Актуальные темы: 
Архив номеров "Щит и меч" 2009 год

НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ЖЕНИХ

Когда Локтионов вошел в свой кабинет, народу там было уже полно. Сегодня утром ему пришлось отвозить тещу на вокзал, поэтому на работу он явился несколько позже обычного. “Черт побери, - подумал про себя Локтионов, - скоро уже год как существуем, а помещения для работы так и не нашлось, вот и приходится всем десятерым ютиться в одном, хотя и очень просторном, кабинете”. Еще больше он расстроился, когда увидел, что его стол у окна был занят. С видом хозяина за ним расселся Лешка Николаев, который пришел работать в отдел нравов совсем недавно и собственным столом еще не обзавелся. Напротив него сидела заплаканная молодая женщина.

Рассказ-быль
Когда Локтионов вошел в свой кабинет, народу там было уже полно. Сегодня утром ему пришлось отвозить тещу на вокзал, поэтому на работу он явился несколько позже обычного. “Черт побери, - подумал про себя Локтионов, - скоро уже год как существуем, а помещения для работы так и не нашлось, вот и приходится всем десятерым ютиться в одном, хотя и очень просторном, кабинете”. Еще больше он расстроился, когда увидел, что его стол у окна был занят. С видом хозяина за ним расселся Лешка Николаев, который пришел работать в отдел нравов совсем недавно и собственным столом еще не обзавелся. Напротив него сидела заплаканная молодая женщина.

- Извините, Игорь Александрович, - Николаев вышел из-за стола, уступая место хозяину. - Пока вас не было, шеф поручил мне побеседовать с девушкой.

- Что, опять невеста? - с еле заметной иронией в голосе произнес Локтионов, жестом показывая Лешке, что тот может оставаться в кресле.

- В ответ девушка только разрыдалась.

- Много взял? - спросил Локтионов, присаживаясь на свободный стул. Вместо девушки ответил Николаев:

 - Не хило. 800 баксов, два кольца золотых, брошь с рубином, ну и по мелочовке кое-что.

- Хорошо, Леш, дай-ка ты ей воды, а я к шефу загляну. А ты пока поподробней расспроси ее, где встретились, как он себя вел, о чем говорил, может быть, чего интересного из своей биографии рассказывал, приметы. Короче, все, что помнит. Кстати, в какое брачное агентство она обращалась, не в “Аист” случайно?

- Нет, к частной свахе Тимофеевой Эльвире Павловне, я уже с ней пообщался. Между прочим, этой Эльвире всего-то двадцать четыре года, но очень активная девица. Работает серьезно, базу данных через Интернет пополняет, утверждает, что любому может невесту подобрать.

Начальник отдела по борьбе с преступлениями в сфере общественной нравственности подполковник милиции Виктор Варламов был явно не в духе. Локтионов понял это еще в коридоре, услышав, как тот распекает кого-то по телефону.

- Ну что, уже восьмая?! - вместо приветствия вопросительно взглянул из-под очков начальник отдела.

- Восьмая, Виктор Михайлович.

- Ну и что делать будем? Мне через два часа на ковре у начальника УВД опять краснеть придется? Давай, докладывай... Что-то хоть есть?..

- Виктор Михайлович, почерк во всех случаях один и тот же. Парень 23 - 27 лет, представляющийся то Андреем, то Николаем, обращается в брачные агентства и к частным свахам с просьбой подыскать ему подругу жизни. Выбирает тех, кто, по его мнению, побогаче, затем встречается, создает о себе приятное впечатление. Кстати, все заявительницы отзываются о нем как об очень вежливом, корректном человеке с приятными внешними данными... Эдакий супергерой. Одной наплел, что в Чечне был трижды ранен, другой наврал, что офицер ГРУ, третьей представился преуспевающим бизнесменом, четвертой - секретным физиком. Затем напрашивается в гости, а зайдя в квартиру, тут же, угрожая физической расправой, грабит девиц, забирая в основном легкие вещи: деньги, ювелирные изделия, валюту, правда, два раза прихватывал с собой дорогие шубы...

- А это, Игорь, я все и без тебя знаю, - Варламов, вздохнув, встал из-за стола. - Подвижки-то, подвижки хоть какие имеются?..

Почему ей так не везло в жизни, Аня и сама толком не знала, вроде и внешностью Бог не обидел - ни ростом, ни фигурой, и МГУ закончила с красным дипломом, и работает в престижной фирме, а вот мужика нормального все как-то не получалось встретить. Зачем только она послушала эту Нинку, секретаршу из их фирмы, которая посоветовала обратиться к свахе. И вот три дня после того, как Аня, заплатив триста рублей, внесла свои данные в компьютер, поступил этот звонок. О себе незнакомец сказал только то, что зовут Николаем, он москвич и ему очень одиноко в каменном мешке, коим является любой мегаполис. Именно так и сказал: “в каменном мешке”. Звучит как-то необычно, мрачновато, но и в то же время поэтично. На встречу, которую он назначил около памятника Грибоедову на Чистопрудном бульваре, она шла с радостным волнением, чувствуя, что именно сегодня очень хорошо выглядит и имеет соответствующий настрой. Подходя к памятнику, она сразу узнала его, стоящего у монумента, сжимающего в правой руке букет шикарных красных роз. Потом они долго шли вдоль бульвара, болтая о пустяках, посидели за чашечкой кофе в каком-то небольшом кафе, выкурили по сигарете, сидя на скамейке. В основном говорил Николай. Рассказывал о детстве, о том, что рано лишился матери, воспитывался старшей сестрой, так как папаша запойно пил, потом были армия, спецподразделение ВДВ, участие в боевых действиях в Чечне, тяжелое ранение, госпиталь, опять Чечня, потеря боевых друзей, снова ранение и наконец долгожданное возвращение на родину. Николай говорил эмоционально, с дрожью в голосе, порой в глазах его блестели слезинки. Анна и не заметила, как прониклась к этому практически незнакомому симпатичному парню сочувствием и добрым расположением. Когда они, уже завершая прогулку, подходили к ее дому, ей совершенно не хотелось расставаться с Николаем, поэтому на его предложение подняться в квартиру на чашечку чая она  ответила согласием.

“Ну что, сучка, сама покажешь, где деньги, или искать придется?” - эти слова до сих пор звучали в ее ушах. Тогда Анне даже показалось, что она ослышалась (так неожиданно завершилось их чаепитие). “Что-что?” - нерешительно переспросила она, но вместо ответа Николай, перегнувшись через стол, крепко схватил ее за волосы и приставил к шее лезвие ножа. Почувствовав приступ дурноты и слабость, Анна только и смогла указать рукой в сторону единственной комнаты. “Пошли... и без глупостей, - подтолкнул он ее в сторону двери. - Здесь?” - спросил через плечо, бесцеремонно выбрасывая прямо на пол содержимое полок платяного шкафа. “Да у меня особо ценного ничего нет, Коля”, - все еще наивно надеясь, что это не более чем какая-то дурацкая шутка, сказала Аня. “Щас увидим. Да ты не дергайся зря - отделаешься легким испугом”.

Денег у нее в тот момент действительно было немного - всего-то рублей триста, но в шкатулке находились украшения, доставшиеся ей еще от бабушки, и кое-какие современные золотые безделушки. Буквально через несколько секунд все эти “сокровища” перекочевали в карманы несостоявшегося жениха. “Ну, мне пора, не скучай. В ментовку не стучи, дело пустое, а пока посиди-ка немного в ванной...” Николай затолкал перепуганную девушку в ванную комнату и запер задвижку.

Совещание в кабинете начальника УВД округа длилось часа три.

Когда Локтионов вернулся в свой кабинет, девушки уже не было. Леша Николаев продолжал сидеть за его столом и, выискивая что-то в компьютере, разговаривал сам с собой.

 - Ну что, сыщик, есть соображения? - Локтионов легко хлопнул коллегу по плечу.

От неожиданности тот вздрогнул, но тут же, спохватившись, ответил:

- Да, Игорь Александрович, есть. Да вы сами посмотрите, - проделав несколько манипуляций с мышкой, продолжал:

- Обратите внимание, все брачные конторы, куда обращался наш “жених”, публиковали свои объявления в газете “Из рук в руки” и лишь три - в “Мегаполисе”. Значит, скорее всего, черпал он информацию именно из этих газет.

- Допустим. И что дальше? Читателей ведь сотни тысяч...

- А дальше то, что номера телефонов, куда он обращался, начинаются с цифр 307, 303, 306, 302, то есть выбирал он  агентства, расположенные в районах Новогиреево и Перово. Видимо, он не утруждал себя поездками на другой конец города, и покупал газеты здесь же, возле станций метро, тем более что машины у него, скорее всего, нет.

- С чего ты взял, что он безлошадный? -  Локтионов с удивлением оторвал взгляд от монитора и перевел его на Николаева.

Молодой опер, однако, не смутился.

- Во-первых, ко всем своим “невестам” он приезжал на метро.

Во-вторых, в разговорах со своими избранницами ни разу не упомянул о наличии у него автомобиля, хотя всем хвастался, что человек не бедный, говорил, что есть квартира, дача. А вот про машину - ни слова. Кроме того, одна из наших пострадавших вспомнила, что живет он рядом с кинотеатром, о чем сам ей говорил. А название этого кинотеатра то ли “Киргизия”, то ли “Казахстан”...

- Ну и что из этого? - Локтионов вопросительно поднял глаза.

- А то, Игорь Александрович, что кинотеатр “Киргизия” находится как раз возле метро “Новогиреево”. А сие обстоятельство существенно сужает сферу поисков.

- Сужает, не спорю, но ведь в районе этом как минимум сотня тысяч жителей, а то и поболее. А ты встречался с продавцами газет? Может быть, в этом есть смысл? И еще один нюанс, Леша, надо связаться с соседями, их все-таки “земля”, не наша. Может, участковые помогут. Они-то знают, кто у них недавно из зоны прибыл. А “жених” наш, судя по всему, уже имел ходку, а то и не одну... И вообще, пошли-ка к начальнику.

За двое суток, прошедших со дня публикации объявления, Маше позвонили уже семь мужчин. Первым был молодой человек, представившийся Сергеем. Они пообщались четверть часа. Разговор шел ни о чем: о погоде, о последних постановках в московских театрах, о выставках. Договорились встретиться в конце недели. Сергей пообещал продумать программу предстоящей встречи и на всякий случай оставил номера своих телефонов: домашнего, рабочего, мобильного.

Трое других потенциальных “женихов” не произвели на Машу должного впечатления. Один, судя по голосу, был явно староват... Другой не подходил по интеллектуальным параметрам, все интересы его сводились к тому, где продаются более дешевое пиво и закуска. Третий оказался откровенным хамом.

Зато двое последних молодых людей казались вполне перспективными. Один из них представился Игорем - менеджером фирмы, торгующей электроникой, другой - Андреем, юристом. Оба оставили номера своих телефонов, и с обоими Маша договорилась созвониться в ближайшее время.

Совещание у Варламова подходило к концу. Помимо хозяина кабинета, здесь присутствовали Локтионов, Николаев, Маша (старший лейтенант милиции Мария Анисимова) и трое здоровенных парней - бойцов ОМСН, которых выделили из управления для непосредственного задержания предполагаемого преступника.

- Маша, вам все ясно? - спросил Варламов.

- Да, Виктор Михайлович.

- Не страшно?

- Да чего ж тут бояться с таким-то прикрытием? - кивнула она в сторону добродушно улыбающихся сотрудников ОМСН.

- Не факт, что этот юрист и есть тот, кого мы ищем, - задумчиво вступил в разговор Локтионов. - Смущает меня то, что он оставил свой домашний телефон. Не дурак же он телефонами разбрасываться...

- Ты не в курсе, Игорь, - Варламов закурил. - Не успел тебе сказать. Телефон мы “пробили”. Абонирован он на некую семидесятилетнюю Ирину Константиновну, которая в квартире не живет, а сдает ее внаем. Так вот, пообщавшись с соседями, мы выяснили, что заселился туда этот Андрей всего-то неделю назад... Вы, главное, Маша, побольше золота на себя понацепляйте. Найдется дома-то?

- Найдется, Виктор Михайлович, а если маловато покажется, у мамы напрокат возьму.

Они гуляли по городу уже несколько часов. Андрей оказался симпатичным молодым человеком гренадерского роста и атлетического телосложения. Погода для конца сентября была превосходной. Андрей был неплохим собеседником, весьма эрудированным, вежливым, тактичным. Вечер они закончили в одном из уютных кафе, расположенном здесь же, в центре, неподалеку от метро. Когда они собрались покидать заведение, Маша, согласно полученной инструкции, вытащила из сумочки кошелек и открыла, делая вид, что намеревается расплатиться за себя. Необходимо было продемонстрировать внушительную пачку пятисотрублевых банкнот. Как показалось Маше, Андрей обратил внимание на содержимое ее кошелька, но, не подав виду, отстранил ее руку и сам расплатился с официантом.

Провожание заняло совсем мало времени. Спустя пятнадцать минут они подходили к девятиэтажному дому, где их появления с нетерпением ждали. Локтионов, Николаев и два других сотрудника отдела сидели на скамейке около подъезда. Они изображали выпивох. На лавочке была расстелена газета, на которой красовались полупустая бутылка водки, колбаса, огурчики, помидоры - в общем, весь джентльменский набор. Бойцы спецназа, которые должны были проводить само задержание, находились частично на крыше, а частично на лестнице, пару пролетов выше квартиры. Те, что были на крыше, приготовили альпинистское снаряжение, чтобы в нужный момент проникнуть через окна в квартиру. Неподалеку стоял и микроавтобус с тонированными стеклами, напичканный аудио- и видеоаппаратурой, из которого двое сотрудников наблюдали за всем, что происходит внутри помещения.

- Ну вот мы и пришли, - сказала Маша, когда они с Андреем подошли к дому и остановились примерно шагах в двадцати от подъезда. - Спасибо, что проводили.

- Мы еще увидимся? - поинтересовался Андрей.

- Все будет зависеть от вас, телефон знаете, так что звоните, я буду ждать.

- Впрочем, давайте я провожу вас до квартиры, а то мне та компания не нравится, - вдруг сказал Андрей, кивнув в сторону оперативников, расположившихся возле подъезда.

- Да, пожалуй, вы правы, - согласилась с его доводом Маша и почувствовала, как бешено заколотилось сердце. Рука ее вместо ключей нащупала в сумочке газовый баллончик, которым Машу снабдили накануне операции.

- Идемте, - Андрей взял ее за локоть и шагнул в сторону подъезда.

Прошло уже около часа с того момента, как Маша и ее спутник скрылись в квартире, но до сих пор ничего не произошло. Микрофоны доносили вполне мирную беседу, которая происходила на кухне за чашкой чая. Нервы у всех были на пределе. По заранее просчитанному сценарию “жених” уже давно должен был начать грабить Машу...

Но вот в кармане у Локтионова затренькал мобильный телефон. Локтионов нахмурился, но слушал собеседника внимательно.

- Все, сворачиваем операцию. Всем отбой!

- Как же так, Игорь Александрович, а операция, а “жених”? - недоуменно протянул Николаев.

- А он обычный парень. А злодея, того самого “жениха”, которого мы тут ищем, задержали сегодня утром при попытке сбыта награбленного. МУР нас опередил. Его уже почти все пострадавшие опознали. Обыск на квартире провели, часть похищенного изъята. А мы тут как... сами знаете кто, сидим. Вот так-то, братцы.

“Жених”, ранее судимый двадцативосьмилетний брачный аферист, был полностью изобличен в преступлениях и отправился по этапу в Магаданскую область, а лейтенант милиции Маша Анисимова спустя несколько месяцев после завершения операции пригласила всех ее участников на свою свадьбу. А объяснять, кем явился ее избранник, наверное, нет необходимости.

Евгений КАТЫШЕВ
Рис. Евгения КАРТАШОВА

Другие материалы раздела
ВМЕШАТЕЛЬСТВО БЕЗ ПРОИЗВОЛА
В Конституционном Суде неоднократно обжаловалась правомерность проведения оперативно-розыскных мероприятий (определения от 14 июля 1998 года № 86-О, от 4 февраля 1999 года № 18-О, от 1 декабря 1999 года № 211-О, от 6 марта 2001 года № 58-О, от 15 июля 2004 года № 304-О, от 24 февраля 2005 года № 4-О, от 9 июня 2005 года № 327-О).
СТРАТЕГИЯ ПРОФЕССИОНАЛА
12 октября - День образования кадровой службы МВД России
И ПОЛЕЗЛИ ИЗ ЩЕЛЕЙ
Итак, год 1827-й. В рогожной кибитке без свиты и охраны 55-летний “проконсул Кавказа” генерал Ермолов навсегда покидает Тифлис. Опала. В вину поставлено многое. И нелицеприятные высказывания в адрес государя и лиц его окружения. И неуступчивый характер. И симпатии к декабристам. И жестокость в ведении военных действий, которой он отвечал на зверства противоборствующей стороны... Последней каплей терпения царя стало публичное повешение в центре Тифлиса дагестанского муллы. Из столицы последовал строгий выговор. Затем - отставка.
ТРЕЩИНА ДУШИ
Кондопога моя, Кондопога!.. Вот поставил эти поэтические строчки в начало статьи, и сразу как-то потеплело на душе. Чем-то далеким, романтическим, давным-давно забытым повеяло. “Вот дает журналист! - ахнет какой-нибудь непримиримый читатель. - Да оттуда сводки, как с чеченской войны!.. Убитые... Раненые... Беженцы... Пылающие здания... Ощетинившийся щитами и дубинками ОМОН. Вот тебе и “тепло на душе”! Вот тебе и романтика!
Звоните: вас услышат!
С каждым годом на телефон доверия ГУВД Волгоградской области поступает все больше звонков. За шесть месяцев 2006 года было зафиксировано 1145 обращений. Каждое из них было рассмотрено начальником ГУВД Михаилом Цукруком и направлено на исполнение тем подчиненным, в чьи задачи входит решение тех или иных проблем населения. Кстати, обратившиеся к телефону доверия граждане, чьи сообщения при проведении надлежащей проверки были подтверждены, получили уведомление о принятых по звонкам мерам за подписью главного милиционера области. Неудивительно, что количество обращений за несколько месяцев возросло в три с половиной раза по сравнению с тем же периодом прошлого года! И результаты не заставили себя ждать.
Новости 24
Интересное в сети
© 2006-2013 Информационное издание Симеч. Все права защищены.
При использовании материалов ссылка на www.simech.ru обязательна.
E-mail:contact@simech.ru
Размещение рекламы: reklama@simech.ru
Часть материалов может содержать информацию,
не предназначенную для пользователей младше 18 лет.

Архив номеров газеты "Щит и меч" | www.simech.ru