Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2006 год

ОМОН ЗАСЛОНИЛ СОБОЙ ДЕТЕЙ

В Республике Дагестан есть два отряда милиции особого назначения. Один, именуемый для краткости ОМОН-1, имеет зоной ответственности столицу республики. Второй, расположенный в Каспийске, действует по всей республике. Хотя нередко бойцы обоих ОМОНов плечом к плечу работают на спецоперациях против членов бандитского подполья под пулями экстремистов в Махачкале и Хасавюрте, Кизляре и Гимрах, Кизил-Юрте и Буйнакске. Днем рождения ОМОН-2 принято считать 18 октября 1999 года. Хотя боевая биография этого ОМОНа началась в Карамахи, где действовали тогда бойцы отдельного спецбатальона ППС МВД Дагестана. И с тех пор омоновцы постоянно на самых опасных участках, на острие контртеррористического удара...

В Республике Дагестан есть два отряда милиции особого назначения. Один, именуемый для краткости ОМОН-1, имеет зоной ответственности столицу республики. Второй, расположенный в Каспийске, действует по всей республике. Хотя нередко бойцы обоих ОМОНов плечом к плечу работают на спецоперациях против членов бандитского подполья под пулями экстремистов в Махачкале и Хасавюрте, Кизляре и Гимрах, Кизил-Юрте и Буйнакске. Днем рождения ОМОН-2 принято считать 18 октября 1999 года. Хотя боевая биография этого ОМОНа началась в Карамахи, где действовали тогда бойцы отдельного спецбатальона ППС МВД Дагестана. И с тех пор омоновцы постоянно на самых опасных участках, на острие контртеррористического удара...

ликвидация “культурного” ваххабита
Только в этом году бойцы отряда участвовали в ликвидации 13 лидеров незаконных вооруженных формирований. Речь идет об опытных участниках бандподполья, на счету которых как минимум несколько убийств и взрывов. Как правило, эти люди повязаны кровью, прошли очень серьезную подготовку. В 2006 году сотрудники ОМОН-2 участвовали в более чем 100 (!) спецоперациях.

Одна из таких спецопераций началась ранним утром 26 августа. Как вспоминает начальник штаба ОМОН-2 майор милиции Шамиль Магомаев, еще в темноте спецподразделения милиции заблокировали двухэтажное домовладение на Харьковской улице Махачкалы, в котором засели боевики: “Штурм должны были осуществить бойцы ОМСНа, а омоновцы создавали кольцо блокирования, чтобы не дать боевикам уйти. Но на рассвете, когда началась операция, планы пришлось менять - стало ясно, что в доме вместе с бандитами находятся дети”. В тот момент, когда снайпер снял одного из бандитов на втором этаже особняка, другой боевик стал отстреливаться из-за спины трехлетнего мальчика. И тогда дагестанские милиционеры начали спасать детей, выводя их из-под обстрела. Эту ситуацию офицеры ОМОНа не забудут никогда: “Мы выводили детей, а по нам бандиты вели огонь!” Дом принадлежал почтенному аксакалу, а дети, ставшие заложниками, оказались его внуками.

Как выяснилось впоследствии, в первые же минуты боя омоновцам удалось ликвидировать нового лидера джамаата “Шариат” Гаджи Меликова, который возглавил эту структуру после уничтожения Расула Макашарипова по кличке Муслим и еще одного главаря - Лахиялова. Двое террористов - братья Магомедовы - попытались пробиться через кольцо оцепления. А хозяин дома Хиясов засел в подвале, ведя оттуда огонь. В это время милиционерам всячески мешала его дочь, которая кричала и бегала по двору. Она пыталась отвлечь внимание на себя. Но Магомедовым это не помогло. Когда боевики оказались у стены, то сразу же попали в поле видимости милиционеров, находившихся в засаде.

Один из Магомедовых был убит, а второй укрылся за небольшим сараем и открыл огонь в сторону штурмового отряда. Спецназовцы не стреляли, потому что дочь хозяина дома закрывала им видимость. “Мы пробрались с командиром (командиром ОМОНа подполковником милиции Макашарипом Курбановым. - Авт.) в другой дом, - рассказал Шамиль Магомаев. - Первый раз я выглянул из окна, увидел, что до врага метров 30, дал короткую очередь. Мне ответили. Затем по рации мы попросили ребят, которые сидели над нами, помочь. Они кинули гранату. Хватило нескольких секунд, чтобы перезарядить автомат, и... террорист не ушел”.

А из подвала продолжал стрелять Хиясов. “Еще в 70-е годы он был заместителем министра культуры Дагестана. Две его дочери вышли замуж за ваххабитов. А в конечном итоге и сам Хиясов оказался на их стороне, - говорит подполковник милиции Макашарип Курбанов. - Ему сказали, что трое уже убиты, и предложили выйти. Он отвечал выстрелами. Мы не могли его достать, потому что не использовали там гранатометы, так как дома стояли плотно. Применяли только автоматическое оружие и ручные гранаты. Уговаривали его минут 30, использовали мегафон. Думали, что ничего не слышит в свои 69 лет. До последнего пытались вытащить его живым. С Хиясовым разговаривал министр, его заместитель, командир ОМОН-1, целый час на русском и кумыкском языках. Бесполезно. Дом горел, и в конце концов рухнуло перекрытие...”

Ведя переговоры о бессмысленности сопротивления, милиционеры даже уговорили обратиться к Хиясову женщину, которая была с боевиками в доме. Кстати, с ней же находилась сестра убитого ранее главаря Макашарипова. По словам оперативников, в бандах существуют свои обычаи - жены убитых боевиков, рядовых и главарей, переходят по наследству к другим бандитам. Причем этот процесс может длиться сколько угодно. С той же сестрой Макашарипова дагестанские милиционеры сталкиваются уже на четвертой (!) спецоперации. Так и кочует эта женщина по домам, переходя от одного ваххабита к другому. Ведь во время спецопераций женщин отпускают. “Не расстреливать же их за это. Они уходят и опять примыкают к кому-нибудь”, - говорят оперативники. Так что говоря о нравственности, моральных ценностях и традиционных устоях, сами экстремисты и тем более их лидеры имеют об этом весьма специфическое представление.

И еще один характерный момент. После операции на Харьковской улице оперативники изъяли пистолет, из которого вел огонь бывший замминистра культуры Хиясов. Экспертиза установила, что именно из этого оружия было совершено покушение на заместителя муфтия республики Абидова. Один из автоматов, которым пользовались преступники, был похищен у милиционеров, расстрелянных несколько лет назад на посту ППС под Махачкалой...

погоня за “трупом”
Уроженец Серокалинского района Дагестана 30-летний Шамиль Абидов воевал против федеральных сил еще в первую чеченскую кампанию. В последнее время он входил в террористическую группу Муслима. Абидов находился в розыске за ряд терактов и убийства сотрудников милиции. Операция по ликвидации этого чрезвычайно опасного главаря в горах Дагестана стала еще одной страницей в боевой биографии ОМОНа.

Группа омоновцев была поднята по тревоге и переброшена в Серокалинский район, где произошло боестолкновение с группой экстремистов, во время которого был ранен один из сотрудников милиции. Подчиненные Макашарипа Курбанова блокировали большой участок горного леса, где могли находиться боевики. В ельнике якобы кто-то видел труп террориста. “Туда мы направили группу сотрудников, - вспоминает командир отряда. - Но когда подошли, “труп” ожил и открыл огонь. Блокировали большой участок леса, а в итоге достали его в узком перелеске шириной 500 - 600 метров. Через 700 - 800 метров начинался большой лес, а там уже расстояния измеряются в километрах. Главной задачей было отсечь “труп” от большого леса и не дать ему уйти”. Эта погоня длилась больше суток. Матерый боевик путал следы, заводил преследователей в труднопроходимые места. Вечером сплошная пелена тумана полностью накрыла лес в горах. Но участок, где мог перемещаться бандит, был сужен. На следующее утро поиски возобновились.

Снег - сантиметров 10 - 15, а местами по колено. Было холодно - за 20 градусов мороза. Бандит петлял, ходил задом наперед, кругами, прыгал. Как вспоминают омоновцы, “мужик жить хотел сильно, хорошо был подготовлен физически, вынослив и хитер”. В общей сложности спецназовцы прошли за ним километров 15 в условиях горной местности. Бандита зажимали три хорошо вооруженные группы. Бойцы обливались потом, чтобы через какие-то несколько минут замерзнуть. Отогревались как могли, растираясь снегом. Кто-то наспех умудрялся развести костерок и подкрепиться сухим пайком. И эта изнурительная погоня привела к результату...

ботинки... в носках
В начале года в селе Балахани, что под Гимры, омоновцы заблокировали и уничтожили одного из ваххабитов, у которого была обнаружена цифровая запись с подробным отчетом о проделанной работе. Бандиты сообщали спонсорам, как роют землянки, учатся убивать “неверных”... Как выяснилось, речь шла об одной из групп полевого командира Раппани Халилова. После того как удалось вычислить примерное расположение базы, началась спецоперация. Вызвали авиацию, минометы. Но все складывалось не самым удачным образом. Группы ОМОНа не были знакомы с местностью, передвигались по козьим тропам. Противник заранее находился в более выгодных условиях. Идеальный вариант при таком раскладе - тщательно обработать позиции авиацией, вынудив противника выйти на открытые места. Но на деле огонь вертушек оказался не таким эффективным - боевики скрывались в расселинах, а минометы нанесли удар по склонам в сплошном дыму.

Когда ОМОН вместе со спецназом внутренних войск пошел вверх, начался бой. Сразу же были уничтожены несколько бандитов. Судя по следам волочения, которые удалось обнаружить потом, в банде были и тяжелораненые. Пожалуй, именно этот бой можно назвать одним из самых серьезных испытаний, выпавших на долю отряда за последнее время. “Шаг в сторону, и скатываешься вниз метров на 150 - 200. Стреляли, держась за кусты. Использовали камни, укрывались за ними. Бой было вести очень трудно, - вспоминает командир отряда Макашарип Курбанов. - Поднимались туда четыре часа в снегу и при гололеде. На обычных берцах катались как на лыжах. Использовали носки, надевая их на ботинки, делали все что угодно, лишь бы пройти. Ночью боевики оторвались от преследования. Эту историю мы не забываем, потому что столкнулись тогда с изощренным, хорошо подготовленным врагом и получили неплохой урок”.

Увы, за этот урок заплатили дорогой ценой: в бою ОМОН потерял командира взвода лейтенанта милиции Тофика Наврузбекова и бойца рядового милиции Мирзу Ахмедова. Прапорщик милиции Дмитрий Воскобойников, раненый, остался на месте боя. Его искали 12 часов на морозе, вытащили и... подивились стойкости этого человека, который сумел побороть смерть, выздороветь, а позднее и снова встать в строй.

За все время существования в отряде 13 погибших. В этом году ранено 11 сотрудников.

По словам командира отряда Макашарипа Курбанова, в отряде не существует касты неприкасаемых - тех, кто хорошо устроился: “У нас все в строю, по лесам, по горам “скачут” и кадровики, и тыловики. Если честно, то создать лучшие условия на базе нет возможности, потому что все на боевых дежурствах”.

Проблема отряда, дислоцированного в Каспийске, - отсутствие жилья. Как горько здесь шутят, можно встать в очередь, умереть 20 раз, но ничего не получить. И просвета не видно. В министерстве обещали что-то пробить в будущем, найти спонсоров. Но все заглохло. “Конечно, не все упирается в материальные блага, - говорит командир отряда. - Мы воюем не за них. Но, по большому счету, у людей должен быть нормальный тыл. Мы надеемся, что ситуация сдвинется с мертвой точки”.

Олег ПЕТРОВСКИЙ
Республика Дагестан

Другие материалы раздела
На вопросы читателей отвечает специалист
Рубрику ведет начальник Правового департамента МВД России генерал-лейтенант милиции Валерий ЧЕРНИКОВ.
Подробно и прозрачно о “боевых”
Негативную окраску приобретают материалы журналистов, касающиеся темы выплаты “боевых” сотрудникам органов внутренних дел и военнослужащим внутренних войск МВД России. Почему вокруг “боевых” так много слухов?
Из выступления Президента Российской Федерации Владимира Путина
Помнить о прошлом, жить настоящим, думать о будущем
В Москве состоялась встреча министра внутренних дел Российской Федерации генерала армии Рашида Нургалиева с ветеранским активом органов внутренних дел и внутренних войск, посвященная Дню милиции.
Фрунзе воевал с Врангелем и... с пьянством
Михаил Васильевич Фрунзе... Для старшего поколения, “заставшего” Советский Союз, после этих слов можно уже ничего и не добавлять. Со школьной скамьи каждому было известно, что Фрунзе - выдающийся красный полководец Гражданской войны, взявший Перекоп и разгромивший засевшего в Крыму барона Врангеля... Родился в нынешнем Бишкеке в Кыргызстане. Отец, молдаванин по национальности, служил военным фельдшером. Мать - из русских переселенцев Воронежской губернии. В семье пятеро детей. И Михаил, чтобы поддержать близких после смерти отца, учась в гимназии, занимался репетиторством. Закончил гимназию с золотой медалью и поступил в Петербургский политехнический институт. В 1904 году вступил в РСДРП - начались годы профессиональной революционной деятельности. Возглавлял первый в России Совет рабочих Ивано-Вознесенска. Дважды приговаривался к смертной казни, заменяемой каторжными работами (70 суток провел в камере смертников). Бежал. Жил нелегально под чужими фамилиями.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru