Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2006 год

ВИРУС "АЛЬ-КАИДЫ"

Нет никаких сомнений в том, что незаконная миграция - это фактор террористической опасности. Именно поэтому миграция - проблема не национальная, а глобальная, и все страны, включая развивающиеся, должны принимать участие в ее решении.

Первый заместитель председателя по следствию Исправительного суда Парижа Жан-Луи БРЮГЬЕР.

 

 

 

Нет никаких сомнений в том, что незаконная миграция - это фактор террористической опасности. Именно поэтому миграция - проблема не национальная, а глобальная, и все страны, включая развивающиеся, должны принимать участие в ее решении. В Европе уже зреет миграционный кризис, поэтому у всех стран должны быть единые подходы к этой проблеме. К сожалению, европейская политика на сегодня не имеет общей миграционной базы, что облегчает пути незаконной миграции. В Швейцарии совсем недавно принят закон, позволяющий решать миграционные проблемы. Но это пока единственный столь строгий закон из существующих в Европе. Такое отсутствие единого подхода и не позволяет нам решать проблему незаконной миграции.

В настоящий момент перед миром стоят довольно серьезные угрозы, и ситуация ухудшается, она становится даже опаснее, чем до событий сентября 2001 года. Террористические организации развиваются беспорядочно, и стратегические соображения очень часто у них разнятся. Такой феномен осложняется геополитическими, социальными, экономическими факторами, и это особенно справедливо для Европы, которая играет очень важную роль в мировой экономике. Но, с другой стороны, Европа стала и центром террористической угрозы, и основной мишенью для различных радикальных организаций. И политические, и социальные ее основы подорваны. Каждая из стран вынуждена бороться с проблемой по-своему, в то время как многие из террористов и незаконных мигрантов пользуются сложившейся ситуацией. Так, в Великобритании социальная модель основана на признании этнических сообществ, однако эта государственная политика уже продемонстрировала свою несостоятельность.

Миграция более пяти миллионов мусульман во Францию из Алжира в 60-е годы привела к тому, что они оказались за чертой бедности и с большим трудом интегрировались в общество, не имея возможности испытывать общее чувство патриотизма. Возможно, именно из их числа и развились радикальные движения. Если это действительно так, тогда террористы во Франции будут пользоваться беспорядками и наносить новые удары. Эти социально-экономические отличия могут и в будущем эксплуатироваться радикальными исламистами для того, чтобы вербовать новых членов своих организаций. И эта проблема не является чисто французской.

Изменения миграционных потоков оказали несомненное влияние на развитие феномена терроризма. Эта связь касается прежде всего угрозы радикального ислама, связанного с “Аль-Каидой”.

Для ясного понимания роли нелегальной миграции в развитии угрозы терроризма считаю важным вкратце обрисовать характерные особенности сетей и ячеек радикальных исламских движений в Европе.

В отличие от других проявлений терроризма, таких, как ИРА в прошлом и ЭТА в настоящее время, сепаратистских по своему характеру, радикальные исламские организации, связанные с “Аль-Каидой”, не являются ни структурированными, ни иерархическими. Они не подчиняются какой-либо объединяющей и руководящей  структуре и не имеют штаб-квартиры или центрального руководства.

Исламистские движения в Европе, возникшие в начале 1990-х и усилившиеся с появлением активных группировок, стремящихся попасть в зону джихада в регион Пакистана - Афганистана, Боснию, Чечню, а в настоящее время - в Ирак, очень разнообразны по своему характеру. Ячейки и сети, составляющие эти движения, рассеяны по территории, разнообразны и подвержены изменениям. Члены этих организаций очень мобильны, часто их перемещения носят хаотичный характер, не имеют ясной или предварительно выработанной стратегии действий, что придает исходящей от них угрозе глобальный размах. Эти организации не связаны с каким-либо государством - после падения в ноябре 2001 года режима талибов - и не признают национальных или этнических концепций.

Созданная в Европе сеть может иметь оперативные контакты с организациями джихада, базирующимися в Юго-Восточной Азии, Малайзии, Японии или даже Австралии. В то же время члены радикальных исламских организаций из Северной Африки направляются на Кавказ для обучения изготовлению и применению нестандартного оружия у группировок моджахедов, принадлежащих к чеченскому движению и организации Абу Мусаба эль-Заркави.

В своей деятельности они не признают национальных границ и часто создают временные транснациональные группировки как в Европе, так и за ее пределами. Таким образом, мы сталкиваемся с угрозой, которую я бы назвал “вирусной”, которая характеризуется горизонтальным и часто хаотичным ростом структур и сетей без какого-либо предварительного плана. Такие организации упрочили свое положение благодаря ситуации в Ираке: в 2003 году были созданы новые группировки, часто состоящие из недавно обращенной молодежи, готовой участвовать в джихаде в качестве смертников. В связи с этим возникает задача отслеживания трансграничного перемещения членов подобных групп и соответствующая организация пограничного контроля. Однако в силу политических и технических причин контроль в Европе отличается крайне низкой эффективностью.

В странах Шенгенской зоны ситуация отличается от других государств. Каждая страна-участница соглашения отвечает за контроль въезда через ее границы лиц из государств, не входящих в это соглашение. Следует, однако, учитывать разницу между странами, находящимися на периферии Шенгенской зоны и в ее центре. К последним относится Франция, граничащая, помимо шенгенских государств, только со Швейцарией, которая, как ожидается, тоже присоединится к соглашению. Страны, находящиеся в центре зоны, осуществляют пограничный контроль только на побережье и в аэропортах.

В этой связи следует отметить, что труднее всего осуществлять контроль странам, имеющим сухопутные или морские границы на пути в Северную Африку, откуда прибывают многие нелегальные мигранты.
Это касается, в частности, Испании и Италии.

Нелегальная иммиграция из Алжира и Марокко идет либо через испанские анклавы в Марокко, либо через Гибралтар, либо через порт Валенсия. Значительное число тайных членов радикальных исламских движений осело на Иберийском полуострове. В частности, это относится к ячейке, связанной с GSPC, базирующейся в Валенсии и Каталонии, и сети GJCM, причастной к организации взрывов в Мадриде.

Итальянская территория в настоящее время используется “иракскими группировками”, перевозящими бойцов джихада в Ирак. Чтобы избежать пограничного контроля, они используют шенгенский режим на греко-турецкой границе. Другие организации также осуществляют переправку на Балканы через Италию.

Турция, не являющаяся членом Европейского Союза, служит, по-видимому, перевалочным пунктом для исламских организаций, действующих в Европе, на Кавказе и на Ближнем Востоке. А как пункт назначения она находится под постоянным контролем европейских служб криминальной разведки. Великобритания, являющаяся членом Европейского Союза, но не входящая в Шенгенскую зону, представляет собой особый случай, поскольку хорошо защищена в силу своего островного положения и благодаря одному из самых эффективных механизмов пограничного контроля. Однако либерализм и терпимость по отношению к исламским движениям до террористических актов в Лондоне привлекали туда многих боевиков. Именно из Лондона моджахеды, прошедшие подготовку в лагерях “Аль-Каиды”, направлялись в регион Пакистана - Афганистана.

Эти “афганские” группировки могли действовать годами в тесной связи с лондонской организацией, руководимой Абу Курада и его соратниками, которые обеспечивали переправку обученных бойцов в Афганистан через Пакистан, снабжая их поддельными документами (паспортами, пакистанскими визами, удостоверениями личности и так далее), позволяющими избежать внимания британских иммиграционных служб. Именно такая схема использовалась для убийц командира Масуда.
Таким образом, можно заключить, что на Европейском континенте, включая островную Великобританию, контроль иммиграции представляет собой сложную задачу и не всех целей, поставленных в этой области, удается достичь. Это напрямую связано с борьбой с радикальными исламскими сетями, действующими в Европе.

Для США иммиграция является политическим приоритетом. Отсутствие жесткого контроля внутри США означает необходимость тщательной проверки всех въезжающих в страну.  Однако такая политика контроля, недавно еще более ужесточенная и ложащаяся тяжелым бременем на авиационные и судоходные компании, обнаруживает ряд слабостей. США не в полной мере контролируют свою границу с Канадой. Ряд радикальных исламских группировок из Северной Африки выбрали это направление для создания своих баз - а именно в Квебеке - и некоторые из этих баз служили перевалочными пунктами для проникновения на территорию США. Именно так действовала сеть Ахмеда Рессама. 

Таким образом, в борьбе с терроризмом необходимо использовать другие подходы, если требуется, обеспечить более эффективный контроль международных перемещений, в частности, в пределах Европы радикальных исламистов, связанных с “Аль-Каидой”. 

Оборонительная политика ужесточения пограничного контроля и введения жесткого иммиграционного контроля должна сочетаться с проактивной стратегией, направленной на предупреждение террористических актов.

Для осуществления этой стратегии необходимо пересмотреть задачи  всех государственных организаций, участвующих в борьбе с терроризмом.

В такой динамичной концепции предупреждения риска решающую роль играет оперативная информация. Она позволяет раскрывать планы террористов и выявлять организаторов и исполнителей до того, как они пересекут границу. Оперативное взаимодействие между службами сбора информации, иммиграционными службами, криминальной полицией, отвечающими за борьбу с терроризмом, и другими компетентными органами позволит сорвать готовящиеся операции и заблаговременно нейтрализовать потенциальных ключевых террористов. Такая система была внедрена во Франции и доказала свою эффективность.

Но реализация подобной стратегии на внутригосударственном уровне предполагает налаживание оперативного взаимодействия между службами криминальной разведки, полицией и судебными властями, только это позволит использовать оперативную информацию в масштабе реального времени.
Необходимо также расширение международного сотрудничества в информационной сфере, а также сотрудничества судебных органов, несмотря на различие правовых систем.

Превентивная политика должна опираться на правовую базу и систему конвенций, позволяющую осуществлять более жесткий контроль миграционных потоков и пограничный контроль, в том числе в Шенгенской зоне. Ожидается, что в этой области будет достигнут прогресс, особенно в отношении политики выдачи виз, а также процедур выдворения и экстрадиции.

Введение единого общеевропейского ордера на арест оказалось сложнее, чем это ожидалось после террористических актов 11 сентября, в связи с трудностями его принятия в некоторых европейских государствах.  

К этой системе следует добавить инициативы, предпринятые на уровне Совета Европы с целью более эффективного пресечения подделки административных документов, фальсификации подлинных документов и их использования. Более широкое введение биометрических паспортов повысит эффективность такого соглашения, принятие которого государствами-членами не должно встретить серьезных трудностей.

Пограничный контроль перестал быть прерогативой отдельных государств. Его следует рассматривать в более широком контексте. Характер деятельности террористических сетей показывает, что бойцы джихада обращают мало внимания на национальные границы и не сталкиваются с серьезными трудностями при их нелегальном пересечении.

Неясно однако, придерживаются ли все страны единого мнения относительно методов и ресурсов, используемых в борьбе с этой угрозой, в частности, в сфере иммиграционного и пограничного контроля.

Другие материалы раздела
СТАРТ БЕЗ ФИНИША
“Если Вы в силах помочь нуждающимся - проявите Участие!” - открытку с таким обращением вскоре можете получить вы или ваши знакомые, соседи, родственники. В одной только столице их вручат по трем миллионам адресов. Но призыв к милосердию прозвучит во всех регионах нашей страны. Потому что 30 октября объявлено началом Всероссийской акции “Участие”. Уникальной по многим причинам.
Основа безопасности - работа в регионах
Министр внутренних дел России генерал армии Рашид Нургалиев посетил с рабочими визитами в Белгороде и Самаре Министр внутренних дел России генерал армии Рашид Нургалиев посетил с рабочими визитами в Белгороде и Самаре
И дети станут хорошими!
“Лучший способ сделать детей хорошими - это сделать их счастливыми” - утверждал Оскар Уайльд.
Без бумажки ты...
К сегодняшней теме мы готовились заблаговременно и основательно. По той причине, что она на первый взгляд отношения к социалке не имеет. Но листая редакционную почту и отправляясь за казенной бумагой в очередь, мы все больше убеждались в том, что ошибались. Взаимоотношения гражданина с чиновником любой организации, призванной облегчать нашу жизнь, как выясняется, в 97 из 100 случаев оборачиваются раздражением, возмущением, озлобленностью, даже неприязнью. И, как правило, все ругают власть, расплодившую немыслимую по масштабам бюрократию, убивающую людей очередями, заставляющую бегать за справками, где нередко процветает формализм, а то и произвол. И вспоминается кувшинное рыло по бессмертному Гоголю...
Растопить душевный лед
За 12-летнюю милицейскую карьеру Наталья Мудрицкая дважды становилась лучшей, окончательно развеяв бытующий среди мужчин миф, что женщина может быть либо умницей, либо красавицей. В 1999 году она победила на конкурсе “Мисс милиция Ростовской области”, а в году нынешнем была признана лучшим инспектором по делам несовершеннолетних в стране.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru