Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2006 год

Цена подмены смысла

Правда и Право хотят одинаково именоваться с большой буквы. Они в идеале не должны противопоставляться друг другу. Но в жизни, увы, не всегда так получается…

Правда и Право хотят одинаково именоваться с большой буквы. Они в идеале не должны противопоставляться друг другу. Но в жизни, увы, не всегда так получается…
В октябре 2001 года со счетом 11:1 закончилась схватка в районном суде трех нефтекумских милиционеров и местного рецидивиста. “Первая схватка, - писали мы тогда в статье, - а потери несет милиция!” Мы надеялись, что после нашего выступления и подробного анализа всего случившегося - как до суда, так и на нем - все же  последует продолжение, которое поставит рядом  Правду и Право. Поставит, но не противопоставит! Наши надежды не оправдались... Может, потому, что при сегодняшней ведомственной разобщенности центральную милицейскую газету “Щит и меч” в прокуратуре и судах не выписывают и не читают, хотя газета постоянно поднимает общие для правоохранителей вопросы. Дважды “Щит и меч” пытался привлечь внимание правосудия
Ставропольского края к решению районного суда, когда  рецидивист, который  уже имел судимости за кражу проводов и изнасилование, получил один год условно, а троим милиционерам, положившим конец воровству (выведению из строя электролиний), судья Белова “воздала” наказание в сумме одиннадцати лет!  Офицеры милиции Евгений Ревин и Виталий Бондаренко получили по четыре года лишения свободы с отсрочкой на два года, старший сержант милиции Ренат Юлубаев - три года с отсрочкой на два года.
Такому вердикту райсуда были бесконечно рады ворюги и рецидивисты, им  были возмущены жители райцентра, он “отбил руки” всем милиционерам, которым невольно стала понятна вовсе не канувшая в Лету горькая российская поговорка насчет закона и дышла… В данном конкретном случае закон был повернут только против милиционеров и было забыто главное: во имя чего они рисковали своим здоровьем… Милиционеры бились за свою честь и за правду как могли, но сдвинуть, стащить с судебной мели заведенное на них дело так и не смогли… Почему? Да хотя бы потому, что вышестоящей судебной инстанции обратить внимание на несправедливое  решение суда означало бы пересмотреть всю шаткую базу доказательств, на которой строилось следствие, дать “работу заново” новым прокурорским работникам и судьям. Это хотя и чья-то работа, но, видимо, хлопотная и нежелательная. Дело, как говорится, подшито и пронумеровано.

Что осталось за кадром?
Напомним  события и обстоятельства, предшествовавшие суду над нефтекумскими милиционерами, напомним то главное, что  изначально было как бы вообще забыто и следствием, и судом первой инстанции. Они изложены в письме председателя Совета ветеранов Нефтекумского РОВД   А. Головко, направленном в Ставропольский краевой суд: “За последние годы на территории нашего Нефтекумского района кражи проводов ЛЭП превратились в эпидемию. Только в окрестностях поселков Затеречный и Зимняя Ставка похищено более 4 километров электропроводов, работающих под напряжением 6000 вольт. Так, в январе 2001 года похищено более 4 километров проводов трехфазной высоковольтной ЛЭП к насосной огородного товарищества “Тюльпан”, в марте - 2,5 километра такой же ЛЭП к насосной  товарищества  “Огородник”, десятки километров ЛЭП к автоматическим нефтесборным пунктам и нефтекачалкам. Был обесточен пункт подогрева магистрального нефтепровода, что могло привести к запорофириванию нефтемагистрали на десятки километров и остановке откачки нефти целого региона.

… Этот вид преступления уже приобрел  вид экономической диверсии, так как останавливаются объекты добычи нефти, сельхозпредприятия и энергоснабжение целых населенных пунктов. Попытки органов милиции закрыть каналы сбыта цветного металла не позволяет “гуманное демократическое” законодательство. Работникам Затеречного поселкового отделения милиции была поставлена задача задержать обнаглевших воров цветметалла в момент совершения ими преступления. Ценой многих бессонных ночей, опасных засад (известно, что члены банд, снимающих провода, бывают вооружены и сама попытка их задержания чревата ранением или гибелью) одной из милицейских групп в составе Ревина, Бондаренко и Ялубаева  удалось выйти на след преступников. В момент ночного задержания, услышав, что к ним бегут милиционеры, преступники поспешили скрыться на машине с выключенными фарами. При этом один из них сорвался с 12-метровой электроопоры и при падении сломал позвоночник. Его, беспомощного, работники милиции обнаружили в “Жигулях”, которые стояли во дворе Сегизбаевых. Проявляя гуманность, доставили упавшего в медучреждение для оказания ему медицинской помощи и спасения его жизни. Но вместо благодарности сотрудники милиции вскоре оказались на скамье подсудимых…”

Во время оперативных действий (поиска скрывшихся в поселке воров и их автотранспорта) был задержан некто М. Джумашев, который крутился возле дома, где была обнаружена автомашина, пытался скрыться от работников милиции, но был настигнут и задержан… Пытался он и вторично убежать уже из отдела милиции, но снова был настигнут и задержан... Имелся, как говорится, один явный злоумышленник, тот, что сорвался с электроопоры, но он наказал сам себя, получил перелом позвоночника… Он находился в тяжелом положении, и вести с ним следственные действия по горячим следам не представлялось возможным… Задержанный Джумашев по всем признакам входил в группу расхитителей и даже проявил удивительную осведомленность о краже проводов…  (Немудрено - ранее он уже был судим за кражу проводов.) Задержание его было произведено хотя и оперативно, но не возле опор электропередачи. К тому же проводов при нем, естественно, не было… После допроса Джумашев был отпущен, но как раз он-то и свел счеты с милиционерами. Он оговорил их - следы царапин и ссадину на спине выдал сельскому врачу за избиение его в отделе милиции. (Произошло то, что, к сожалению, нередко случается: в прокуратуру подано заявление об избиении гражданина в милиции, и прокуратура возбудила против милиционеров уголовное дело.) Невеселые “итоги” этого уголовного дела ныне известны. И все потому, что в силу объективных и субъективных обстоятельств произошла подмена понятий, самого смысла правоохранительных действий милиционеров. Вместо защитников закона и государственных интересов они превратились в нарушителей гражданских прав личности. А кражи проводов вроде бы и не было. Она осталась “за кадром” юридического зрения прокуратуры.

“Цветметалловская” мафия бессмертна?
В данной невеселой истории, надо сказать, воры и их пособники проявили куда большую искушенность в юриспруденции, чем… милиционеры. От своих показаний, данных в милиции в ночь задержания, Джумашев в дальнейшем отказался, хотя они, казалось бы, были приклеены к нему сверхпрочным клеем - логикой. Нет, не случайно он крутился возле дома Сегизбаевых, не случайно убегал. Водитель “Жигулей” (Сегизбаев), в которых был найден разбившийся человек, сказал, что именно Джумашев попросил его съездить в степь и забрать человека, которому плохо. А откуда Джумашев, да еще ночью, знал, что в степи кому-то стало плохо, да еще возле электроопоры? Но следователь Александр Степанов ничего криминального в этом не увидел… Зато хорошо  известно, с какими вопиющими нарушениями выстраивал он доказательную базу по обвинению милиционеров по ч. 3 ст. 286 УК!   Об этом мы подробно писали в статьях “…А потери несет милиция!” (14 февраля 2002 года) и “Стена молчания” (октябрь 2004 года). И снова, уже в который раз, поднимали вопрос о том, почему у милиционера при следствии и на суде отняты права гражданина России: свидетельствовать о том, что он знает и видел? Он-де “заинтересованное лицо”, сослуживец… А свидетели, привлекаемые другой стороной, они разве святые? Почему правосудие Америки, Англии, Франции показаниям своих полицейских  верит, а российские суды не верят?! Поэтому российский милиционер изначально как бы обречен на проигрыш  судебного процесса, и те, кто судится с ним, отлично знают об этом!

Почему у нас не решается вопрос с запретом  приема цветных металлов от граждан? Запрети такой аморальный прием - не было бы смысла воровать провода ЛЭП, курочить трансформаторы, воровать у дачников кастрюли,  миски, самовары. Кто столько лет тормозит принятие закона об упорядочении приема цветмета? Кому это выгодно? Однозначно - не государству и не законопослушным гражданам.

На всю оставшуюся жизнь?
Измазанные руки можно отмыть. Запачканную одежду выстирать или сменить. Что делать с пятном на репутации, с судимостью?

Потери нефтекумская милиция понесла. Троих ее сотрудников осудили условно, но все они по закону были лишены права работать в милиции. А они были хорошими милиционерами. Тем, кто принял на себя дополнительную ношу по охране правопорядка, сегодня очень их недостает. С тех самых пор как прошел тот суд, кражи проводов ЛЭП прекратились. Дорогая цена уплачена за то, чтобы такое наступило. Спасибо вам, бывшие офицеры милиции   Евгений Ревин и Виталий Бондаренко, бывший старший сержант милиции Ренат Юлубаев! Вы свою работу делали честно, от трудностей и ответственности не бегали.

Наверное, и  прокурор Александр Степанов, и судья Белова тоже “внесли свою лепту” в то, чтобы кражи проводов прекратились. Признаем, что своим решением о строгом наказании сотрудников милиции они не только порадовали местный криминалитет, но и слегка напугали его. Как, впрочем, и местных милиционеров, для которых тот судебный вердикт стал по смыслу чем-то вроде пословицы “Бей своих (то есть правозащитников!), чтобы чужие (ворюги и рецидивисты) боялись!” Я уже говорил и еще раз скажу… Порой создается впечатление, что некоторые судьи живут в каком-то своем, особом измерении. И наверное, их покой и безопасность оберегает какая-то своя виртуальная милиция. Или самоуверенно полагают, что они сами себя оберегают.  Независимость и неприкосновенность правосудия хороша до определенного предела. Но сегодня этот предел явно возвышен над людьми, тоже выполнявшими важную государственную работу, над нефтекумскими милиционерами.

Судимость - не орден. Ею перед своими гордятся только уголовники. Нормальные же граждане ее тяжело переживают. И пусть на сегодня сроки условной отсрочки приговора истекли, дамоклов меч над головами бывших милиционеров не висит, но судимость осталась. Право на реабилитацию так и не получено. Не удалось стащить с мели, вывести на чистую воду корабль нефтекумского правосудия. Печально, но такое, как видите, случается…

Конечно, время лечит и жизнь не стоит на месте. Обстоятельный человек, бывший участковый Евгений Ревин,  сегодня предприниматель. Имеет две торговые точки. В милицию его больше ничем не заманишь. Даже если бы наказали всех его обидчиков и сняли судимость.

 Работает по обслуживанию нефтяных насосов бывший талантливый опер Виталий Бондаренко. А Ренат Юлубаев - “мент по жизни”- как говорят о нем его товарищи, ныне работающие в Нефтекумском РОВД, он как-то больнее всех переживает происшедшее в своей бывшей милицейской жизни. По характеру деятельный, бескомпромиссный, он все еще, как говорится, рвется в бой. Его талант и характер сегодня вполне нашли бы себе другое применение. Ту же работу в охранных структурах. Только мешает, очень мешает… не снятая судимость. В личной жизни Ренат счастлив: недавно у них с Зульфией третий ребенок появился.

…В том лагере, что противостоял  милиционерам на суде, тоже не все стоит на месте. Трое из бывших “свидетелей”… сидят.

Владислав ШУРЫГИН

Другие материалы раздела
МИЛИЦИОНЕРЫ ПОВТОРИЛИ КРАЖУ
Конец октября. С деревьев слетают последние листья. На юг тянутся бесконечные вереницы птичьих стай. “Унылая пора, очей очарованье...” В многочисленных дачных поселках заколачивают ставни, жизнь потихоньку замирает до следующей весны. Но для кого-то в это время начинается настоящая страда, так сказать, “период сбора урожая”.
Царь приказал с Шамилем покончить!
...Шел 1838-й год. Как вы помните, читатель, предыдущий наместник Кавказа барон Григорий Розен, “прозевавший” становление и усиление Шамиля, бесславно, на перекладных, отбывает в Россию.
В дорогу с Богом
Вот уже два года как при входе в зал ожидания Белорусского вокзала столицы пассажиры не могут сдержать удивления и восхищения необычным зрелищем. Прямо в помещении, за рядами кресел для ожидающих поезда, стоит крохотный, словно игрушечный, храм. Между тем храм - самый что ни на есть настоящий.
Экскурсия в ОМОН
“Никто кроме нас! Где ОМОН - там победа!” - именно такой девиз красуется на одном из стендов Таганрогского ОМОНа. И это не для красного словца. Доблесть и мужество его бойцов бесспорны. Восемьдесят два сотрудника награждены орденами Мужества, пятьдесят девять - медалями ордена “За заслуги перед Отечеством”, более ста двадцати - медалями “За отвагу”.
А цветы преподнес проигравший
Светлана Бикулова родилась в Башкирии, в Белебеевском районе. Семья переехала в Татарстан, в Набережные Челны, строить Камский автозавод. Каких только нет профессий в семье Бикуловых: папа - строитель, мама - повар, старшая сестра - педагог, брат - продолжатель отцовского дела, плотник. Светлана же окончила Камский юридический колледж и стала милиционером. Стажировалась как участковый инспектор, к самостоятельной работе приступила в качестве дознавателя.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru