некоторым данным, годовой оборот этого криминального бизнеса в области достигает двух миллиардов рублей. Ситуация в этой сфере наряду с уличной преступностью является одним из определяющих факторов роста общего количества преступлений. Это обусловлено тем, что на территории региона расположено 22 крупных предприятия ТЭК, в том числе три крупнейших в стране НПЗ. Хранением и реализацией нефтепродуктов занимается 20 нефтебаз. Пять компаний, входящих в состав ОАО АК “Транснефтепродукт” и ОАО “НК “Роснефть”, осуществляют транспортировку нефти по трубопроводам, протяженность которых по территории области составляет около 10 тысяч километров. Таким образом, соблазн криминалитета присосаться к нефтяным артериям очень велик.


“ЗАКРЫТЬ” ПОВОРОТ
Недавно суд Нефтегорска рассмотрел уголовное дело по фактам хищений нефтепродуктов, масштабнее которого здесь еще не видели. Для перевозки более 50 томов, два из которых - обвинительное заключение, пришлось нанимать грузовую “Газель”. Семеро обвиняемых, среди которых брат одного из бывших руководителей местной милиции, получили сроки от 3 до 4 лет лишения свободы. Столь суровый приговор стал скорее исключением: обычно расхитители отделывались условным наказанием.
Преступная группировка, возглавляемая 43-летним жителем Нефтегорска Николаем Васянькиным, воровала нефть в одном из напорных коллекторов, принадлежащих ОАО “Самаранефтегаз”. Сливали похищенное в Сызрани - в ООО “Итиль”. Сыщики взяли группировку по классическим канонам жанра: долго следили, записывали телефонные переговоры. Чтобы получить санкцию на прослушку, уголовное дело возбудили в Октябрьском районе Самары: в Нефтегорске была велика вероятность утечки информации. Первоначально именно расшифровка переговоров легла в основу дела. Уже после обысков прибавились другие улики - накладные, путевые листы, обрезки труб от нефтеврезок и другое.
Переговоры нефтеворов записывались почти месяц. Вот некоторые выразительные фрагменты.

- Аркашка, вы на этих машинах не ездите по своим делам, вы лучше на КамАЗе. Они (милиция) машины эти знают, рисоваться на них не надо.
- Сань, проедете сейчас прямо от зуевского поворота и до поста ГАИ, посмотри самарских.
- Ладно, сейчас проскочу.
- Давай, если что, звони мне или Аркашке. Если стоят, то звони.
- Да, Сань.
- Коль, нет никого, ни на посту, ни на зуевском повороте.
(Мошенники остерегались только самарских милиционеров, определяя по номерам машин. С местными проблем, судя по всему, не возникало.)

- Сань, а у тебя хватит бензина?
- Да.
- Доедь, чтобы самарских не было. Только самарские, эти по фигу, богатовские.
- Аркашка, трасса чистая, давай пошел на Богатое. Если что, смотри 222 номер, если где-то самарские будут, он тебе моргнет или остановит.

- Ну, что они говорят?
- Ну что? “Пошли в отдел”, - говорят.
- Сейчас разберутся, там созваниваются. Это богатовские, точно?
- Да. Ну 38-й ихний же (номер на борту).
- Да. Ну, сейчас позвонит им, не бойся, там все нормально.
- Все, отпустили.
- А, ну все, давай.

- Юр, сильно не гони. Сейчас я второй поворот гляну, отзвонюсь тебе, где ехать.
- Понял.
- Давай через второй поворот.
- Через второй?
- Да, я открыл (“открыл” в данном случае значит договорился, заплатил).

- Что. Коль, в ночь работать снова?
- Да. А вы где?
- Алексеевку проехали. Замучились с дивизионкой здешней (“дивизионка” - самарский дивизион милиции).

- Что они?
- Да везде стоят.
- Сейчас самое главное - мы пустые.
- Пустые-то пустые, а бочки грязные.

- Новосемейкино проехал. Алексеевку прошел, самое главное.
- Через пять минут как ты уехал, нагрянули менты, наверно, навел кто-то.

- Как у тебя дела?
- Сейчас второго забираю и погнал. Поеду просматривать.
- У вас если будут - не бойся.
- Где?
- Там они под мостом стоят. Три “уазика”. Это нас охраняют.

- Юра, я сейчас скоро на базу приеду, тебя сопровожу, до половины, дальше тебя белая “семерка” поведет, а я встану, перекрою.

- Номера снимайте, ставьте на твою машину и по его документам езжайте. Никто их не сверяет.
 - Только там их надо помыть будет, а то видно будет, что откручивали.

Из переговоров видно, что преступники обязательно организовывали наблюдение за обстановкой у врезок, машины в рейсах зачастую сопровождались работниками милиции. Известно, что транспортные средства Васянькин начал арендовать с начала 2006 года. С этого времени, видимо, и берет начало “бизнес”. Машины арендовались без составления каких-либо договоров. И, что интересно, все автобойлеры были приобретены по кредитам в банках, под залог самих этих машин.

Только за время, пока находились “под колпаком”, обвиняемые похитили нефти на миллион с лишним рублей. Однажды загрузили топливо на 160 тысяч, но, заметив слежку, скрылись, бросив МАЗ. Потом, как признался водитель, по указанию Васянькина он сделал заявление в милицию об угоне этого МАЗа. Директора сызранских ООО “Гидди” и “Итиль”, которые принимали краденое, прошли свидетелями, утверждая, что знать не знали, ведать не ведали о криминальном происхождении нефти.

Из записанных телефонных разговоров также следовало, что преступникам помогал брат замначальника РОВД и не только он. Вот, например, как позже объяснял свое участие в нефтегорской эпопее инспектор КРУ ГУВД:
“По службе был направлен в командировку в Нефтегорское РОВД. По приглашению работников Нефтегорского РОВД выехал на отдых в лес. Поехал совместно с заместителем начальника РОВД (фамилия руководителя), потом подъехали мужчины, которые представились Александром и Николаем. Николай спросил о том, могу ли помочь найти место, куда можно реализовывать имеющуюся у них нефть. Такой вопрос мотивировал тем, что я часто по службе езжу по всей области. Я сказал, что приму во внимание их просьбу и обменялся номерами… Также Николай сказал, что из Сызрани необходимо привезти чистые товарно-транспортные накладные с оттисками печатей. Вопрос, почему это должен был делать я, Николаю я не задавал.

Я не знал, что нефть, которую перевозит Николай, краденая, из незаконных врезок, думал, что он занимается коммерцией, хотя и понимал, что где-то нарушает закон, когда использует пустые накладные с печатями, но думал, что так каким-то образом уходит от налогов”.
Все попавшие в поле зрения следствия сотрудники милиции уволились из органов внутренних дел. В суде участвовали как свидетели и, соответственно, наказания не понесли.

Комментарий следователя Главного следственного управления при ГУВД по Самарской области капитана юстиции Романа Гизятова: 

- Хищение нефти и нефтепродуктов на объектах топливно-энергетического комплекса России является очень серьезной проблемой. Предприятия несут огромные убытки, большой ущерб наносится экологии. Кроме того, действия преступников не исключают ошибочных врезок в газопроводы, которые часто располагаются в единых технических коридорах с нефтепродуктопроводами, что может привести к крупной техногенной катастрофе. Большая часть трубопроводов расположена под землей. Следить за их сохранностью сложно. Врезки бывают разовые и постоянные. На каждую врезку устанавливается хомут с приваренной задвижкой, способной выдержать давление в трубе при перекачке нефти. Эта работа требует высокой квалификации и специального оборудования. По некоторым данным, изготовление одной такой врезки обходится примерно в две тысячи долларов. Затем от каждой “точки” отводятся длинные шланги, а место врезки маскируется. Ночью подгоняется цистерна, которая заполняется похищенным топливом. Мощнейшее давление позволяет наполнить, например, 15-тонную емкость за одиннадцать минут. За ночь может делаться несколько рейсов. Охотников за “черным золотом” не останавливают даже установленные специальные датчики, дающие знать о возникающих перепадах давления в трубах.

ВРЕЗАТЬ ПО ВРЕЗКЕ
Огромная проблема - ликвидация врезок. Есть примеры, когда на одной врезке попадались две группы. После задержания первой врезку так и не смогли убрать, порубили кое-как трубу, отвод заварили, подключиться оказалось просто. Происходит так потому, что уничтожить несанкционированный трубопровод непросто: мошенники сегодня используют горизонтальное, вертикальное бурение, даже специалисты порой не могут определить, где пролегает, куда или откуда тянется врезка. У нефтяников нет сил и средств для полной их ликвидации. В Чагринском хозяйстве был случай - люди чуть не митинговали: не троньте наши посевы! А без этого отвод было не ликвидировать…

В делах по нефтекражам всегда встает вопрос по хранению вещдоков. Вот и по этому делу две машины забрали банки, остальные так и стоят около РОВД. Обещали власти решить вопрос по стоянкам для арестованных бойлеров, но пока места не везде определены и оборудованы.

Расследования по делам о незаконных врезках требуют, как правило, много времени и сил. На месте преступления оперативники работают дня по 3 - 4: собирают детали врезки, сварочных аппаратов, другие следы. На экспертизы уходит до восьми месяцев. По Васянькину только на печатание копий двух томов обвинительного заключения для обвиняемых и их многочисленных адвокатов ушло двое суток.

СИЛЫ СОБРАТЬ В ОДИН КУЛАК
Год назад в ГУВД решили сосредоточить все силы для борьбы с нефтеврезками в одной структуре, создав в Управлении БЭП спецподразделение - оперативно-разыскную часть (ОРЧ) № 4, которое возглавил опытный оперативник полковник милиции Виталий Гордеев. И результаты не замедлили сказаться. Впервые с 2006 года фиксируется снижение криминальных врезок в среднем на 16 процентов за полугодие. Прекращена деятельность десятка подпольных НПЗ. За год по несанкционированным врезкам возбуждено 422 уголовных дела, в суд направлено 53. Насколько известно, организаторы хищений сейчас испытывают трудности с поиском рядовых исполнителей. Люди отказываются воровать и перевозить, прослышав про ужесточение наказания.

 В ОРЧ-4 инициировали несколько исков о принудительном изъятии автотехники, задержанной на криминальных врезках. И уже получено решение Кинельского районного суда, которым два нефтевоза, конфискованных на врезке, обращены в доход государства. Таким образом, в Самарской области создан прецедент в плане изъятия орудий совершения преступлений “черных врезчиков”.
 
К слову, новый нефтевоз стоит около 1 миллиона рублей, бывшие в употреблении можно купить за 400 - 500 тысяч рублей. Однако нефтеврезчики практически всегда выезжают на место совершения своих преступных деяний на арендованном транспорте. А по законодательству собственник автотранспорта не может нести ответственность за деяния другого лица. В этом случае следствию необходимо доказать наличие сговора между собственником и арендатором.
 
В производстве следователя Романа Гизятова сейчас находится новое дело по нефтеврезкам. И вновь набирается материалов на 50 томов. В деле вновь фигурируют люди в погонах, уже признанные прокуратурой свидетелями. И все же “областникам” удается доводить эти дела до суда, до наказания. А значит, здоровых сил в органах правопорядка, несмотря на соблазн “легких” денег, больше…

Людмила БОРОДИНА
Самарская обл.


Начальник Главного следственного управления при ГУВД по Самарской области генерал-майор юстиции Юрий СУПОНЕВ:

- Мы полагаем, что большая часть врезок делается с помощью обслуживающего персонала нефтепроводов. Вы попробуйте найти этот нефтепровод. Я вот, например, не смогу. А они знают, где он пролегает, на какой глубине и так далее. У нас по нескольким делам привлечены и бывшие, и действующие сотрудники служб безопасности, и представители обслуживающего персонала нефтепроводов. Проанализировав ситуацию, мы направили представление на имя руководителя “Транснефти” о недостатках в организации охраны нефтепроводного транспорта. В оценке работы служб безопасности акценты расставлены неправильно. Они должны быть расставлены прежде всего на проведении профилактической, предупредительной работы - тогда будет результат. А их премируют… за обнаружение врезки. Но за это надо бы наказывать! Получается, охранники заинтересованы в увеличении врезок!

Все заявления о врезках совершаются постфактум. А ведь существует огромное количество современных приборов, миллион датчиков можно поставить на эту трубу, чтобы через 10 - 15 секунд установить, где совершается врезка, и туда направить мобильную группу. Да что там говорить - нефтетранспортировщики до сих пор не могут посчитать, сколько нефти у них украли из трубы. Большие трудности из-за этого возникают при расследовании дела.

При анализе проблемы выяснился такой казус. Специалистов-нефтяников в области готовят семь вузов и четыре техникума, получается более 400 выпускников ежегодно. А потребность - 70 - 100 человек. Как думаете, есть связь между оставшимися не у дел и расхитителями?

Другие материалы раздела
Министр внутренних дел России генерал армии Рашид Нургалиев
Отдыхать нам точно не придется
Ушел на пенсию… Так сказать, на заслуженный отдых. Красиво звучит, не правда ли? Хочешь - действительно отдыхай. Хочешь, если есть силы и желание, - ищи себе применение “на гражданке”.
Крах липового дипломанта
Люди пишут нам, когда последней надеждой на то, что их голос будет услышан, остается газета.
Ключи от квартиры для Женечки
Избирком на колесах
Через год транспортная милиция России отметит свое девяностолетие. Поэтому нынешний день рождения службы по праву можно считать промежуточным рубежом на пути к юбилею,..
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru